Слёт самоубийц

Post Reply
User avatar
Anna
Posts: 704
Joined: Thu Dec 06, 2018 5:04 pm
Has thanked: 819 times
Been thanked: 329 times

Слёт самоубийц

Post by Anna »

  Несмотря на то, что самоубийства в стране уже лет 10 как легализовали, о слётах самоубийц мало кто слышал. Поэтому родители не стали очень волноваться, когда я сказала, что собираюсь идти в очередной турпоход, пусть и с незнакомой компанией. Отец с детства привил мне любовь к природе и мы часто куда-нибудь выбирались с общими знакомыми, а когда я выросла — то завела и своих знакомых. Но мать всё же будто что-то почувствовала. Когда я собирала рюкзак, она протянула мне пачку презервативов и сказала: "Не забудь". Я презрительно посмотрела на неё и всем своим видом говорила: "Как ты можешь так плохо думать обо мне?". Мы так и смотрели друг на друга и папа решил разрядить обстановку: "Катька, брось. Я нашей дочери верю".
  Зря, пап. Ой, зря. Я наблюдала за слётами самоубийц с 16 лет, когда сын папиного друга скинул мне ссылку на группу, организующую крупнейшие слёты такого рода. Смотря видео с их мероприятий, я впервые узнала, что такое настоящее возбуждение. Мастурбировать я начала с 10 лет, случайно. Помню, как мы с папой смотрели по телевизору боевик про Джеймса Бонда, я лежала на животе на спинке дивана, свесив ноги в обе стороны. Я любовалась мускулистым телом главного героя и сама не заметила, как начала тереться промежностью о спинку дивана и почувствовала неизведанное до этого удовольствие. Я уже забыла про фильм и всё тёрлась и тёрлась об эту спинку, пока не кончила. Я долгое время повторяла это действие во время просмотра телевизора, но в первую очередь это явление у меня ассоциировалось с Джеймсом Бондом. Но к 16 годам я уже научилась получать удовольствие и другими путями, и сексуальное возбуждение у меня стало прочно ассоциироваться с повешениями.
  В этом году я твёрдо решила, что должна поехать туда и своими глазами всё увидеть. И в то же время я колебалась, стоит ли мне самой принять так скажем активное участие. Для таких участие было бесплатным. Я всё-таки выбрала платное участие, это значит, что можно смотреть, но умирать не обязательно, хотя конечно никто этому и не препятствует. За прошлый год как раз смогла накопить нужную сумму, хоть она была и немаленькой, даже для девушек. А для парней она и вовсе была в 5 раз выше. Я бы вряд ли смогла столько накопить.
  Я стала смотреть программу слёта. Из видов смерти я рассматривала только повешения. На висельной локации дела обстояли так: два дня выходных, три дня непосредственно повешений определённого вида. Были одиночные, парные и групповые. Меня интересовали групповые. Из них я выделила те, в которых могла поучаствовать сама: смешанные группы всех возрастов, молодёжные группы, женщины любых возрастов и девушки от 18 до 25 лет. Я зарегистрировалась на их сайте, выбрала последнюю группу и отметила там: "возможно участие". Мне высветилась статистика: "точно поучаствую" — 5 девушек, "возможно участие" — 22 девушки. Вот теперь среди них и я. Меньше 30 всего. Маловато конечно на 3 дня, и притом неизвестно, сколько из "возможно участвующих" действительно поучаствуют. Тут бывает по-разному. Бывает например, что в первый день повесят только одну группу из 5 человек, на второй день добровольцев вообще не находится, а на третий день парочка из "возможно участвующих" всё-таки решается и к ним присоединяется ещё парочка из тех, кто изначально вообще не планировал.
  Вот так. Веришь мне, пап? А как ты отреагируешь, когда тебе извещение о смерти придёт? Да ещё и с пометкой "в связи с добровольностью основания в возбуждении уголовного дела отсутствуют"? В это время я думала, что всё-таки не стоит поступать так вероломно. Посмотрю на вешающихся девочек и всё. Самой повеситься никогда не поздно, можно и через год, и через несколько лет. Правда, если через много лет — то придётся вешаться в другой возрастной группе. Но с другой стороны и спешить некуда, мне всего 20, и ещё пять лет я буду в той же группе. Может сейчас зайти на сайт и снять свое "возможно участие"? И всё-таки если ещё подумать, то где гарантия, что сами группы не изменятся на будущих слётах, что эти слёты вообще будут, что самоубийства не запретят как раньше? Хотя вряд ли мне так уж не повезёт.
  Отец видимо заметил мою реакцию на его слова, что он мне верит и тоже принял взволнованный вид. Но мама презервативы всё-таки убрала со словами "ладно, как знаешь". Я так и сидела с задумчивым видом, что даже отец не выдержал: "Ань, что с тобой"? Я отмахнулась: "Ой, да вечно вы меня своим волнением заражаете". Отец похлопал меня: "Ладно, не бойся, не бойся. Всё будет хорошо". Я заставила себя улыбнуться. Он тоже улыбнулся и, решив не мешать мне, пошёл на кухню.
  Я так и осталась в задумчивости. Неужели я правда сделаю это? Нет, нет и нет, посмотрю и всё, надо даже "возможно участие" снять... Я зашла на сайт, выбрала группу. Смотрю: "Точно поучаствую" — 5. "Возможно участие" — 20. Как же 20, я записывала своё возможное участие было 22, и вот две девушки уже передумали. Видимо им тоже при приближении дня, когда они "возможно поучаствуют" становилось страшно. Возможно их даже было больше двух, просто ещё некоторые новые записались. Вот сейчас я снимусь и будет всего 19. Совсем мало.
  А ведь на прошлых слётах бывало и такое, что все в последний момент отказывались. Тогда трое девушек отметили "точно поучаствую", ещё 10 "возможно участие". И ни одна из последних 10 не согласилась вешаться, и ещё двое из категории "точно поучаствую" струсили в последний момент и тоже отказались. По закону никто их заставить не может, организаторы просто занесли этих двоих в чёрный список и прогнали со слёта. Оставшуюся спросили, будет ли она вешаться, но при этом указали, что ей за отказ санкций не будет, так как она записывалась на групповое повешение, а не на одиночное. Она обсудила возможные варианты и в конце концов решила перевестись в группу "женщины всех возрастов". Через неделю повешение этой группы состоялось, двум дамам было за 40, ещё одной 30 с лишним, и вот к ним примкнула 19-летняя девушка из несостоявшейся молодёжной группы.
  Хоть 19 лет — это и хороший возраст, но в качестве количества возможных участниц 19 — не очень красивое число, пусть лучше всё же будет 20 "возможно участвующих" девушек. Но с другой стороны, если я не сниму своё "возможное участие", то ко мне наверняка будут подходить организаторы и уговаривать повеситься. Тут я посмотрела на часы. До отправления электрички оставалось меньше часа. Ехать до вокзала мне недалеко, но всё же лучше лучше долго не тянуть. Я решила, что у меня ещё будет время передумать. Я сняла лифчик и трусики, одела на голое тело красное платье, ещё раз проверила содержимое небольшого рюкзака: каремат, полотенце, косметичка, еда, вода, запасная одежда, мыло, шампунь, гигиенические салфетки. В отдельном карманчике — деньги и документы. Вроде больше ничего не надо, палатку и спальник предоставят организаторы. Я надела туфли и вышла из квартиры, хотела закрыть дверь, но тут поняла, что у меня нет ключей. И тут подумала, что не нужно их брать. И снова пронеслось в голове: "вернусь ли я?". Что за глупости, конечно же я вернусь, позвоню в домофон и кто-нибудь мне откроет...
  Я вышла в знойное летнее утро и продолжала думать. Поймала себя на том, что если бы не родные, я бы даже и не сомневалась. Умереть молодой и красивой казалось мне очень романтичным. Боже, что за ветер у меня в голове... Чем так плоха моя жизнь, что я так спешу с нею расстаться? Если подумать — то очень даже хороша, это я с жиру бешусь. Я старалась успокоить себя: "Не в этот раз, не в этот раз, не в этот раз". "Возможно участие" ни к чему не обязывает. Это я просто так поставила, в первый раз еду, вот и не подумала, что выделить самое интересное и записаться на возможное участие — это разные вещи. Хотя что я вру себе. Я искала именно то, в чём хочу и могу поучаствовать. Я должна признать себе: я этого хочу, но но делать этого не надо, по крайней мере сейчас.
  Отсюда до вокзала ходят две маршрутки, но я всё-таки решила ехать не метро, там хоть не так душно. Когда я зашла в вестибюль, там и правда было немножко прохладнее. И всё же от мыслей о предстоящем я пребывала в некоем возбуждении и мне хотелось двигаться как можно быстрее, я почти сбежала по эскалатору вглубь, почти сразу же подъехал поезд, места в вагоне было полно, я скинула рюкзак и быстро уселась, но всё никак не могла успокоиться. Сердце колотилось как бешеное. Я всё представляла, как приеду на этот слёт и вживую увижу то, о чём столько раз смотрела на видео. Но как только я представила, что меня саму будут вешать, то меня захлестнуло просто невероятное возбуждение. Я не смогла сдержаться от того, чтобы помастурбировать прямо в вагоне. Стоило мне нащупать под платьем клитор, как я моментально кончила. Я сжала ноги, оставив руку между них и почувствовала сквозь удовольствие как намокает моё платье. Плевать. И плевать, что меня видят, ещё, ещё, так сладко и приятно...
  Я забыла обо всём на свете, а когда очнулась, увидела, что двери вагона уже открыты и звучит "осторожно, двери закрываются", и тут же поняла, что мне на этой станции нужно выходить. Я кинулась к дверям, и еле успела, закрывающиеся двери ударили по мне, но я всё же вышла. Какое-то время постояла на перроне, понаблюдала за удаляющимся поездом, потом надела рюкзак и пошла на переход. Пережитый оргазм немного успокоил меня, и оставшуюся пару станций я проехала чисто на автомате и лишь когда поднималась по эскалатору наверх, снова начала думать о фестивале. Вот на видео я могла выбирать лучшие фестивали и лучшие повешения, а тут так не будет. Как пойдёт в этот раз — так и буду смотреть. Хотя в этом году количество записавшихся немаленькое, но всё может быть. В тот раз струсили две девушки из "точно участвующих", а в этот раз струсит три, и оставшиеся две получат законное право не вешаться. И вновь я представила, как ко мне подходит один из организаторов и слёзно умоляет: "Нам нужна ещё хотя бы одна девушка". Смогу ли я удержаться? Я должна себе признать: не знаю.
  Снова улица, снова жара. Я поспешила через привокзальную площадь, чтобы побыстрее скрыться в тени. Многие предпочитают добираться до отдалённых мест на автомобиле, у меня тоже была возможность примкнуть к одной из групп, едущих на машине, одна даже была чисто женская, но я, как настоящая походница, не ищу лёгких путей. От станции до места слёта было целых 30 километров, часть я планировала проехать автостопом, часть — пройти пешком. В этом тоже часть кайфа... Но пешком всё-таки лучше ходить по лесу, а не по городу. В городе жарко и душно. Вокруг была обычная вокзальная суета. Приезжим предлагали квартиры посуточно, экскурсии и тому подобное. Вход на пригородные платформы был на противоположном конце площади.
  Я спустилась быстро спустилась по лестнице к платформам. Очередей у касс не было, я так же быстро купила билет, пошла к турникетам, приложила и прошла непосредственно на платформу. Часть платформы находилась под проезжей частью, я поспешила туда, чтобы скрыться от палящего солнца. Вот тут можно снова остановиться и подумать. В этот раз о своей кончине уже не думалось. Я была уверена, что продолжу жить и радоваться. Хоть конечно и эгоистично радоваться смерти других людей... Но в конце концов, они сами выбрали это. Или просто не смогли удержаться? Значит были слабые, а выживать должны сильнейшие. Закон природы, и никакая цивилизация его не поборет. Трудно конечно судить, правы ли были раньше, когда говорили, что таких нужно лечить, но надо исходить из нынешних реалий, сейчас расстаться с жизнью по своей воле — это абсолютно законно.
  Я посмотрела на телефоне повешения, как реальные, так и постановочные, то и дело оглядываясь по сторонам и убеждаясь, что никто не видит изображения на моём маленьком экранчике. Тем временем подъехала электричка. Я спрятала телефон и зашла внутрь. Нашлось свободное место возле окна и я села и стала смотреть в окошко. Мимо ровно проплывал город. Не рвано, как в автомобиле, а тихо и ровно. С детства любила это. Через 10 минут электричка уже шла по мосту через большую реку. Какое-то время я просто медитировала на всю эту красоту. Проехали мост, снова мимо проносились дома.
  Тут я снова вспомнила, куда собственно еду. Взяла телефон и зашла на сайт слёта. Какое-то время опять засмотрелась картинками, потом залогинилась и снова зашла на страницу с повешенями девушек от 18 до 25. Цифры остались прежними: 5 девушек сказали, что точно повесятся, ещё 20 — что может быть. Что Я смотрела в окно и всё думала. Вот город уже остался позади, за окном потянулась степь. В какой-то момент я снова посмотрела на телефон и наконец-то решилась нажать на кнопку "отменить возможное участие". Телефон завис на определённое время. Посмотрев в угол экрана, я увидела, что сеть пропала. Я закрыла браузер, убрала телефон и продолжила смотреть в окно. Внезапно почувствовала сильную усталось. Перенервничала как всегда...
  Очнулась уже когда объявили мою станцию. Встрепенулась и побежала к выходу. Вот так вечно бегаю, чтобы не пропустить свою остановку... Ну улице я уже успокоилась и села на первую попавшуюся скамейку. Маленький глухой посёлок. Я достала из рюкзака бутылку воды и попила. Чувствую, что солнце припекает голову и достала ещё кепку. В ней я выгляжу совершенно по-дурацки, но я никак не удосужусь купить себе что-нибудь поприличнее и подходящее для походов. Долго сидеть на жаре не стоило, я встала и пошла со станции. Пока я шла мимо домов, кругом лаяли собаки, как это обычно бывает в посёлках. На дорогах не было ни одной машины.
  Когда я уже вышла из посёлка, когда услышала сзади рокот машины. По дороге ехала старая побитая "таврия". Я принялась махать рукой водителю. Машина остановилась возле меня. Я просунулась в окно и попросила: "Не подкинете до трассы?". "Садись" — ответил водитель. Я села на переднее сиденье, сняла дурацкую кепку и положила рюкзак на колени. Водитель поехал дальше. "Как же это ты так ходишь? У тебя всё платье просвечивает!" — начал он разговор. "А тебе что, не нравится?". "Да нет, просто знаешь, тяжело бывает, когда возбуждаешься и нет разрядки". "А вы не женаты?". "Ой, видела бы ты мою жену..." — водитель махнул рукой. "Что поделать, сами выбирали". Водитель хмыкнул, потом сказал: "Меня Серёга звать, а тебя?". "Аня". "Ну и куда едешь, Аня?". "На пикник с друзьями. У них места в машинах не хватило, я сказала, что доберусь сама" — быстро придумала, как соврать я. "Завидую твоим друзьям". "Было бы чему. Сами вот видите, я вот дразню всех, а давать не даю". "Недотрога, значит. А не боишься доиграться?" "Немножко". "А ну как дам сейчас по тормозам и в кусты тебя, а?" "А баллончиком в глаз не боитесь?" "Ладно, шучу". Я молчала. "Обиделась, что ли?" — снова заговорил водитель. "Да нет, просто я не очень болтливая". "А я вот люблю поболтать, особенно с такими вот случайными попутчиками... и особенно с красивыми девушками, как ты".
  Дальше Сергей рассказывал какие-то новости из жизни их села, я уже особо и не слушала, только поддакивала. В какой-то момент просёлочная дорога закончилась и он повернул на трассу в сторону города, из которого я только что уехала. "Ну всё, дальше мне в другую сторону" — говорю я. Машина остановилась. "Спасибо вам большое" — я вынула из рюкзака сотню и протянула водителю. "Да ладно, — говорит Сергей. — Оставь себе. Пока, Аня". "Пока" — ответила я, убрала назад сотню и вышла из машины. Жигули уехали. Я осталась одна, а до места было ещё целых 20 километров. Часов 6 наверное буду добираться, это если ещё не заблужусь нигде. Уж хоть бы телефон не разрядился... Я поняла, что поступила довольно легкомысленно, что не экономила аккумулятор по дороге. Теперь придётся жёстко экономить. Только смотреть карту и то изредка. Я пошла по лесополосе вдоль небольшой дороги по направлению к лесу. Лесополоса не могла толком скрыть меня от солнца и я уже не могла дождаться, когда зайду в лес.
  Через полчаса я уже шла по лесу. Я понимала, что если хочу добраться до места сегодня, то на отдых у меня не так уж много времени. Я остановилась попить воды, сходила в кусты и пошла дальше. Несмотря на то, что в лесу было не так жарко, я уже начала жалеть, что затеяла такой длинный пеший поход. Через два часа ходьбы у меня уже начали отниматься ноги, и я остановилась на первый нормальный привал. Снова попила воду и съела всю еду, что взяла с собой. Минут через 10 двинулась дальше. Через какое-то время начало открываться второе дыхание. Я останавливалась ещё несколько раз, но когда мне оставалось уже всего 5 километров, у меня закончилась вода. К счастью, недалеко уже был посёлок. Я вышла из леса. Солнце уже клонилось к закату, поэтому не пекло так сильно. В посёлке встретила какого-то старика, спросила, где мне достать воду, он рассказал мне, где найти колонку. Я нашла её и наполнила бутылки водой. Почувствовала, что хочу в туалет. На деревенской улице я уже не могла ходить куда угодно, как в лесу, поэтому поспешила поскорее уйти из посёлка. Зашла в ещё один лесок и тут же нашла подходящие кусты.
  Вот уже последний этап дороги, считанные километры остались до цели. Я шла по вечернему полю. Я в последний раз посмотрела на телефоне карту. Заряда оставалось всего 10%. Время было полдевятого вечера. Но теперь уже сложностей никаких не должно быть. Я шла по маленькой полевой дорожке, и через какое-то время вышла на грунтовую автомобильную дорогу. Увидела впереди автостоянку. Сразу подумала: "это оно". Уже когда я подходила к стоянке, услышала, что сзади едет машина. Когда она обогнала меня и заехала на стоянку, я заметила, что это внедорожник Suzuki. Из машины вышло несколько человек. Также я увидела эмблему слёта самоубийств и указатель "регистрация". Указывал он на небольшой столик, за которым сидел парень с ноутбуком. Столик находился прямо на берегу небольшой протоки, через которую был перекинут понтонный мост. Ещё один парень охранял проход на мост. Компания из машины подошла к столику.
  Издалека я увидела, что одному из парней выдали бейджик на верёвке, он повесил его на шею, отошёл от столика и стал ждать остальных. Другим участникам компании тоже начали раздавать бейджики. Когда я подошла к столику, перед ним осталась только парочка девушек. Одна уже получила бейджик и отошла, передо мной осталась всего одна девушка, она положила на стол свой паспорт. Парень начал что-то отмечать у себя в ноутбуке, потом дал девушке подписать какую-то бумагу, она расписалась и парень выдал ей бейджик с зелёным кружком: "Карина. 22 года. Участница группового повешения молодых девушек". Я посмотрела на неё с уважением. Если всё будет хорошо, послезавтра я увижу, как она танцует в петле. И сделает она это в том числе для меня. Тем временем я достала из рюкзака паспорт, подошла к столику положила перед парнем. Парень бегло просмотрел и достал из стола бумагу с договором. Обычный договор участия, который можно прочитать на сайте, разве что с моими паспортными данными. Я подписала и мне выдали бейджик с жёлтым кружком: "Анна. 20 лет. Возможная участница группового повешения молодых девушек". Я смотрела как заворожённая. Вот и всё, теперь я не просто участница фестиваля, но и возможная участница повешения. Возможно, меня повесят. Возможно...
  Я пошла по мосту вслед за другими новоприбывшими участниками. Сразу за мостом был лес, на одном из деревьев висел большой плакат с планом лагеря, на соседнем — большой плазменный экран с информационным табло о ближайших мероприятиях. Компания только что приехавших остановилась на какое-то время возле карты и стала её разглядывать. В лесу к этому времени было уже довольно темно и один из парней достал фонарик и посветил на плакат. Потом сказал: "Эх, жрать хочу. Пойдём в столовку!". "Пойдём" — согласились остальные. И я тоже почувствовала, что очень проголодалась от дальней дороги. Без лишних раздумий пошла за ними. Столовую я заметила ещё издали. Большой освещённый навес и столики под ними. А с краю большие столы с различными блюдами. Шведский стол значит.
  Парни и девушки из пришедшей ранее компании начали ставить различные тарелки на подносы. Я встала сзади них. Потом они начали потихоньку расходиться, а я начала смотреть содержимое кастрюль и выбирать. Когда к столу уже можно было беспрепятственно подойти, я взяла две тарелки, в одну из них насыпала борщ из одной из кастрюль, в другую — картофельного пюре и добавила котлету, взяла ещё тарелку салата, потом набрала ещё стакан компота, поставила всё на поднос и пошла к столикам. Народу к вечеру осталось немного, было много свободных столиков. Но всё же я пошла к той самой компании, за которой я всё это время шла. "Можно к вам?" — спрашиваю. Парни одобрительно закивали. "Садись, садись, Анечка, — сказал парень с бейджиком "Дмитрий. 25 лет", — будем знакомы". Из всей компании только у Карины был зелёный кружок на бейджике, у всех остальных бейджики были просто белые.
  Я начала есть борщ. Дмитрий тем временем не унимался: "Кстати, Аня, ты и правда собралась вешаться?". "Нет, — отвечаю. — Я по дороге передумала, хотела уже зайти на сайт и снять заявку, но у меня телефон разрядился". "А парнеь у тебя есть?". Я взяла в рот очередную ложку и помотала головой. "Ну и правильно тогда, что не будешь вешаться. Слушай, я себе новую девушку ищу. Сейчас вот с Кариной живу, но, как видишь, её скоро не будет. Смотри, у меня перспективный интернет-магазин, своя квартира в центре, три машины, и всё такое. Все вещи Карины сможешь забрать себе. Каждый год будем ездить на слёты. Как тебе?". Я не ответила ему и продолжала есть молча. Дима решил не мешать мне и тоже принялся есть.
  Когда я уже доедала, из-за стола уже встали все, кроме Димы и Карины. "Ладно, мы сейчас закинем вещи и пойдём на дискач, ты как, Димон?". "Идите без меня, я чуть попозже". Компания разошлась, мы остались за столом втроём. Когда я доела, Дима ещё раз спросил: "Ну так что, Аня? Да или нет?". "Не знаю, — ответила я. — Я же тебя в первый раз вижу. Вот узнаю поближе — тогда скажу." "Ну хорошо. Тебе тут помочь чем-то? Мы уже третий год подряд сюда приезжаем, тебя я раньше тут не видел. Первый раз?". "Да, первый раз. Сейчас думаю, где бы разместиться". "У нас с Кариной домик свой. Он вообще на двоих, но тебя уж куда-нибудь пристроим". "А приставать не будешь?" "Да зачем? Я же пока ещё с Кариной... Но ко дню её повешения ты уже должна будешь определиться, со мной ты или мне другую искать".
  И тут я наконец обратила внимание на Карину, снова посмотрела на её зелёный бейджик. Спросила её: "Карин, а почему ты хочешь сделать это? У тебя такой классный парень, у вас вроде как всё хорошо... Насколько я слышала, большинство девушек идут на это когда их бросают". Карина повернулась к Диме и спросила: "Дим, можно я скажу ей? Я думаю, будущая твоя девушка должна знать". "Валяй, говори, что хочешь". Карина снова повернулась ко мне: "Короче, Дима не хочет и не может иметь детей. Он себе вазэктомию сделал. Мы с ним уже 5 лет вместе и я чувствую, что чего-то не хватает... И конечно, он не согласен, чтобы я беременнела другим способом. Я как-то пыталась найти себе другого парня, он был не против, чтобы я сидела на сайтах знакомств. Но очень быстро поняла, что никто мне не сможет дать столько же, сколько и Дима. А я просто подсела на этот комфорт и просто не смогу жить в других условиях. И тут Дима начал ездить на эти слёты, мы вместе смотрели, как вешаются другие девушки и парни. И вот этой весной я сказала: либо мы заводим ребёнка от донора, либо я вешаюсь. Он конечно же выбрал второе. Так что так. Пусть теперь ищет себе новую".
  Карина замолчала, Дима какое-то время просто смотрел на меня, потом сказал: "Да, я чайлдфри. Некоторым девушкам это не нравится. Если для тебя это тоже проблема, то я пойму. В принципе можешь пока просто пожить у меня, а потом ищи кого-то с кем заводить детей". Я помотала головой: "Дима, нет, не в этом дело. То, что ты чайлдфри для меня не проблема. Но если тебе нужно кого-нибудь трахнуть после того, как Карину повесят, лучше поищи какую-нибудь другую. Мне для этого нужно больше времени". Дима вздохнул: "Ну что ж, хорошо. Тем не менее предложение переночевать первый день у нас в силе". "Спасибо, но я уж лучше в палатке. Не подскажешь, где тут их выдают?" Дима улыбнулся: "Всё-таки боишься меня? Ладно, пункт проката в той стороне на соседней поляне", — Дима махнул рукой. "Ну что ж, не буду вас задерживать, пока" — я встала из-за стола и начала надевать рюкзак. "Пока" — хором отозвались Дима и Карина.
  Я пошла туда, куда указал Дима. В темноте не сразу заметила табличку "прокат", но в конце концов нашла. Рядом с табличкой сидел и ковырялся в телефоне какой-то парень. "Здравствуйте, — говорю. — Прокат здесь? Мне нужна палатка и спальник". Парень сразу же достал фонарик и осмотрел меня. В этот момент и я увидела его бейджик: "Евгений, 26 лет, завхоз". Потом приложил свой телефон к моему бейджику. Улыбнулся и сказал: "Привет". Потом крикнул в рядом стоящую палатку: "Эй, Колян, палатку и спальник сюда". Из палатки быстро вылетели два свёртка. "Бери" — сказал мне парень. "Сейчас уже темно, не поможете мне поставить?". "Колян, Михан! — крикнул Евгений. — Тут девочка новая, ничего сама не может, поможете?" Из палатки вылезли двое парней, взяли по дороге два свёртка и направились прямо ко мне. "Ну привет, — сказал один из них с бейджиком "Михаил, 25 лет, служащий". — Аня, значит. И чё, правда вешаться собираешься?". "А если не собираюсь, то не будете мне помогать?" — вопросом ответила я. "Да нет, просто интересно". "Нет, я по дороге уже передумала, хотела отменить, вот только у меня телефон разрядился... Кстати, телефон! — я повернулась к Евгению. — Как у вас тут телефоны заряжать?" "Powerbank у тебя есть?" — спросил Евгений. "Нет" — отвечаю. "MicroUSB у тебя?" "Да". Евгений порылся в рядом стоящем рюкзаке и достал Powerbank с кабелем для зарядки, протянул мне. "Заряжаешь, потом приносишь к нам разряженный, мы его меняем на заряженный". "Спасибо" — благодарю я.
  Я снова повернулась к двум парням. Михаил сказал Николаю: "Давай поселим её на пляже, поближе к виселице". "Что, уже так не терпится меня повесить?" — отзываюсь. "Ну хоть смотреть повешения ты же собираешься? Тебе же самой удобнее будет. И река рядом, проснёшься утром и сразу можно купаться. Ну, не хочешь, как хочешь, конечно". "Почему не хочу? Хочу. Пошли на пляж". Я пошла за парнями. Скоро мы вышли на берег с большим пляжем. Несмотря на то, что солнце уже село, на открытом пространстве видно было довольно неплохо. Я сразу увидела виселицу на песке рядом с лесом. Петли ровно покачивались на ветру, я заворожённо глядела на них. "Нравится?" — спросил Михаил, — "Хочешь попробовать?". "Иди ты" — огрызнулась я. "Я серьёзно, — гнул своё Михаил. — Как-нибудь обязательно попробуй просто затянуть на шее петлю. Незабываемые ощущения гарантирую! А иначе зачем вообще сюда ехать? Посмотреть и дома можно".
  И тут меня отвлёк от виселицы девичий визг и плеск воды. Я посмотрела направо и увидела у реки небольшое деревянное строение, из трубы шёл дым. Один из выходов выходил прямо в реку. Я сразу поняла, что это баня. Некоторые девушки, заходя в воду, дышали и стонали так громко, что слышно было довольно далеко. Я сама не заметила, как пошла по направлению к бане. По дороге также приметила на пляже несколько столов и лежаков. "Что, попариться хочешь?" — спросил Михаил. Я остановилась и снова посмотрела на реку. Одна из девушек голая лежала на воде на спине, её потихоньку относило течением в мою сторону. "Аня! — не унимался Михаил. — Ань, ты тут?". Я повернулась к нему: "Ну что тебе?". "Аллё, ты забыла, зачем мы тут? Палатку будем ставить?". "Ага, да. Не знаю, только куда...". "Обычно вон там ставят, — указал Михаил на десяток палаток на краю пляжа. — Вот к ним тебя и приткнём, окей?". "Да, да, хорошо" — ответила я. "Ладно, развлекайся" — сказал Михаил и, повернувшись к своему молчаливому партнёру, добавил: "Пошли, Колян".
  Я почувствовала себя неловко и пошла за ними. Парни быстро начали вбивать колья и вставлять дуги. Потом я услышала сзади ещё разговоры и повернулась. Девушка начала выходить из воды, из бани вышли ещё несколько девушек и парней. Все были голые, но девушки были с полотенцами в руках. Двое девушек расстелили полотенца на столики и легли на них. Парни начали их массажировать. Ещё несколько пошли в речку купаться, с речки возвращались в баню те, кто уже накупались. Я вдруг почувствовала дикую усталость и тоже захотелось лечь, всё-таки целый день на ногах была... Я отошла в сторону, скинула рюкзак, сняла туфли и легла на один из лежаков. Стоило мне только улечься поудобнее, как слышу голос Михаила: "Аня! Мы всё!". Я приподнялась и встала.
  Михаил подошёл ко мне. "Ну что, мы можем рассчитывать на благодарность?" — спрашивает. "Какую ещё благодарность?". "Дашь себя сфоткать с петлёй на шее?". "Опять ты за своё, ну дай хоть немного освоиться...". "Понятно... Эх, что за девчонки стали, ничего от них не дождёшься". "Если хочешь сфоткать меня, то фоткай так" — с этими словами я сняла платье и кинула на лежак. Под платьем у меня конечно же ничего не было. "Просто голых девок тут и так полно" — меланхолично заявил Михаил, кивая на баню. "Многие парни и этому были бы рады, а вам не угодишь... Петлю вот подавай...". "Ладно, фиг с тобой" — бросил Михаил и повернулся к своему товарищу. — "Пошли, Колян".
  Тем не менее Колян остался. Михаил махнул рукой и пошёл в лес. "Не обращай на него внимания, — говорит до сих пор молчавший Коля. — Он такой". "Да я вижу" — отвечаю. "Ань, а у тебя есть парень?" — решается он. "Несколько ухажёров есть, парня нет". "Сделать тебе массаж?" — он видимо тоже решил поухаживать. "Я лучше сначала в баню" — говорю. "Пошли" — согласился Коля, сразу беря мой рюкзак. "Закинь мои ващи в палатку и пошли" — говорю. Он встал, взял вдобавок к рюкзаку мои туфли и платье и пошёл к палатке. По дороге спросил: "А можно я свои тоже закину?". "Валяй. Но особо на много не расчитывай". "Да я и не собирался" — стыдливо попытался оправдаться Коля. Он закинул вещи в мою палатку и тоже принялся раздеваться и кидать свою одежду. Когда он тоже был голый, мы вместе пошли в баню.
  Мы вошли в помещение. Оно было слабо освещено, играла расслабляющая музыка. За столом сидело несколько несколько человек, две девушки были завёрнуты в полотенце, остальные сидели голышом. На столе стояли свечки и благовония, бутылки, чашки и тарелки с фруктами. Коля показал мне один шкафчик и сказал: "Тут можешь взять полотенце и шапочку". "Вообще-то у меня своё есть, могу сбегать". "Да забей", — говорит он и протягивает мне полотенце и шапку. "Вон там душ, можешь сполоснуться сначала". Я пошла куда он указал и начала смывать с себя накопившийся за день пот. Коля смотрел на меня и улыбался. Потом положил вещи на скамейку и пошёл в соседний душ. Когда я вышла, он тоже быстро вышел, взял полотенце и начал вытирать меня. Я шутливо отбилась, вырвала полотенце, взяла ещё со скамейки шапку и пошла в парилку. Коля прошмыгнул за мной.
  "Так, заходим, занимаем удоболежимые места!" — поприветствовал нас высокий мужик, который видимо был тут банщиком. Он парил вениками какую-то девушку. Парилка была большая, на верхней полке несколько человек могло без проблем разместиться лёжа. Мы с Колей тоже легли, и осталось ещё одно место. Девушка под вениками стонала от удовольствия. В какой-то момент банщик спросил у неё: "Ну что, готова в речку?". "Да, готова" — ответила она и они вдвоём вышли. Коля спросил меня: "Ну что, попарить тебя?". Я согласилась, перелезла на предназначенное для парения место и уже меньше, чем за минуту почувствовала, как тёплый пар обволакивает меня. Ощущения от веников и правда очень приятные и я тоже начала стонать. В какой-то момент Коля сказал мне перевернуться и попарил меня ещё спереди. В какой-то момент мне стало уже слишком жарко и мы пошли в речку.
  Пока мы плавали, Коля спросил из какого я города, и, услышав ответ, обрадовался. "Ну как, тебе понравилось? Тогда приглашаю тебя в баню каждую неделю". "Обязательно приду" — сказала я. "Если не повесишься, конечно". "Да не, не повешусь". "Ну знаешь, некоторые всё-таки передумывали и вешались". Я не стала обращать внимания и побежала обратно в парилку. Там уже вернулся прежний банщик и народу было довольно много, что все лёжа не помещались и устраивались на верхней полке сидя. "Так, сейчас у нас будет соляная пещера" — объявил банщик и налил на камни солёной воды. В лицо ударил горячий пар, и соль сначала на губах, потом проникает всё глубже и глубже... "Дышим, дышим, глубоко" — продолжил банщик, подливая ещё. В какой-то момент люди начали не выдерживать и выходить, и я тоже вышла за ними и быстро в речку.
  Там я снова увидела Колю. "Ах, вот ты где? Ну как насчёт массажа?" — спросил он. "Давай" — согласилась я. Я вышла из реки и зашла в баню за полотенцем, Коля последовал за мной, потом мы вышли и я легла на живот на один из столиков. Коля принёс откуда-то масло, растёр себе руки и начал растирать мне спину, плечи, потом ноги, и ягодицам тоже особое внимание уделил. Было приятно, и я подозреваю, что нам обоим. И не удивилась, когда почувствовала, что кроме его рук ко мне время от времени касается его стоящий член. Сначала меня это немного напрягло, но, услышав со стороны бани голоса, я снова расслабилась. Вряд ли он сейчас будет пытаться войти в меня, а с эрекцией он просто ничего поделать не может... "Сейчас вернусь" — вдруг сказал он и побежал в сторону воды. Спустя пару секунд послушался плеск. Я подняла голову. Через несколько секунд он уже выходил из воды. И когда он уже подошёл близко, я заметила, что теперь его член уже не стоит колом. Значит может всё-таки.
  "Ну что, теперь спереди?" — спросил он. Я немножко засмущалась, но всё же перевернулась на спину. Он начал растирать мне живот, делать круговые движения вокруг обеих грудей, потом пониже, мельком прошёлся по моим лобковым волосам, прошёлся по ногам, потом опять вверх. В какой-то момент я тоже почувствовала, что начинаю возбуждаться. И у Коли тоже член начал снова вставать, я видела его прямо перед собой. Его хватило минут на 5, потом он снова побежал в воду. Или сам засмущался или меня смущать не хотел. Мне вдруг тоже захотелось смыть с себя масло и я побежала за ним. Когда я забежала, он начал плескать водой в мою сторону, я плескалась в ответ, он начал выбегать, я побежала за ним, он вдруг поменял направление движения, и схватил меня. Я начала вырываться, он шептал: "Тихо, тихо, тихо". Потом ослабил руки и я вырвалась. Он улыбался.
  "Не любишь обнимашки?" — спросил. "Люблю, просто так неожиданно, я испугалась". "А теперь не будешь бояться?". Он снова подошёл и нежно обнял меня, прижал к себе своими руками. Я почувствовала, как мои соски напряглись. А потом почувствовала, как его член упёрся мне между ног. Он тоже это почувствовал и чуть отстранился и вместо того, чтобы прижиматься всем телом взял меня за руку. Потом как бы ненароком положил вторую руку мне между ног и начал легонько поглаживать. "Такая мягкая киска, — осмелев, сказал он. — Я вот не понимаю, зачем девчонки бреются. Это же так приятно... И на вид красиво.". "Не знаю, — ответила я. — Может их парням нравится". "Да нет, моя бывшая тоже брилась, хотя я говорил ей, что не надо... Не знаю, может ей просто было это неудобно...". "Я никаких удобств не ощущаю". "Ты мне очень нравишься".
  Коля начал меня целовать. Снова прижал к себе уже не стесняясь своего стоящего члена. "Хочу тебя, Аня, — прошептал он мне на ухо. — Пойдём в палатку". "Прости, не могу пока, — ответила я. — Давай пока просто...". "Ладно, это ты прости, что я так тороплюсь... Просто у меня уже полтора года как нет девушки... И никак не получается с новой познакомиться... Может как раз потому, что слишком давлю. Анечка, ты классная, с тобой так хорошо... Ты же не забудешь меня, когда вернёшься домой?" "Не забуду" — ответила я. Солнце уже зашло и над лесом вставала луна. Мы ещё целовались какое-то время, потом вышли из воды и сели вдвоём на столик. На какое-то время туча заслонила луну и мы практически не видели друг друга, только тактильно ощущали. Он сидел рядом со мной и гладил меня, но в какой-то момент он кажется заскучал и сказал: "Ладно, увидимся завтра", — и ушёл. Мне почему-то захотелось остановить его и попросить вернуться. Блин, неужели я влюбляюсь? Этого ещё не хватало... А ещё с мамой перед отъездом спорила... А она права, чувства действительно могут появиться неожиданно и я могу не сдержаться. Конечно, с презервативами тут проблем не будет, но ведь не в этом же дело. Как я себя потом уважать буду, если окончательно скачусь до уровня похотливой самки?
  Какое-то время я смотрела на почти полную луну и на звёзды, потом опустила голову и увидела, что Коля ещё тут. Он уже оделся, стоял возле моей палатки и смотрел на меня, будто любуясь. Мне вдруг стало совестно, что я совсем ничего для него не сделала. Спать с ним конечно пока не нужно, но хотя бы массаж в ответ... Но не просить же теперь его снова раздеваться. Я медленно подошла к нему и спросила: "Может ты тоже хочешь сфоткать меня с петлёй на шее?". "Завтра, Анечка, завтра. Так, значит полотенце и масло я сейчас верну в баню, а ты отдыхай. Пока", — с этими словами он поцеловал меня в щёку и пошёл к массажному столику. Он быстро зашёл в баню, потом вышел и скрылся в лесу. Я сначала опять принялась смотреть на небо, но внезапно почувствовала, как у меня кружится голова и подкашиваются ноги. Вся усталость нелёгкого дня внезапно навалилась на меня. Я быстро залезла в палатку, и как была, голая, повалилась на расстеленный спальник. Ночь была тёплая, укрываться было практически ни к чему. Я заснула практически сразу.
  Сон был без сновидений, либо я их просто забыла буквально через секунду. Я увидела яркий солнечный свет, пробивающийся через закрытые веки, почувствовала обнажённым телом ветерок, задувающий в незакрытую палатку. А открыв глаза, я ещё увидела парня, явно направившего на меня камеру своего телефона. Увидев, что я проснулась, он быстро убежал. Я потянулась, надела платье и вылезла из палатки. Оглянулась. На пляже сидели парни, жарили шашлыки. В реке плескались несколько голых парней и девушек. Чуть поодаль, за баней, ещё один парень закинул удочку. Я тут поняла, что надела платье совершенно зря, сняла его и тоже побежала в реку. И тут же вспомнила, как вчера тут целовалась с Колей и решала, что сразу же, как наплаваюсь, пойду искать его.
  Проходя мимо своей палатки я подумала, чтобы залезть туда и снова надеть платье, потом махнула рукой и решила показать Коле, насколько я опытная нудистка. Я знала, что тут к этому относились нормально. И я так и пошла голой в лес. И всё же я не очень часто делала такое, поэтому ощущения были довольно волнующие. На поляне я увидела завхоза на прежнем месте, но завхоз был другой, его звали Роман. Стоило мне подбежать, он сразу заговорил: "Добрый день, а где твой бейджик? Можешь ходить голой, это нормально, но без бейджика я не смогу тебе ничего дать". "Да нет, я не за вещами пришла, — возразила я. — У вас тут вчера парень работал, Коля, вы не знаете, где он?" "А, Колян? — понимающе закивал он. — Я его послал мечи и топоры точить, сегодня головы рубить будут, вот и готовимся. Знаешь, где у нас локация обезглавливания?" "А сегодня разве не выходной?" — удивилась я. "Смотря на какой локации, — ответил он. — Головы рубить точно будут. Они на том конце леса, — Роман махнул рукой. — Но сначала лучше сбегай всё-таки за бейджиком, чтобы тебя не приняли за приблудную зеваку".
  Я послушалась и побежала снова на пляж к своей палатке. Я заглянула в палатку, и первое, что заметила, что на телефоне мигает сигнальный огонёк. Я подумала, что опять пришёл какой-то спам, но всё-таки взяла телефон. И тут я заметила, что он подключен к Powerbank-у. Не помню, чтобы я его вчера ставила на зарядку. Выходит, это сделал Коля? Сообщение было в Viber-е: "Привет, это Карина со слёта. Хотела бы встретиться с тобой наедине". Интересно, как она нашла меня? Я вообще очень мало кому даю свой номер, даже подруг многих заставляла ставить Jabber... Хотя, организаторам слёта я номер всё-таки давала. Может, Карина как-то через них вышла на меня... Я написала ответ: "Иду на локацию обезглавливания, можем встретиться там". Я поняла, что мне нужно как-то взять с собой телефон, чтобы оставаться на связи. Придётся значит всё-таки одеваться?
  Я надела на шею бейджик и тут же заметила, что у него есть карманчик как раз размером с телефон. В принципе было непонятно, специально так сделали или случайно так получилось. Но мне было всё равно. Я обрадовалась, что можно оставаться голой и в то же время не придётся носить телефон в руках. Я снова побежала в лес. Сначала я переживала, что Карина теперь знает мой номер. У меня было несколько подруг, которые очень любили потрындеть по телефону, в то время как я это не любила. Их в конечном итоге пришлось послать и занести в чёрный список. Но я тут же отбросила эти переживания. К тому времени, как я отсюда уеду, Карины уже не будет в живых. Хотя на всякий случай неверное стоит попросить её перед повешением стереть все данные с телефона...
  В какой-то момент я немножко подзаблудилась и достала телефон, чтобы сориентироваться по GPS. Заметила, что Карина ответила мне "ок". Я шла по навигатору и через какое-то время заметила впереди поляну. Выйдя на неё, я увидела и Колю. Он действительно стоял за верстаком с точильным камнем и точил какой-то меч. В момент, когда я подбежала к нему, он как раз положил его в одну из коробок с мечами, которая стояла рядом. "Привет" — говорю. "Привет. Ой, ты что вообще не одеваешься?". "Ага. Была как-то в нудистском лагере, мне понравилось, подумала, что здесь тоже так можно. Коль, а ты что планируешь вообще делать сегодня кроме этих мечей и топоров?". "Ну, где-то через полчаса у меня будет перерыв, если хочешь, могу устроить тебе фотосессию на виселице". "Очень хочу!" "Ну хорошо. Мне тут несколько топоров ещё осталось и пойдём".
  Я осмотрела поляну и увидела, как одна девушка, одетая в какой-то дикий костюм, то ли индейский, то ли амазонский, размахивает мечём. Раз — и перерубила на пеньке довольно толстую ветку. Потом пододвинула ветку и снова начала махать мечом, набирая скорость и в конце концов снова рубанула по пеньку. Что ж, довольно зрелищный способ рубить дрова. Но похоже, что сегодня она собирается рубить не только дрова, но и головы, а сейчас просто тренируется. Тут на поляне появилась Карина подошла к нам: "Ой, а чего это ты голая?". "Ну ты вроде четвёртый год сюда ездишь, неужели не встречала ещё убеждённых нудисток?". "Ну, встречала голых девушек, но обычно по какой-то причине, вот и спрашиваю". "Ну а я отвечаю: по убеждениям". "Хорошо. А ты что тут делаешь?" "Да тут Коля мечи-топоры точит, жду его. Мы с ним на фотосессию у виселицы договорились". "Интересно. Я вот ещё не фоткалась просто так у виселицы". "Ага. Я пока, в отличие от тебя, вешаться не готова, так хоть пофоткаюсь". "А мне нравится идея, можно с тобой пойду?" "Да пожалуйста". "Ладно, можем куда-то в тихое место отойти, хочу ещё кое о чём поговорить". "Ладно, пошли, только недалеко".
  Мы вышли с поляны и недалеко нашли в лесу столик со скамейками. Карина села на скамейку и достала из сумочки баночку фанты. "Будешь?" — спрашивает. "Можно". "Кстати, будешь сегодня кол смотреть?" "Какой ещё кол?" "Ты чего, не знаешь? В этом году одна из девушек согласилась сесть на кол. Мало кто на такое соглашается и не каждый год такое бывает. Тут даже нет отдельной локации для этого, скорее всего будут там же, где и головы рубить. Я всего один раз такое видела. А повешения я в этом году всё равно не досмотрю..." "Ну хорошо, наверное приду".
  Карина какое-то время помолчала, а потом начала мне рассказывать: "Так, значит, что я тебе хотела сказать... Ты вчера спрашивала, почему я вешаюсь. Так вот, всё, что я говорила вчера — это полная брехня. Это прикрытие для Димы. На самом деле причина совсем в другом, но я не хотела озвучивать её при Диме. Дима совершенно не удовлетворяет меня в постели. Однажды, через сайт знакомств я нашла любовника. Он полный нищеброд, но секс с ним просто божественный. И вот в какой-то момент он стал требовать, чтобы я ушла от Димы. Но я понимала, что не смогу жить с ним, без дорогих шмоток и гаджетов, без поездок на моря, с ним бы мне пришлось даже самой убирать и готовить, и возможно даже зарабатывать. В какой-то момент он меня бросил и нашёл другую. Я поняла, что это конец. Я до сих пор не могу забыть его, а он любит свою новую девушку и меня абсолютно игнорирует. Жить так я больше не могу, жизнь без любви ничего не стоит, и единственный выход для меня — это повеситься".
  Снова повисла тишина. Потом я сказала: "Хорошо, поняла. Всё у тебя? Не хочу пропустить, когда Коля закончит..." "Ой, да всего пять минут прошло, куда ты так так торопишься?" "Ты как хочешь, а я пойду. Не люблю подолгу болтать" — я встала и пошла обратно на поляну. Карина пришла минут через 10 и тоже разделась до купальника. "А я вот уже и искупаться успела" — похвасталась она. "Не простудишься в мокром ходить?" — подколола я. Карина прыснула. "Блин, мне-то какая разница? Тебе важно, чтобы я на виселице носом не шмыгала?". "Всё равно вешаться голой будешь, просто не понимаю смысла в этих тряпках..." "Ладно я вешаюсь, но тебе-то тоже на всё пофиг?" "Ну, я закалённая, много раз уже так ходила..." "Да я не об этом. А о том, скажем, что тебя шлюхой могут посчитать?" "Ну посчитают это их проблемы. Любимый будет точно знать, что я на самом деле не такая". "Да, интересные у тебя конечно убеждения"
  Упомянув любимого, я не могла не посмотреть на Колю, который в этот момент точил большой топор. Возможно, это и есть мой любимый? Я бы очень хотела наконец-то найти кого-то. Плохо будет, если с Колей не получится нормальных отношений. Коля наконец-то отложил последний топор и вытер со лба пот, повернулся к нам. "Фух, всё! Ты меня ждёшь, Ань? Я сегодня ещё не завтракал, так что сначала зайду в столовку...". "Я тоже не завтракала" — обрадовалась совпадению я. "Пойдём" — поддержала нас Карина. Мы пошли, Коли и Карина хорошо знали дорогу, я шла за ними. Когда мы зашли в столовую, несколько парней, явно нетрезвые, одобрительно загудели, увидев меня голой. Пока я и Коля выбирали себе еду со шведского стола, Карина куда-то пошла, потом вернулась к нам: "Я тут за одним столиком двоих висельниц нашла, пошли к ним, познакомимся". Мы пошли, куда указала Карина. За столом и правда сидели две девушки с зелёными бейджиками, их звали Марина и Ирина.
  "Ух ты! — заметил Коля. — Ирина, Марина, Карина! Как классно имена совпали". "А с нами ещё и Полина, — сказала Марина. — Вот только Настя как-то не совсем вписывается, но ничего". "Всё равно классно" — говорит Коля. Девушки уже заканчивали есть и когда они встали из-за столика Карина сказала им: "А у нас тут сейчас фотосессия на виселице будет, хотите с нами?". "Не, нас на пинпонге ждут, пока" — сказала Ирина. Карина тем временем выпила ещё фанты и больше ничего не ела. Мы быстро закончили завтрак и в скором времени уже шли по направлению к пляжу. Всё-таки хорошее место тут выбрали для виселицы. Красиво тут, и палатка моя рядом. А Карина тем временем пожаловалась: "Эх, а я платье дома оставила, так хотела в нём сфоткаться". "Можешь моё взять, вдруг подойдёт" — говорю я. "Ладно, — говорит Карина, — сначала в купальнике буду, а потом может купальник сниму и надену твоё платье". "А что, голой фоткаться не будешь?" — подкалываю я. "Вот буду по-настоящему вешаться — тогда и снимусь голой".
  "Ну вот мы и пришли, — говорит Коля, доставая из рюкзака фотоаппарат, — здесь наши девушки раздеваются, кладут всё вот в эту корзинку и поднимаются по лестнице. На этом слёте по правилам всех вешают голышом. Когда-то делали исключения, но в основном любители повешений в одежде собираются в других местах. Ну у нас всё-таки пока не настоящее повешение, поэтому Карина может оставаться в купальнике, а Аня у нас и так голая. Только бейджике неверное положите пока в корзину, а то на фотках они будут смотреться не очень. А потом проходите наверх и надевайте петли, как настоящие висельницы". Мы так и сделали. Странное дело, но без бейджика и телефона, спрятанного в нём я ощутила себя гораздо более голой. Я шла по лестнице наверх и смотрела на зад Карины, покрытый довольно скромными белыми плавками. И вот мы уже на самом эшафоте. Он был в длину метров в шесть и в ширину метра 2, вдоль он был разделён на две половины, как можно было догадаться, крайняя половина опускалась. И с верхней балки свисали петли.
  "Всего виселица расчитана на 8 человек, — продолжал рассказывать Коля, — но в ближайшее время планируют вешать 5 девушек, поэтому сейчас привязано 5 петель. Я так понимаю именно для нашей пятёрки девушек: Карина, Ирина, Марина, Полина и Анастасия. Девушки сами надевают себе петли и затягивают, потом сотрудники связывают им сзади руки и активируют спусковой механизм. Повешение короткое, поэтому петли изначально находятся приблизительно на уровне головы. Петли у нас особенные, настоящий хайтек. Смотрите". Коля подошёл к одной из петель, немного растянул её, потом резко дёрнул, пытаясь затянуть. Она застряла и даже не думала затягиваться, как бы сильно он не тянул. Потом он снова отпустил петлю, чуть растянул её и потом уже плавно и легко затянул. "Поняли?" — спросил он. "Как ремни безопасности в машине" — догадалась Карина. "Да, — говорит он. — Специальная система, не даёт петлям сильно затягиваться и позволяет висельницам подольше танцевать. И это не единственная фишка этих петель. Там ещё несколько хитростей, чтобы она не блокировала приток крови и чтобы повешенные не сразу теряли сознание. Вот такое ноу-хау. Ну что, можете начинать. Вот вас собираются повесить, что вы чувствуете? Так, сначала несколько кадров просто рядом с петлями..."
  Коля начал щёлкать фотоаппаратом. Я стояла рядом с петлёй и всматривалась в неё, пытаясь понять, как она устроена. С виду петля как петля. Если бы Коля только что не продемонстрировал их особенности, трудно было бы поверить, что в них спрятано что-то высокотехнологичное... "Так, теперь просовуйте туда голову, только наполовину, так" — командовал Коля. Он сбежал вниз на землю и сделал ещё несколько снимков оттуда. "Просовуйте волосы... Затягивайте на шею...". Когда петля коснулась моей шеи, по всему телу пробежал холодок и между ног начала разливаться приятная истома. Я на смогла удержаться и потрогала рукой свою киску. Она заметно намокла. Боже мой, почему это меня так возбуждает? В этот момент я почувствовала прикосновение к руке. "Так, теперь руки за спину" — услышала я совсем рядом голос Коли. Когда он успел подкрасться? Я расслабила руки и позволила Коле завести мои руки за спину. Моё возбуждение достигла предела и от петли на шее, и от такой, практически интимной близости человека, к которому испытывала огромная влечение.
  Он связал мне руки за спиной, потом вдруг обнял меня сзади за талию. Связанными руками я почувствовала, что член под его шортами встаёт. Я непроизвольно схватила его за яйца, и ему это, кажется, понравилось. Он застонал, ослабил хватку, переместил свои руки повыше и начал теребить кончики моих сосков. Они уже выпирали вовсю и были очень чувствительны. Теперь настала моя очередь стонать. Его прикосновения были приятны до безумия. Я закрыла глаза и чувствовала на себе его руки. Они уже ходили по всему телу и в какой-то момент залезли мне между ног и начала гладить мою киску. "Ты вся мокрая, тебе нравится?". "Очень" — говорю. "Чего ты сейчас больше всего хочешь?". Я закусила губу и смогла только прошептать "Ещё...". "Мммм" — одобрительно простонал он и быстро задвигал пальцами в моей киске. "А хочешь я сейчас вас двоих повешу?". Я от таких слов сразу вся сжалась, почувствовала, как киска сжимает его пальцы и почувствовала, как волны удовольствия начали расходиться по всему телу. Я кончала и кончала в его объятиях и казалось, что это продолжается бесконечно.
  Не знаю сколько прошло времени, я всё пребывала в расслабленной мягкой истоме, и если бы Коля не поддерживал меня, то наверное так бы и повисла в петле. В какой-то момент он сказал: "А ведь правда повешу!". "Что?" — встрепенулась я и повернула назад голову. Он в этот момент выпустил меня и подошёл к рычагу. "Вот так, дёрну и всё" — Коля весь заулыбался. Карина стояла неподвижно с петлёй на шее и связанными сзади руками и её будто бы ничего не интересовало. Ей-то наверняка всё равно было, сегодня вешаться или завтра, но я со страхом смотрела на Колю. Он смотрел на меня: "Ань, ты кончила?". "Ну... да" — я вся покраснела. "А я нет. Собираешься что-нибудь делать с этим?". "Минет тебе сделать?" — спросила я, очень надеясь, что Коля не станет требовать полноценного секса.
  Но Коля был непоколебим. "Карина! — чётко обратился он. — Ты же у нас всё равно вешаешься, тебе же не страшно, если я сейчас дёрну этот рычаг?". "Да, мне всё равно, — согласилась Карина. — Только за тебя переживаю, это же убийство всё-таки. Явного согласия Ани на повешение нет". "За меня не беспокойтесь, девочки. Аня! У тебя есть выбор: или я сейчас дёргаю этот рычаг, или я сейчас вас двоих развязываю, мы с тобой идём в твою палатку и занимаемся страстной любовью". У меня потемнело в глазах, я вся похолодела. Возбуждение уже ушло и во мне постепенно начали расти обида, злоба и решимость. Он хороший парень, но сейчас я ему просто так свою девственность не отдам. Может когда-нибудь, но не сейчас. И страх куда-то ушёл, пришла уверенность, что Коля блефует. "Дёргай, — говорю. — Но пока я больше минета тебе ничего предложить не могу". "Ну что ж, это твой выбор, — Коля играл хорошо. — Но сначала ещё несколько кадров".
  Он обфоткал нас со всех ракурсов, как с эшафота, так и снизу. Потом снова поднялся к нам. "А знаете что? — говорит он. — Не буду я за рычаг дёргать, я вас по другому повешу. У наших петель ещё и лебёдка, подниму вас высоко и всё. Готовы?". Я лишь зло посмотрела на него. В его руках был пульт, поэтому кажется, он не шутил. Он что-то нажал на пульте и я почувствовала, как верёвка начала натягиваться. "Нееее!.." — закричала я, но голос оборвался, когда петля затянула шею. Боль, шок, я сразу же задрыгала ногами и задёргала руками, пытаясь разорвать верёвки. Я посмотрела вниз и видела, как удаляется помост, пока я поднималась всё выше и выше... Смотрела на висящую рядом Карину и удивилась, что она висит довольно спокойно. Где-то внизу бегал Коля с фотоаппаратом и снимал нас.
  Я не обманула его ожиданий, танцевала, дёргалась, извивалась, морщила лицо, пыталась открыть рот и глотнуть воздух, подавилась слюной и закашлялась. Значит Коля не врал! Он действительно задумал повесить меня за то, что не дала ему! Боже мой, как же не хочется умирать. Я уже слабо соображала, что делала, глаза застилали слёзы, в ушах стоял гул, сдавленная шея болела, жутко хотелось дышать... Голова будто распухла, грудь напряжена и выпятилась вперёд, живот напротив втянут в себя. Нет, нет, не хочу, за что меня так, не надо, пожалуйста, я хорошая, почему... Да какая же хорошая, извращенка я, вот и доигралась, повешена теперь как последняя блядь...
  Я вдруг заметила, что уже нахожусь гораздо ниже, чем была раньше и продолжаю опускаться. Коля в это время фоткал виселицу и двух повешенных девушек издалека. В какой-то момент он спрятал фотоаппарат в чехол и побежал назад к нам. Я уже начала успокаиваться, старалась не паниковать и просто вытянуть вниз ноги, чтобы они как можно раньше коснулись деревянного настила. И вот, я снова чувствую ногами поверхность, чувствую как Коля засовывает пальцы под петлю на моей шее, как растягивает её и срывает. Потом он придерживает меня одной рукой, потом и кладёт на пол. Какое-то время я лежу, голова кружится, потом слышу кашель Карины. "Не передумала вешаться?" — спрашивает Коля. "Ой нет" — прохрипела Карина. "Ну и чудно. Теперь хоть знаешь, как это". "Ой, да я уже давно знаю, не первый год сюда езжу".
  "Ань, ты жива?" — спросил Коля и я вижу как он с Кариной склонились надо мной. Я в ответ простонала и хотела сказать в ответ что-то типа "пошёл ты", но вместо этого закашлялась. И в это время я услышала откуда-то снизу крик: "Колян! Развлекаешься тут? Твой перерыв уже давно закончился, бегом кол ставить!". "Ой, простите девочки" — залепетал Коля, быстро взял меня за руку, и поднял с пола. "Стоять можешь, Ань? — продолжал Коля. — Карин, поможешь ей?". С этими словами он толкнул меня в сторону Карины и ей ничего не оставалось, как придержать меня. Я хватала ртом воздух и тёрла шею. Коли уже рядом не было. В какой-то момент я более-менее пришла в себя. "А петля и правда хайтек, — заметила Карина. — у тебя на шее никаких следов. Я вот на обычной вешалась, следы оставались". Я пригляделась к шее Карины и заметила лёгкую темную полоску. "А у тебя есть след", — сказала я. "Да? — удивилась Карина. — Ну значит у тебя шея крепче или кровообращение лучше."
  И тут очередной голос снизу: "Карина! Я тебя уже по всему лагерю ищу, ты чего не отвечаешь?". Это был её парень Дима. "Ещё немного и ты нашёл бы меня повешенной!" — отозвалась Карина. "Как? Кто? Аня?" — Дима уже поднялся к нам и удивлённо уставился на меня. "Нет, её тоже чуть не повесили" — заступилась за меня Карина. Дима удивлённо смотрел на меня. "Кто вас вешал и где твоя одежда?" — наконец спросил он, пристально глядя на меня. А я будто язык проглотила, ничего не могла сказать. "Она весь день голая ходит, — ответила за мена Карина. — Говорит, что убеждённая нудистка". "Интересно, — говорит Дима. — Может ты тоже разденешься?" "Блин, Дим, не начинай". "Аня, ты точно не хочешь быть моей девушкой? Это из-за детей или из-за чего?". "Нет, из-за секса, она настоящая недотрога" — Карина снова ответила за меня. Но когда она закончила, я наконец-то набрала достаточно воздуха и добавила: "Да, я девственница". "Ах вот оно что... — понимающе закивал Дима. — Это меняет дело. В таком случае, я готов терпеть сколько ты захочешь. А Карину давай сейчас повесим! Давай?". Дима подмигнул мне.
  Карина удивлённо посмотрела на него: "Ну, я конечно готова, но чего так срочно?". "Давай или раздевайся, или надевай петлю", — Дима начал подходить к Карине. "Блин, все вы мужики такие, — выругалась Карина, снимая лифчик и кидая его на доски эшафота. — То этот Коля Аню терроризировал, то теперь ты меня...". Карина стянула трусики и отшвырнула их в сторону. "Вот, буду теперь как Аня с тобой голая ходить. Доволен теперь?". "Доволен", — одобрительно кивнул Дима, и тут же добавил: "А на порку со мной ты пойдёшь или Аня?". "А если никто?" — спросила Карина. "Тогда будешь висеть" — ответил Дима. "Блин, ещё один великий палач отыскался" — сплюнула Карина
  А я тем временем заинтересовалась и переспросила: "Что ещё за порка?". "Она ж новенькая, ты б ей хоть объяснил сначала, — с укором сказала Карина Диме и повернулась ко мне. — Смотри, есть тут такая поляна, окружена забором, вход ограничен, парней пускают только с девушками. Хотя у Димы премиум-пропуск, он может и так пройти, но ему видимо принципиально хочется девушку в это втянуть. Там все девушки по кругу тянут жребий, фишки такие, если попадётся красная — тебя прикуют к турнику в середине поляны и будут хлестать хлыстом. Это очень больно. Меня вот в позапрошлом году так отхлестали... Тогда сразу две девушки вытянули злосчастную фишку и я была одной из них... До сих пор кое-где следы остались. Впрочем, Дима так часто водил меня на эти порки, что я благодарна судьбе, что со мной это было всего один раз".
  Я вспомнила как на одном из старых видео, одна из висельниц была вся исхлёстана. Я думала, это какое-то дополнительное наказание, а оказывается это так, по жребию... Мне вдруг захотелось посмотреть, как это происходит. "А сколько девушек приходит?" — спросила я, пытаясь оценить свои шансы быть выпоротой. "Несколько десятков" — ответил Дима. "Хорошо, я иду" — я посчитала риск приемлемым. "Я тоже иду" — не отставала Карина. "Чудесно, — улыбнулся Дима. — Только бейджики свои не забудьте, а то не пустят ещё". Мы спустились с виселицы, достали из корзины бейджики, надели и пошли к лесу. Дима был явно доволен, что его сопровождают две голые девушки. Когда мы вошли в лес, он посмотрел на часы и сказал: "Семь минут до начала. Еле успели".
  Мы шли по тропинке и в какой-то момент я заметила впереди металлический гофрированный забор, местами покосившийся. Похоже им была огорожена одна из полян. Вскоре обнаружился и проём в заборе, Рядом с ним стоял крепкий парень, он пропустил нас без проблем. В центре поляны стоял большой турник, по краям полукругом стояли стулья. Больше половины было занято. Я заметила, что на стульях сидели только девушки, а парни стояли сзади них. "Ну что, присаживайтесь" — говорит Дима. Мы нашли пару соседних свободных стульев и сели. Дима встал позади меня. Все ждали начала.
  Я уже собиралась достать из бейджика телефон, но со мной заговорила Карина: "Ты наверное не представляешь, что такое настоящая порка. Я пару дней вообще спать не могла, потому что всё тело в ранах, некуда лечь. Придумали с Димой подвесить меня ремнями к турнику, но всё равно руки затекали. Так и моталась первые две ночи — часть в висячем положении, потом выбиралась, принимала холодный душ, потом Дима мазал меня всю Бепантеном, потом ложилась на кровать и терпела боль, к утру всё тело ноет, опять душ, опять зову Диму, чтоб намазал... Ой... Третью ночь уже могла всю ночь провести в кровати, но всё равно больно". "А мне понравилось ухаживать за раненой девушкой, — отозвался Дима. — Ань, ты не беспокойся, тебя я в случае чего тоже не брошу, будем вместе с Кариной тебя мазать, и я тут нашёл кое-что получше Бепантена, с обезболивающим эффектом, блин, забыл как называется, дома посмотрю..." Но всё же рассказ Карины меня немного напугал. Если бы я услышала всё это раньше, я бы подумала, стоит ли идти сюда. Может ещё не поздно уйти?
  Тут в проёме появился ещё один парень и пошёл в нашу сторону, после чего встал сзади Карины. Кажется, теперь если я уйду, то кому-то из парней тоже придётся уйти. Зашла ещё одна компания из трёх парней и трёх девушек. Когда они расселись по местам, парень-охранник на входе передвинул одну из секций забора и перегородил проём. Потом подошёл к турнику и выкрикнул в сторону собравшихся: "Так, добровольцы у нас есть?". Ответом была тишина. Тогда он кивнул другому парню и сказал: "Давай". Тот парень взял чёрную коробочку и подошёл к девушке, сидящей на крайнем стуле. Она засунула руку в коробку, достала из неё белую фишку, показала парню с коробкой и бросила фишку обратно. Настала очередь следующей девушки. Я поняла, что это и есть жеребьёвка. Отверстие для руки было не очень большое и расположено оно было так, что увидеть содержимое коробки не представлялось возможным. Девушки по очереди доставали фишки из коробки и все они были белые. Было понятно, что девушке, которая вытащит фишку другого цвета, придётся несладко.
  Вот парень с коробкой подошёл ко мне. Я сунула руку в отверстие, нащупала на дне кругляшки, взяла один из них и вытащила на свет. Вздохнула с облегчением. Белая. Очередь Карины. Тоже белая. Круг продолжается. Девушки по очереди вытаскивают белые фишки. Вот уже парень дошёл до конца и все фишки были белые. Парень как ни в чём ни бывало вернулся к первой девушке. Вот тут я снова напряглась. В какой-то момент мне начало казаться, что в коробке одни только белые фишки, но умом я понимала, что это не так. Вот уже парень снова приближается к нам. Я уже слышу, как одна из девушек тщательно перемешивает фишки в коробке, прежде чем вытащить.
  Вот уже дошла очередь девушки, сидящей рядом со мной. Я вздрогнула и девушка тоже ойкнула. Фишка была красная. Девушка закрыла лицо рукой. Парень вытянул красную фишку из её рук, бросил обратно в коробку и подошёл ко мне. Я засунула руку внутрь, помня, что красная фишка лежит прямо под отверстием. Я взяла одну из фишек в самом углу коробки и вытащила. Слава Богу, белая. Парень подошёл к Карине. Карина тоже вытащила белую. В этот момент к девушке, которая ещё не могла оправиться от шока подошёл ещё один парень и повёл к турнику. Они так и стояли, пока парень с коробкой не закончил круг. Потом оба парня подошли к ней. Она выглядела совсем слабо и беззащитно рядом с ними. Она была одета в джинсы и красную футболку. "Раздевайся" — сказал один из парней.
  Было интересно наблюдать, как неохотно раздеваются девушки, которым чужд нудизм. Вот она сняла походные туфли, потом стянула джинсы, носки, потом футболку, осталась в белых трусиках и лифчике и застыла в нерешительности, потом всё-таки сняла лифчик и стянула трусики. Она стояла, прикрываясь руками, но парни быстро схватили её руки, надели перед запястьем ремни с верёвками, верёвки перекинули через турник и потянули. Её руки поднялись вверх и остались надёжно зафиксированными в таком положении. Потом внизу к ногам тоже привязали ремни и привязали их к столбам турника, заставив её раздвинуть ноги. Я заворожённо смотрела на неё и начала возбуждаться. Смотрела на её груди и начала немного поглаживать свои. Киска у неё была не такая волосатая, как моя, но небольшой кустик там всё же был.
  И тут один из парней достал хлыст и начал бить по земле с характерным звуком. Бедная девушка вздрагивала и сжималась от одних только звуков. Парень с хлыстом был у неё за спиной, она обернулась, а он в это время уже начал обходить её и зашёл уже спереди. Она снова посмотрела вперёд. Взмах хлыстом — девушка зажмурилась и сжалась. Хлыст снова ударил землю, поднялась пыль. Девушка решилась открыть один глаз, парень всё ходил вокруг неё и будто бы наслаждался её страхом. Взмахнул хлыстом, девушка снова закрыла глаза. Он даже не ударил. Вместо этого снова зашёл ей за спину. Девушка открыла глаза и заметалась, ища взглядом парня с хлыстом. И вот в этот момент он ударил её по спине. Она вскрикнула, задёргалась, обернулась, парень в это время снова зашёл спереди девушки и хищно улыбнулся.
  В этот раз он не стал долго томить и с размаху ударил её по груди. Она снова ойкнула и часто задышала. Парень дал ей отдышаться, потом хлестнул по ногам. Я видела, как у неё на груди потихоньку появляется красная полоска. Парень снова зашёл ей сзади и хлестанул по ягодицам. Последние два удара девушка перенесла уже легче, ограничившись стиснутыми зубами. Один из парней сошёл со своего места и пошёл вдоль забора, чтобы увидеть девушку сзади. Одна из сидящих девушек тоже встала и пошла за ним. Видя такую движуху, парень продолжил работать с задней стороной девушки, нанося удары с интервалом 10 секунд по разным местам.
  Всё больше и больше людей начали подтягиваться, чтобы видеть, что происходит сзади, в какой-то момент и я не выдержала и пошла вдоль ряда стульев, пока не увидела следы от хлыста на спине девушки. Ещё один удар и ягодицы девушки заколыхались. Парень хлестал ещё и ещё, но не быстро, растягивал, чтобы все могли насладиться, и чтобы девушка успевала отдышаться и постепенно привыкала к боли. Минут через 5 он снова переключился на переднюю сторону и толпа любопытных переместилась туда, и я вместе с ними. Из глаз девушки текли слёзы, тушь размазалась. Первым же ударом парень попал ей прямо по соскам, они издала протяжное "О-о-о-ох!", закрыла глаза и начала переступать с ноги на ногу. Ещё несколько ударов по груди, по животу и по ногам. Вот уже обе её стороны все исхлёстаны. И это ведь только начало, и мне её уже жалко...
  Вот уже несколько раз парень переходил с передней стороны на заднюю, девушка уже давно плакала навзрыд и кричала после каждого удара "ой, не могу". Теперь уже не только она, но и я сжималась после каждого удара, меня начало мутить при взгляде на её иссечённое тело, несмотря на то, что я когда-то смотрела видео подобной тематики. Всё-таки когда это происходит рядом, ощущения гораздо сильнее, если это будет продолжаться долго, то чувствую, в какой-то момент меня вырвет. Я перестала смотреть на девушку, села на один из стульев и закрыла глаза. Но звуки всё равно доходили до меня. "Шлёп!" "А-а-а-а! Пустите! — истерически кричала несчастная. — Не могу больше, нет, нет!" "Шлёп" — ещё раз прозвучал хлыст. Я практически ощущала, как она бьётся в своих путах, пытаясь высвободиться, как задыхается, потому что не может набрать воздуха для очередного крика, как у неё внутри всё сводит. Нет, это слишком жестоко для меня. Интересно, а что я буду чувствовать при настоящем повешении?
  "Может правда хватит? — донёсся до меня голос какой-то девушки. — Смотрите, она уже и правда не может". "Любая девушка может встать не её место, — ответил ей мужской голос. — Если хочешь, то давай закончим с ней и продолжим с тобой". Пауза. Я подняла голову. Голая исхлёстанная девушка с надеждой смотрела на одну из девушек из толпы. Парень поднял хлыст. "Хорошо, я согласна" — сказала девушка из толпы и принялась раздеваться. Парень начал отстёгивать несчастную, сначала ноги, потом руки, она еле держалась на ногах. Один парень из толпы подбежал к ней, парень с хлыстом передал девушку ему. В какой-то момент она принялась колотить того парня, видимо за то, что он привёл её сюда. Парень с хлыстом дал парню несчастный девушки пакет с её одеждой, после чего они вдвоём пошли к выходу. Парень, охранявший у выхода, отодвинул забор, открывая им проход. Они вышли, парень с хлыстом поманил пальцем девушку, которая согласилась занять место предыдущей. Она уже разделась догола.
  Вот парень с хлыстом приковывает её на место предыдущей девушки. Она ведёт себя намного уверенней первой, спокойно реагирует за звуки хлыста, не крутит головой, просто спокойно ждёт. Вот хлыст ударяет ей по ягодицам. Девушка не издала ни звука. Несмотря на то, что парень стоял сзади девушки, я всё равно перешла вперёд, чтобы лучше видеть лицо девушки. Ещё удар спине. Она кривит лицо от боли, но не издаёт ни звука. По ногам. Девушка спокойна. Удар по спине, громче обычного. Девушка еле слышно шипит. Ещё по ягодицам, ещё по спине. Ни звука кроме шлепков хлыста. Теперь парень переходит на переднюю сторону. По груди. Девушка корчится, еле слышно стонет, наклоняет голову к правому плечу. Удар по животу. Вздрагивает всем телом, но не издаёт ни звука.
  Так продолжалось ещё долго. Её хлестали без малейшей жалости и без малейшей скидки на то, что она заняла место другой девушки. Я смотрела и думала: "Когда же всё это закончится?". Когда из ран девушки начала сочиться кровь, я подумала, что если бы все удары, которые получила вторая девушка, достались бы первой девушке, она бы наверное уже умерла. Интересно, были ли тут такие случаи? Вряд ли, потому что в таких случаях слёты могли бы запретить, а организаторов и непосредственных исполнителей посадить. Скорее всего, первую девушку бы скоро уже отпустили, ну максимум десять ударов ей бы ещё дали. Но вторая девушка получила отнюдь не десять ударов, ей задали ещё одну полноценную порку, число ударов уже перевалило за пятдесят и вполне может дойти и до сотни. Хотя если подумать, то что бы случилось после того, как отпустили первую девушку? Наверняка бы жеребьёвку повторили и выбрали бы ещё одну девушку. Могли бы выбрать именно ту девушку, которую сейчас хлещут, а могли бы выбрать и меня... Так что огромное спасибо ей, она не только первую девушку спасла, но и всех остальных.
  В этот момент я увидела, что один парень с девушкой пошли к выходу и охранник без вопросов отодвинул им забор. И тут я подумала: "Вот той девушке, что сейчас вышла, уже ничто не угрожает, а меня до сих пор могут высечь после следующей жеребьёвки. Вдруг после того, как эту девушку отпустят и начнётся следующая жеребьёвка, никого отпускать уже не будут? Я подошла к Карине и спросила её, можно ли уходить перед жеребьёвкой, она рассеяла мои сомнения и сказала, что уходить можно в любое время, пока не вытащишь красную фишку.
  Я успокоилась и продолжила смотреть порку. Девушка уже выглядела далеко не так смело и уверенно, как в начале, в глазах тоже были слёзы, вот только туши у этой девушки уже не было. На лице застыла гримаса боли, и она тоже время от времени всхлипывала и долго стонала после каждого удара. Но всё же она выглядела не так плохо, как первая и поэтому вряд ли могла рассчитывать на жалость других девушек. Один из следов от хлыста заходил прямо на её киску, над которой росла узкая полоска волос. Про груди и говорить не приходилось, они были иссечены абсолютно безжалостно. Я посмотрела на грудь Карины и вдруг заметила на ней тёмные следы, которые раньше не замечала. Она ведь тоже через это проходила...
  В какой-то момент меня снова стало мутить при взгляде на исхлёстанную девушку и я решила, что больше не хочу это смотреть, поэтому пошла к выходу. Охранник не стал открывать мне выход, а вместо этого спросил: "Где твой парень?". Я указала на Диму. "Пойдём" — сказал он и мы подошли к Диме. "Тут ваша девушка выйти хочет" — сказал охранник. "Вот моя девушка, — Дима указал на Карину. — Я приходил с двумя голыми девушками, вы должны были запомнить". "Так, ладно" — охранник подал знак парню с хлыстом остановиться и объявил: "Все по местам, девушки на стулья, парни сзади". Девушки начали рассаживаться на стулья, а парни вставать сзади них, я в это время осталась рядом с охранником.
  Один из парней подошёл к исхлёстанной девушке, стянул с себя футболку и начал прикладывать к ранам. Потом повернулся к собравшимся и спросил: "Может всё-таки хватит с неё?". Охранник тоже повернулся к зрителям и объявил: "Ну хорошо, кто готов отпустить эту девушку, поднимите руки. Девушки практически единогласно проголосовали за то, чтобы её отпустить, лишь одна была настолько жестока, чтобы не поднять руку в такой момент. Мне очень захотелось, чтобы именно она в следующий раз оказалась под хлыстом. Среди парней примерно половину подняли руки, Дима не поднял. Парень с хлыстом начал отстёгивать исхлёстанную девушку, парень без футболки её поддержал, она развернулась и положила голову ему на плечо, не переставая плакать. В какой-то она оторвалась от своего парня и пошла, прихрамывая, в мою сторону. Парень её поддерживал. Девушка прищурившись посмотрела на мой бейджик и сказала: "Спасибо вам, Анна. Большое спасибо".
  Исхлёстанная девушка и её парень пошли к выходу, охранник пошёл им открывать. Другой парень в это время взмахнул хлыстом и спросил: "Ну что, кто готов до следующей жеребьёвки?". В этот момент многие девушки начали вставать со стульев и идти к выходу. Среди них была и та девушка, которая не проголосовала за то, чтобы отпустить несчастную девушку. Нда, если и исполнится моё желание, чтобы её исхлестали, то не сейчас. Карина тоже встала, но Дима догнал её и схватил за руку. Я пошла к выходу вместе с другими и уже не обращала внимания на Диму и Карину. Это их отношения, пускай разбираются между собой сами. Охранник вышел вместе с нами и я заметила, что возле входа стоят несколько парней и девушек и один из парней спрашивает: "Как, будет ещё порка?". "Будет, заходите" — ответил охранник.
  Я побежала по лесу куда глаза глядят. Потом немного успокоилась и подумала, что надо бы мне собраться. Как же я собралась смотреть реальные повешения, если даже гораздо менее жестокие вещи вызывают у меня такую бурную реакцию. Хотя ещё неизвестно, что более жестоко. Всё-таки повешенные отмучались и всё, а исхлёстанным потом с этим жить. Хотя Карина вон неплохо восстановилась после порки, значит скорее всего и этим девушкам ничего совсем уж страшного не будет. Пройдёт время — и восстановятся...
  Тут я обнаружила, что совершенно случайно вышла на пляж. Видимо я оказалась на той же самой тропинке, по которой мы пришли. Тут я уже совсем остановилась и стала думать, куда мне идти и что делать. Коля наверняка сейчас занят и я его только отвлекать буду... Ладно, я свободная девушка и если так подумать, то мне не нужен никто. Жаль только некого спросить, что ещё тут интересного есть. Но было уже видно, самоубийства тут — лишь верхушка айсберга, в то время как на видео с этих мероприятий показывали только их и очень многое оставалось за кадром. Но я решила всё-таки отложить разведку на потом и пойти ещё попариться в бане и покупаться в речке.
  Я взяла в палатке своё полотенце и пошла в баню. Встретила того же самого банщика. Не вылезает он отсюда, что ли? В парилке на верхней полке лежали только двое парней, я к ним присоединилась. Банщик зашёл вслед за мной и сел неподалёку. Пусть смотрит, мне не жалко. Через какое-то время он встал, стал макать веники в чан с водой и брызгать на стены. Когда холодные капли в первый раз попали на меня, я вздрогнула. Потом уже привыкла и реагировала спокойно. Банщик закончил и вышел, а я почувствовала, что от стен начал идти пар и становилось всё жарче. Парни лежали как ни в чём не бывало, видимо уже распарились и привыкли, но я в какое-то время не выдержала и побежала в речку.
  Когда я поплавала и вернулась, банщик уже снова был в парилке и только увидев меня, предложил попарить. Я согласилась. Сначала он просто гонял пар и легонечко бил по спине, я расслаблялась. Потом его движения стали хлёсткими, я почувствовала как колышутся мои ягодицы при ударах, и невольно начала вспоминать тех девушек под хлыстом. Удары веников были приятными и во мне вдруг разгорелось любопытство, какими бы были удары хлыста. Интересно тут есть места, где бьют не так сильно, а скажем, 10 ударов и всё? Или может в том же месте можно вызваться добровольно и попросить определённое количество ударов? Надо бы разузнать...
  Потом банщик начал прижимать веники на насколько секунд к моему телу и прогревать меня всю до глубин. Я застонала. Потом он попросил перевернуться и сказал: "Если будет больно соски, то прикрывай". Когда он бил по ним, было и правда немного больно, но я ничего не прикрывала. Тем девушкам никто ничего не прикрывал, и били их отнюдь не вениками. Приятные ощущения всё равно были намного сильнее и покрывали любую боль, я стонала от удовольствия. Потом мы пошли в речку, я лежала на воде, а он придерживал меня, чтобы я не уплывала вслед за течением. Затем я встала, поблагодарила банщика, и решила немного позагорать.
  Я вернулась в баню за полотенцем, и тут услышала как звонит мой телефон. Подбежала, посмотрела. Звонок был уже пропущен, номер неизвестен. Решила не перезванивать, мало ли какие спаммеры звонят... Но бейджик надела обратно себе на шею и вышла из бани на пляж. Возле воды стояло несколько лежаков, но занят был всего один, на нём лежала девушка в голубом купальнике. Я расстелила полотенце и улеглась на соседнем с ней лежаке, бейджик с телефоном положила сбоку. Когда почувствовала, что солнце напекло мне и переднюю часть, и спину, побежала купаться. Поплавав минут пять, я увидела, что вторая девушка тоже пошла купаться, но не стала долго плавать, окунулась и всё. Потом села на лежак и стала наблюдать за мной. Интересно, она уже успела увидеть, что я голая, или это будет для неё неожиданностью, когда я выйду?
  Девушка никак не отреагировала, когда я вышла, но всё же меня смутило, как пристально она на меня смотрела. "Привет, — поздоровалась она. — Ты Аня, да? Тоже жёлтенькая у нас?". "Жёлтенькая?" — удивилась я. Девушка достала свой бейджик с жёлтым кружком: "Катерина 21 год, возможная участника группового повешения молодых девушек". "Ну вот, — говорит она. — Возможная участница повешения. Ты тоже?". "Не совсем, — отвечаю. — Я уже передумала, вешаться не собираюсь". "Ну вот, — Катя явно расстроилась. — Ещё ни разу не встречала тут жёлтенькую, которая сколько-либо серьёзно настроена вешаться". Я лишь развела руками. "Ладно, — продолжила Катя. — Повешусь завтра вместе с пятью зелёненькими и чувствую, что на этом повешения молодых девушек закончатся". "Парень бросил?" — попыталась я угадать причину её повешения. "Да нет у меня никакого парня, — ответила Катя. — Никогда ничего серьёзного. Уж что я только ни пробовала. И давать на первом свидании, и оттягивать до последнего, и множество средних вариантов... И заботилась, и угождала, ничего... Не могу так больше..." "Ну, у меня в принципе такая же ситуация, — поддержала её я. — Вот только я никому ещё не давала. Но я не отчаиваюсь, тут вот на слёте ещё парня нашла, очень хороший... Хотя вообще-то тоже ведёт себя не очень, чуть не повесил меня, напугал до смерти..." "Все они такие" — сердито бросила Катя. "И поэтому ты хочешь повеситься?" "Не только поэтому, вообще всё достало, скучно жить...". "Понятно" — сказала я и улеглась на спину, закрывая глаза от солнца рукой.
  Через какое-то время я решила позадирать Катю в ответ: "Кать, а ты не постесняешься завтра предстать голой перед целой толпой?". "Как-нибудь выдержу" — ответила она. "А мне бы вот было бы приятнее на тебя смотреть, если бы у тебя не было полосок от купальника. "Ну ладно, если хочешь, то сниму, народу тут вроде не очень много...". Катя разделась и продолжила загорать. Белые полоски в закрытых ранее местах были почти не заметны, впрочем на солнце всегда так... Я решила не смущать её своими взглядами, легла на живот и отвернулась от неё, чтобы она не подумала, что я лесбиянка-вуайеристка. Впрочем, если подумать, то вообще-то так оно и есть, мне действительно нравится смотреть на голых девушек. Через какое-то время я ещё раз заговорила с Катей: "А чего всё-таки жёлтый бейджик взяла? Взяла бы зелёный, тогда бы могла не платить ничего". Катя будто бы даже удивилась такому вопросу: "А какая разница? На тот свет деньги всё равно не возьмёшь, а наследники... Не настолько сильно я их люблю, чтобы меня это волновало..." Я признала её правоту и снова легла.
  Через какое-то время я задремала. Разбудил меня телефон. Я мысленно прокляла всех телефонных рекламщиков на свете, но когда достала телефон, увидела, что звонит Карина? "Привет, — говорит она. — Ань, ты где?" "На пляже загораю", — отвечаю я. "Ну так ты кол идёшь смотреть или нет? Уже через 10 минут начинается. Мы правда ещё сами только идём, но ты тоже не опоздай..." "Хорошо, иду. Пока". Я вздохнула и встала. Надела на шею бейджик с телефоном, взяла полотенце и пошла. Полотенце закинула в палатку, сама пошла по уже известным тропам, где Коля утром точил всякие острые предметы.
  На поляне уже столпился народ. В середине пространство было свободным, на земле лежал деревянный настил, из него торчал стальной кол диаметром на вид сантиметров 10, может чуть меньше и высотой между полуметра и метром. Карины с Димой нигде не было видно. Парни заглядывались на меня, в открытую пялились, провожали взглядом, чуть ли не облизывались. Я даже почувствовала лёгкий страх, но всё же успокаивала себя, что адекватных парней всё же больше, в случае чего защитят. "Не стесняйся, красавица, подходи. Я сегодня буду руководить процессом", — кинул в мою сторону парень с бейджиком "Марат, 32 года" и поманил меня пальцем. Я смотрела на него с опаской. "Вы наверное меня с кем-то путаете, я садиться на эту штуку не собираюсь". "Да не бойся, никуда я тебя садить не буду, просто поговорить хочу, ты же смотреть пришла? Тут тебе самый хороший вид будет". Я неловко подошла. Марат тоже не стеснялся пожирать меня взглядом, несколько раз оглядел меня всю с ног до головы, прежде чем продолжить разговор. Хоть бы уж не просил меня поворачиваться, чтобы ещё и сзади посмотреть... "Аня, значит ты у нас по повешениям?" — спросил он. "Нет, вешаться я тоже не собираюсь. Передумала уже".
  "Здорово, Марат!" — услышала я сзади голос Димы. Он обошёл меня и пожал Марату руку. Карина в это время встала рядом со мной. Я глянула на неё мельком и обрадовалась, что в этот раз её не пороли. "Я вижу, ты с Аней уже успел познакомиться? — продолжал Дима. — Ты учти, возможно она будет моей новой девушкой после Карины, так что ты особо губу не раскатывай". "Да ты шо Димон, у нас с Даной пока всё в порядке, других девок и не думал трогать, просто смотрю идёт голая, но стесняется ужасно, это ты им с Кариной сказал раздеться?" Дима немножко смутился: "Ну, Карину я раздел, а вот Аня сама, честное слово...". "Ладно, сам-то ты как?" — поинтересовался Марат. "Нормально, бизнес в гору идёт, а ты?" "Нас валят по всем фронтам, но пока держимся...". Тут Марат поднёс телефон к уху и раздражённо сказал: "Блин, где эту девку носит?". "Какую девку?" — не понял Дима. "Да ту, которая на этот кол садиться должна. Время-то уже как раз. Блин, знал, что нельзя её из виду выпускать. Неужели сбежать решила? Ой, вижу зря мы этот кол вообще ставили... Вряд ли найдём для него другую девку".
  "Так ты знаешь её?" — удивился Дима. Марат начал рассказывать: "Да так, пересекались пару раз. Надька её зовут, из неблагополучной семьи, отца никогда не было, мать много пила и била её, она в 16 лет сбежала из дома и с тех пор только и делала, что ложилась под разных парней. Один из них оказался сутенёром и пристроил её куда надо, несколько лет она была проституткой. Потом случился какой-то передел собственности, того парня то ли посадили, то ли грохнули свои же, разные слухи короче ходят... Короче она сбежала и решила найти себе нормального парня. Но это у неё тоже не очень получалось, парни быстро сливались, редко удавалось полгода с одним побыть. Вот в конце концов она залетела, даже сама не знает от кого. Но последний парень какое-то время считал ребёнка своим, говорил, что хочет его, правда с официальным браком тянул. Но потом, где-то на шестом месяце беременности друзья скинули парню кое-какой компромат на неё, он сразу же сказал, что ребёнок не его, пускай делает что хочет и выгнал её на улицу. Первым делом она пошла к нам, ты же знаешь, мы раньше занимались нелегальными абортами, в том числе и на очень поздних сроках. Иногда удаётся спровоцировать выкидыш, иногда приходится резать живот, кстати некоторые просят, чтобы их сразу резали. Но совсем недавно нашу лавочку прикрыли, пару наших парней посадили, а за остальными пристально следят. Короче сказали мы ей, что не можем аборт сделать, можем только убить. Ей неожиданно понравилась идея всунуть кол во влагалище и проткнуть матку. Хоть какое-то подобие аборта. Мы ей рассказали про этот слёт, что это лучшее место для совершения самоубийства. Ага, вот и она, кстати."
  Марат подманил к себе беременную женщину в красном платье. Было с первого взгляда видно, что жизнь её неслабо потрепала, и у меня бы даже язык не повернулся назвать её "девушкой". Когда Надя подошла к нам, Марат сказал: "У нас всё готово, можешь раздеваться и присаживаться, мы тебя всеми силами поддержим, и не стесняйся, видишь, тут две девочки уже голые". Надя держалась за живот и понуро смотрела себе под ноги. "Помочь тебе чем-то"? Она покачала головой. "Ладно. Мы все ждём, но тебя никуда не торопим". Вдруг я услышала, что Надя всхлипнула. "Успокойся, успокойся, всё хорошо, — утешал её Марат. — Это не страшно, вспомни как сама этого хотела, вспомни других девчонок, которые шли на смерть с улыбкой". "Ладно" — подала голос женщина и стала раздеваться. Вот она сняла платье и мне открылись её пышные, немного обвисшие груди. Скинула трусики и я увидела, что лобок её гладко выбрит. "Сразу видно, что бывшая проститутка" — подумалось мне.
  "Всё просто, — объяснил Марат. — Вот кол, вот пульт. Нажимаешь кнопку и кол поднимается. Обратного пути, как мы все понимаем, нет". Надя взяла пульт и встала босыми ногами на настил. Потрогала рукой кол. Выглядел он очень остро и был уже поднят как раз до уровня её промежности. Какое-то время она просто стояла рядом с колом, потом наконец решилась, раздвинула свои половые губы, разместила своё влагалище прямо над колом и чуть присела. Потом нажала кнопку на пульте. Раздался лёгкий щёлчок где-то в глубине, но ничего не произошло. Марат сказал ей: "Смелее. Кол всего три сантиметра в секунду движется, чтобы он нормально поднялся, кнопку нужно держать". В этот раз она подержала кнопку подольше и смогла выпрямить колени, оставив кол в себе. Тем не менее, она наверняка всё ещё смогла бы слезть с кола, если бы захотела.
  Она застыла в нерешительности, наверняка привыкая к чувству холодного металла внутри себя. Хотя готова поспорить, что пока ещё это далеко не самое глубокое проникновение в её влагалище. Какое-то время она немножко ёрзала на колу, потом немножко размяла свободной рукой свои половые губы, начала вставлять во влагалище пальцы вместе с колом и ощупывать всё внутри. Потом решилась и ещё раз нажала на кнопку и подержала пару секунд. Интересные чувства она наверное испытывает. Жаль, что такое можно попробовать только один раз. О том, чтобы перепробовать все приколы этого слёта на своей шкуре конечно и речи не было. Но всё равно посмотреть было очень интересно.
  Я подумала о том, что наверное слишком сильно зациклилась на повешениях, поэтому не обращала внимание на множество интересных вещей. Ведь очень интересно, когда казнимая сама может контролировать процесс своей казни. В каких ещё видах казни такое возможно? Разве что с гарротой. Надо бы посмотреть, есть ли у них такие гарроты. "Ой, больно!" — выкрик Нади вывел меня из раздумий. Она скорчила лицо и часто задышала. "Ничего, рожать бы тоже больно было. А ты пока себе даже матку не проткнула" — ободряюще сказал Марат.
  Надя застонала и ухватилась за живот. "Он шевелится" — сказала она. "Знает, что его конец близок", — продолжал подкалывать Марат. "Ничего, встретишь маму на том свете", — добавил Марат, как бы обращаясь к нерождённому ребёнку. Надя наконец-то решилась ещё раз нажать на кнопку. Уже через секунду она закричала, пульт выпал из её рук. По её ногам заструилась красноватая жидкость. "Вот теперь проткнула" — одобрительно сказал Марат. Насаженная прекратила кричать и снова часто задышала. "Ой, он ещё живой..." — испуганно спросила она. Марат подошёл к ней и подал пульт. "Ой, как же он медленно заходит..." — пожаловалась Надя.
  Женщина стиснула зубы, взяла пульт обеими руками и с силой нажала на кнопку. В какой-то момент её ноги оторвались от пола и она снова выронила пульт. По колу уже вовсю заструилась кровь. Она отчаянно засучила ногами, сначала заорала, потом, когда кончился воздух, прокусила себе губу до крови и зарычала, тушь на глазах размазалась, на теле блестели капельки пота. Её ноги ещё какое-то время конвульсивно подёргивались, потом Надя вытянула их вниз, стремясь достать до пола. Потом взялась руками за кол и резко дёрнула насаживая себя. Её усилия возымели успех и её ноги снова коснулись пола. "Во даёт! — одобрил Марат, потом и уже обращяась к Наде добавил: "Ну что, готова продолжать?". Насаженная женщина его будто бы и не слышала. Марат взял стоящую неподалёку бутылку и плеснул ей в лицо немного воды.
  Надя застонала: "Ой нет, не надо". "Ну ладно, отдыхай" — ответил Марат. "Нет, не хочу, — измученным голосом ответила Надя. — Снимите меня". "Прости, Надька, нельзя" — ответил ей Марат. Тогда Надя взялась руками за кол и сама попробовала вытянуть его из себя. Но силы уже оставляли её, и поднять себя она уже не могла. Марат снова сунул ей пульт cо словами: "Давай, не надо уже, просто жми на кнопку и скоро это всё закончится Женщина сделала глубокий вдох и снова нажала на кнопку. Её ноги снова оторвались от пола. В этот раз они остановились в полуметре, хотя женщина всё ещё сжимала в руке пульт.
  Насаженная снова начала конвульсивно дёргаться и в какой-то момент всё-таки выпустила пульт из рук. Её глаза закатились, лицо исказила гримаса боли, голова была опущена на грудь, изо рта капала слюна, руками она держала кол у самого входа во влагалище. У меня мурашки по спине побежали. Марат тем временем подошёл и пощупал её руку. "Жива ещё" — говорит. Потом ещё плеснул воды, она лишь вздрогнула. "Ладно, пусть отдыхает, — бросил он. — Однако ж недолго музыка играла". Сказав всё это, Марат взял салфетку и протёр кол. Стало видно, как всё новые струйки крови стекают по нему. Потом он взял Надю за руки и потихоньку потянул вниз. Она немного опустилась. Потом он взял пульт и ещё немного приподнял её. Потом решил оставить её на какое-то время так и снова пошёл к нам, вытирая салфетками испачканные кровью руки.
  Какое-то время мы просто стояли и смотрели на насаженную женщину, потом я осмелела и спросила: "Марат, а у вас есть гаррота с такой кнопкой? Чтобы потихоньку шею затягивать?". "Видал тут где-то", — ответил он. "Есть, — подтвердил Дима. — Только ещё не выгрузили и не установили. А пока можешь просто ошейник с пультом напрокат взять. Некоторые тут даже постоянно ходят чуть придушенные", — Дима улыбнулся. "А у меня ещё есть пульт с двумя кнопками от кола, — подхватил Марат. — Если хочешь, можешь тоже после Надьки попробовать". "Ну, всё-таки такой острый кол для меня слишком страшно" — ответила я. "А мы можем туда вместо кола вставить просто палку с силиконовым членом на конце" — не унимался Марат. "Ну, это уже другой разговор" — поддержала я.
  Больше парни не отвечали. Я ещё смотрела какое-то время на насаженную женщину, на окровавленный кол, уходящий глубоко в её вагину, и через какое-то время мне стало скучно. Да, это было тоже зрелищно, тоже изрядно пощекотало нервы, но всё-таки это не самый мой любимый вид казни. Я решила не прощаться ни с кем и просто тихо слинять. Я без проблем скрылась в толпе зрителей, смотрящих на кол с насаженной на нём женщиной, покинула поляну и пошла по лесу. Первым дело решила отыскать поляну пункт проката.
  Поляну я нашла без проблем, на месте завхоза снова был Евгений. Увидев меня, он присвистнул и одобрительно поприветствовал меня: "О, Аня! Ты быстро освоилась, однако!". "Здрасте, — неловко ответила я. — А у вас есть ошейники?". "О, конечно! — оживился Евгений. — Полный набор, ременчатые, железные, с шипами, с завитушками, пойдём, что-нибудь подберём для тебя..." Тут я поняла, что спросила немножко не то и сказала: "Я слышала у вас тут есть такие с пультом, чтобы душить себя...". "Аааа" — понимающе закивал Евгений и, повернувшись к одной из палаток крикнул: "Илюха! У нас душилки с пультом ещё остались?". "Не, закончились" — услышала я ответ. Евегний развёл руками: "Извини, товар очень уж мелкосерийный, достать очень трудно..."
  В этот момент из одной из палаток послышался шорох и из одной из палаток вылез Михаил с небольшим ремешком в руке. "Что, хочешь попробовать удушение? Так я могу помочь", — сказал он, подходя ко мне и периодически натягивая и ослабляя ремешок. "Евгений, простите, можно, чтобы он меня не трогал?" — попросила я защиты. "Ну чё ты очкуешь сразу? — Михаил попытался изобразить удивление. — Ничего плохого я тебе делать не собираюсь, просто помочь хочу". "Твой дружок Колян мне уже помог сегодня, до сих пор шея болит", — про последнее я соврала, шея у меня уже давно прошла. "А чё я должен за Коляна отдуваться? Я тебя ещё не обманывал и не собираюсь. Ладно, фиг с тобой" — Михаил скрылся в палатке так же быстро, как и появился. Я почувствовала себя немного неловко. И правда, что это я так неадекватно отреагировала, может стоило согласиться, чтобы он немного придушил меня? Впрочем звать Михаила обратно из палатки наверное всё-таки тоже не стоит.
  Я вздохнула и побежала назад на поляну с колом. Прибежав, я увидела, что Марат бегает вокруг насаженной на кол женщины с каким-то прибором и время от времени с силой тянет её вниз, насаживая всё глубже и глубже. "Так, теперь чуть левее надо" — Марат потянул левую от себя руку, потом продолжил тянуть обе руки. Потом взял пульт и чуть приподнял кол вместе с жертвой вверх, потом опять начал тянуть мёртвую женщину вниз. Потом встал на цыпочки и посмотрел насаженной в рот. "О, вижу!" — одобрительно воскликнул он. После чего ещё раз нажал кнопку на пульте и потянул женщину за ноги. Острие кола начало выходить изо рта несчастной. "Вот и всё" — сказал Марат с облегчением и отошёл, чтобы издали полюбоваться на результат.
  Толпа начала уже потихоньку расходиться. Среди толпы выделялась своей наготой Карина. Она что-то смотрела у себя в телефоне. Когда я подошла к ней, она подняла голову: "О, Ань, ты уже вернулась? Слушай, тут через полчаса будет фильм про повешение, ты пойдёшь?" "Пойду" — мне идея понравилось. Всё равно делать было особо нечего, а на большом экране смотреть было бы намного приятнее, чем на маленьком телефоне. "Дима, ты с нами?" — Карина повернулась к своему парню. "Хотите идите, а я лучше с Маратом пивко попью" — ответил Дима. "Сейчас пойдём или попозже?" — Карина снова повернулась ко мне. "Сейчас" — сказала я. Пока мы шли, разум мой наполнился сладким предвкушением.
  Ещё издали я услышала звуки песни под гитару. Вот мы уже подошли совсем близко, можно уже разобрать отдельные слова. Но песня уже закончилась, слышен только гитарный проигрыш, потом и он закончился и и послышались аплодисменты. Когда они стихли, гитара тут же заиграла следующую мелодию, довольно бойкую. Мы с Кариной тем временем уже вышли из лесу. Хоть всё внимание и забирал на себя певец, некоторые парни не могли не перевести глаз на двух голых девушек, пришедших на поляну. Сцена была небольшая, но оборудована хорошо, с прожекторами и большими колонками. Я не могла не отметить хорошее качество, голос и гитара были слышны абсолютно чисто на всю поляну. Перед сценой стояли стулья, на них сидели зрители. Я сначала сомневалась, туда ли мы пришли, но видя, что Карина уселась на один из свободных стульев, села рядом с ней. Я поняла, что мы просто пришли слишком рано, фильм пока ещё не начался, так что пока можно послушать окончание концерта. Парень тем временем пел:

  Железный конь, защитный цвет, резные гусеницы в ряд
  Аттракцион для новичков — по кругу лошади летят,
  А заводной калейдоскоп гремит кривыми зеркалами.
  Колесо вращается быстрей,
  Под звуки марша головы долой.

  Этой песня я ещё не знала и мне вдруг стало интересно, кто же это пишет такие песни про обезглавливание. Вбив на телефоне в гугл несколько слов, я получила ответ: Янка Дягилева. Вот уж чего не ожидала, так того, что автором окажется женщина. Даже можно сказать — девушка, она умерла совсем молодой... Решила не заглубляться в телефон, и послушать дальше.

  А за осколками витрин — обрывки праздничных нарядов,
  Под полозьями саней — живая плоть чужих раскладов.
  За прилавком попугай из шапки достаёт билеты на трамвай
  До ближнего моста,
  На вертолёт без окон и дверей,
  В тихий омут буйной головой,
  Колесо вращается быстрей.

  Сумбурно довольно. Интересно, что творилось в голове у авторши? Вот бы можно было с ней познакомиться... Мне чего-то кажется, ей самое место на мероприятии подобном этому слёту. Парень заканчивал:

  На чёрный день усталый танец пьяных глаз, дырявых рук
  Второй упал, четвёртый сел, восьмого вывели на круг.
  На провода из-под колёс, да на три буквы из-под асфальта
  В тихий омут буйной головой
  Колесо вращается быстрей.

  Песня закончилась. Вроде ничего особенного, но что-то зацепило. Я решила, что после концерта познакомлюсь с творчеством этой Янки поближе. Поляна уже вовсю аплодировала, я вместе со всеми. "Спасибо, — сказал певец зрителям. — Ну что, будут ещё какие-то пожелания?" Один парень из первого ряда выкрикнул: "Может Битлов?". "Давай Битлов, — согласился певец. — Yesterday пойдёт?". Зрители одобрительно загалдели. Певец снова взял гитару, начал перебирать струны и запел: "Yesterday all my troubles seemed so far away..."
  Боже, какой же завораживающий у него голос... И какой хороший у него английский. Как мастерски он владеет гитарой... Да и сам он красив, если посмотреть. Его слушать было даже приятней, чем настоящих "Битлов"... Я почувствовала, что снова влюбляюсь. И не могла не отметить, насколько он лучше всяких там "звёзд" в телевизоре. Вот уж где стоит искать настоящие таланты. Не на больших сценах, а на обычной лесной поляне... Я уже практически не слышала, что он поёт, просто смотрела не него, как зачарованная и любовалась, балдела... Невольно дотронулась до своей промежности и заметила, что она начинает намокать.
  Очередные аплодисменты вывели меня из любовного дурмана, я захлопала вместе со всеми. Парень спел ещё несколько песен. Из них была только одна незнакомая, остальные я знала. С удивлением отметила, что он замечательно поёт как минимум на четырёх языках. Моё восхищение парнем только росло. А ведь я даже не знаю, как его зовут. Вот бы узнать... Может поспрашивать во время перерыва? Вот как раз очередная песня закончилась и все снова захлопали. Я спросила сидящую рядом девушку, как зовут певца, она только помотала головой, не переставая хлопать.
  Гитара снова заиграла. Я узнала мелодию. Это было "Despacito". Гитарные проигрыши он повторял просто с неимоверным мастерством. Мне даже показалось, что в некоторых местах он превзошёл оригинал. Папа как-то пытался научить меня играть на гитаре, но мне даже простейшие аккорды давались с большим трудом. С пианино у меня отношения сложились получше, но тоже не сказала бы, что научилась сколько-нибудь хорошо играть. А тут этот парень с гитарой такое вытворяет... Сказать, что я была поражена — значит ничего не сказать... И к тому же песня испанская, это уже пятый язык. Похоже, что парень настоящий полиглот. Впрочем, чтобы петь на разных языках не обязательно знать их...
  Парень уже вовсю пел песню. И тут я вдруг услышала в его голосе напряжение. У другого певца я бы наверное ничего такого даже не заметила, но у этого парня отчётливо была слышна разница с той лёгкостью и выразительностью, с которой он пел свои предыдущие песни. Было заметно, что испанские слова даются ему с трудом. Хотя эту песню он тоже пел хорошо, думаю мало кто из известных артистов спел бы её лучше. Но всё-таки он тоже не бог, а обычный человек, хоть и исключительно талантливый. Впрочем я и сама испанский знала неважно и из всей песни понимала только некоторые слова. В одном месте в песне шёл речетатив и парень даже запнулся, видимо забыв слова. Но быстро нашёлся и продолжил, как ни в чём не бывало.
  Наверное даже и хорошо, что парень не совершенно идеальный и похоже, что всё-таки не известный. Тут я вдруг представила, что я сижу с ним вдвоём на берегу моря и он тоже пытается учить меня играть на гитаре. Краем разума я понимала, что несмотря на не совсем идеальное испанское произношение парень мне всё равно не ровня, но стремление помечтать всё-таки победило. Я представила, что расстроенная неудачами я всё-таки отбросила гитару в сторону и начала целовать парня. Нда, похоже я всё же оставлю мокрое пятно на стуле... Снова прерываюсь на аплодисменты, слышу, что следующая песня на русском языке, незнакомая, но я уже настолько погрузилась в мечтания, что даже не слышала слов. И лишь после следующих аплодисментов, знакомые слова выдернули меня из морока.

  Изгиб гитары жёлтой ты обнимешь нежно
  Струна осколком эха пронзит тугую высь
  Качнётся купол неба, большой и звёздно-снежный
  Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

  Эта извечная песня всех походников и фестивальщиков. Действительно здорово, что я сейчас здесь, с единомышленниками, с любителями моих самых тёмных фантазий... И всё же эта песня была будто бы слишком светлой. Она казалась неуместной в этой обители крови, смерти и мучений. Но всё же она подходила этому парню, певцу. Будто бы сам Митяев снова молодой пришёл к нам не этот слёт специально, чтобы спеть эту песню... Чтобы напомнить нам, что мы всё-таки тоже люди, что мы можем жить и любить, что необязательно умирать молодыми, как Янка...

  Как отблеск от заката костёр меж сосен пляшет
  Ты что грустишь, бродяга, а ну-ка, улыбнись
  И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет
  Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

  Парень пел так выразительно, что я и в самом деле не выдержала и улыбнулась. Вспоминала свои прежние походы, когда сидела возле костра с родственниками. Вот бы ещё этот парень был бы рядом... Может всё-таки есть какая-то надежда с ним познакомиться? А ещё лучше — завести с ним детей, таких же красивых и талантливых. Вместе ходить в походы, петь песни у костра...

  И все же, с болью в горле, мы тех сегодня вспомним
  Чьи имена, как раны на сердце запеклись
  Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним
  Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!
  Мечтами их и песнями мы каждый вдох наполним
  Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

  Снова бурные аплодисменты. Певец встал со стула и начал кланяться. На сцену к нему вышел какой-то мужик в чёрном деловом костюме. Он взял микрофон и объявил: "Ну что ж, на этом музыкальная часть у нас на сегодня окончена, но если кто-то из вас интересуется повешениями, то просьба не расходиться. Ну а с нами был Дмитрий Новиков, талантливый певец, гитарист и просто хороший человек, спасибо ему за прекрасное выступление!" Певец ещё раз поклонился и пошёл со сцены. Я тут же взяла телефон и набрала в гугле: "Дмитрий Новиков певец". Нашёлся какой-то однофамилец, но старый и совсем не похожий, вряд ли он какой-то предок этого парня. Значит скорее всего этот талантище так и остаётся совершенно неизвестным. Впрочем наверное он и не стремится к какой-то известности, ему достаточно таких вот выступлений перед небольшой аудиторией.
  Я спрятала телефон и подняла голову. Вокруг Дмитрия уже вовсю столпились девушки, обнимали его, целовали, делали селфи с ним и прочее. Я с удивлением обнаружила, что одна из девушек была в одних розовых трусиках, и в какой-то момент она вдруг сняла их и протянула Диме: "Возьми трусики на память о слёте!". Дмитрий улыбнулся, спрятал трусики в свой карман и начал безо всякого стеснения рассматривать стоящую перед ним голую девушку. Вид у девушки был довольный, ей явно было приятно внимание такого красавца.
  Потом одна из девушек, которая стояла рядом с Дмитрием в купальнике, вдруг высунула груди и стала игриво тянуть свой язык к соскам, потом сняла лифчик, а следом за ним и трусики. Внимание Дмитрия переключилось на неё. "Да, конкуренция жесточайшая. Нечего и мечтать о таком парне" — подумала я. Вторая девушка всё-таки не стала дарить свой купальник Дмитрию, а просто положила его на один из свободных стульев. Дмитрий тем временем положил свою гитару в чехол, закинул за спину и пошёл по одной из тропинок в лес. Табун девушек увязался за ним, а купальник одной из них так и остался лежать на зрительском стуле.
  Если бы не Карина, я бы наверное уже забыла и про предстоящий фильм, и про все повешения на свете, и тоже увязалась бы за Дмитрием, непонятно на что надеясь. Но разум всё же возобладал над страстью. Пока только разум, былая страсть к повешениям, которая и привела меня сюда, ещё не вернулась. Но вот суматоха уже понемногу улеглась, со сцены убрали всё лишнее, прожекторы, освещающие сцену, выключились, а вместо них сзади сцены включился проектор. Небо уже достаточно стемнело, чтобы не мешать просмотру. Удивительно даже, как быстро летит время... На белом полотне сзади сцены появился рабочий стол KDE, потом начали открываться окошки с файлами, и вот наконец запустился плеер, и развернулся на полный экран.
  Начинался фильм с довольно банальных вещей. Несколько слов про порноиндустрию, фрагменты порнофильмов, потом про БДСМ, фрагменты с кричащими исхлёстанными девушками, получающими всё новые порции хлыста. Потом краткая история Snuff, рассказали откуда вообще это слово взялось, что изначально оно означало видео с реальными убийствами, но теперь всё чаще применяют к постановочным видео, делающим акцент на убийствах и превращающих их в фетиш. Потом уже стало интереснее, показывали фрагменты разных фильмов, в основном про повешения и было сказано, что на повешениях в фильме будет особый акцент. Потом интервью с режиссёром одной из студий, потом с парочкой актрис, которые сказали, что сниматься в таких фильмах довольно интересно.
  Потом шло несколько закулисных сцен со съёмок, где была показана конструкция харнессов для безопасного подвешивания, обсуждены достоинства и недостатки разных видов съёмок повешения. Единогласный вывод — что для зрителей лучше всего будет, если хотя бы в части сцен женщина реально будет висеть в петле. Интервью с актрисами, снимающимися в "спортивных повешениях", где они описывают свои ощущения. Впрочем сегодня я уже испытала все эти ощущения, поэтому ничего нового я не узнала. Было показано, как актрису вешают, потом подставляют ей стул, придерживают и дают отдышаться, потом снова вешают и так несколько раз, ну а в финальном фильме она конечно висит непрерывно.
  Было также рассказано об опасностях реального повешения, какая петля максимально безопасная, где сделать дополнительные узлы, чтобы она не затягивалась. Потом рассказали о принятых в некоторых странах законах о добровольном самоубийстве, которые позволяют без проблем снять реальное повешение если есть явное и бесспорное согласие жертвы. Тогда же было рассказано и про фестивали, африканские, латиноамериканские, европейские, в том числе и про наш. Рассказали также о том, что хоть вопрос безопасности для самоубийц и не стоит, петли на таких фестивалях всё равно используют "безопасные" сразу по многим причинам. Одна из этих причин напрямую касалась моего сегодняшнего приключения. Мне казалось, что я провисела в этой петле целую вечность, а на шее даже следа не осталось. Безопасность просто удивительная. Ну и вторая причина это конечно же зрелищность представления, когда жертвы долго не теряют сознание.
  Потом был рассказ об аутоасфиксиофилии, показали несколько пар, которые регулярно практикуют разные виды удушения. Рассказали, что бывает, что некоторые, заигравшись, умирают, и полиция классифицируют это просто как несчастные случаи. Потом снова вернулись к висельным видеороликам, показали некоторые уже известные мне, уже смонтированные, в том же виде, в каком я смотрела их дома. Закончили уже что-либо рассказывать и дали время просто покайфовать, глядя на повешенных девушек. Тут я заметила, что некоторые из сидящих уже не стесняются мастурбировать, даже Карина начала теребить клитор и засовывать палец себе в киску. А я чем хуже? Тоже засунула руку себе между ног и стала ласкать себя, глядя на экран с хрипящей в петле женщиной.
  Одни ролики сменялись другими, я ласкала себя всё интенсивнее, и вот наконец кончила. Я улетела куда-то далеко. Сначала меня захлестнули пульсирующие волны удовольствия, потом сладкая истома, потом я просто провалилась в транс, который казалось длился бесконечно долго. Но потом всё-таки настало пробуждение, будто ото сна. На экране крутилась мёртвая голая повешенная женщина, поверх этой картины шли титры. Моя рука была между ног, вся мокрая. Я вынула руку, поднесла к носу, пахло мочой. Под попой тоже было мокро. Похоже я ненароком обписала стул. Надо будет помыть наверное, а то неудобно.
  "Ну как, понравилось?" — спросила меня Карина. "Да, очень" — ответила я и почувствовала как краска заливает лицо. "Слушай, я тут стул немножко запачкала, чем бы помыть?" — робко спросила я. "Да забей, как-нибудь разберутся" — отмахнулась Карина. Она встала и пошла к лесу. "Я вот проголодалась, сейчас в столовку иду, ты со мной?" — обернулась ко мне Карина. "С тобой, только мне сначала в туалет надо...". "Если по-маленькому, то можешь где-нибудь по дороге в кустиках присесть"
  Я так и сделала. Было уже темно, никто не мог меня заметить. Я подсветила телефоном, нашла подходящее место, присела, выключила экран телефона и осталась одна в темноте, видела лишь Карину, которая ждала меня на тропинке и что-то смотрела на своём айфоне. Между ног у меня зажурчало. Сделав дело, я как могла подтёрлась рукой и решила, что в столовой сразу же помою руки и ещё подотрусь салфеткой. Я встала и подошла к Карине. В тёмном лесу я сама ориентироваться не могла, поэтому полагалась только на неё.
  Карина включила на айфоне фонарик мы вместе пошли через тёмный лес. Вскоре мы вышли на нужную поляну. Как и собиралась, я первым делом направилась к умывальнику. Умыла лицо, руки, потом протёрла мокрой рукой промежность, снова сполоснула руки. Потом подошла к шведскому столу взяла пару салфеток, одной вытерла руки, другой промежность. Толстая повариха, неторопливо помешивающая в чане грибной суп, недобро покосилась на меня. Я смутилась. Действительно, тут всё-таки люди едят, а я письку подтираю... Но похоже, что кроме поварихи всё-таки никто не был против.
  Я налила суп, наложила пюре, взяла котлету и пошла за столик к Карине, которая к тому времени уже всё себе взяла. Карина не страдала привычкой болтать за столом, меня это порадовало. Лишь когда она доела и отнесла тарелки, сказала: "Ладно, посмотрю где там Димка. Если ещё не допился до чёртиков, то я сначала с ним, а потом уже в полный загул. Как понимаешь, мне теперь никакая зараза не страшна, но всё равно Димку заражать бы не хотелось". "Ты что, и впрямь такая нимфоманка?" — удивилась я. "Не знаю, — ответила Карина. — Раньше как-то даже не задумывалась, но как представлю, что завтра буду вешаться, так что-то потянуло... Самой как-то не получается, хочется чтобы именно парень и чтобы как можно жёстче отжарил. Димка вряд ли так сможет". "Ладно, удачи тебе в поисках хорошего секса, пока" — попрощалась я с Кариной и осталась совсем одна.
  Я отнесла свои тарелки в мойку и посмотрела на телефоне, в какую сторону мне идти. Ни на какие дискотеки мне уже не хотелось, я решила пойти на пляж к своей палатке. Я пошла по заданному направлению, глядя в телефон, но в темноте случайно наткнулась на какую-то корягу. Тогда решила идти осторожнее и светить перед собой, лишь изредка заглядывая в телефон, чтобы не сбиться с курса. И вот наконец я вышла из лесу. Как и вчера светит луна и её отблески играют в волнах речки. Река так и манила.
  Я поддалась зову реки и искупнулась. Но в этот раз чего-то не хватало. Точнее даже не чего-то, а кого-то. Я поняла, что совсем не сержусь на Колю за сегодняшнее подвешивание. Но всё-таки печально, что он оказался настолько озабоченным. Поэтому бегать за ним было бы с моей стороны глупо. Скорее всего он просто скажет: "Или давай уже переспим наконец, или иди нафиг". Хотелось бы до такого не доводить. Я позавидовала Карине, у которой и постоянный парень есть, и вдобавок ещё может себе позволить переспать с несколькими случайными парнями.
  Однако не похоже на то, что Карина всегда вела беспорядочную половую жизнь. Может быть она даже была девственницей, когда встретила Диму. Она такая свободная только потому, что собирается завтра вешаться. А мне вот пока приходится скучать в одиночестве. Думаю, если за этот год у меня не появится никаких перспектив выйти замуж, то следующим летом я снова приеду сюда и повешусь. А перед повешением буду свободна делать всё, что захочу. Ободрённая этими мыслями, я направилась в баню.
  Я уже безо всякого стеснения взяла напрокат мочалку и полотенце. Я не чувствовала в себе сил париться, поэтому решила, что приму душ и всё. В душе всё было в наличии: жидкое мыло, гель и шампунь. Мылилась я как всегда тщательно, с любовью к своему телу, несмотря на внезапно накатившую усталость, тёрла себя мочалкой, стараясь ничего не пропустить. Помыла ещё и голову, сполоснулась, вышла, начала вытираться, и ещё наполовину мокрая вышла на улицу и пошла к своей палатке. Посветила внутрь телефоном.
  Что-то было не так. Я протёрла глаза и поняла, что: прямо посреди палатки лежал белый плюшевый медведь. Откуда? Я взяла его и увидела, что нему булавкой приколота бумажка с надписью: "Ане от Коли". Значит, Коля всё-таки ещё не списал меня со счетов... Тут я кое-что вспомнила, достала из рюкзака зубную щётку и вернулась в баню, чтобы почистить зубы. Сделав дело, я вернулась к палатке и вспомнила ещё про один ритуал современного человека перед сном: поставить смартфон на зарядку. Интересно, Powerbank ещё заряжен?
  Когда я воткнула кабель, индикатор на самом Powerbank-е показал полный заряд. Похоже, что Коля поменял его, когда приносил медведя. Надо будет завтра поблагодарить его. Может быть даже подарить что-нибудь в ответ. Я залезла полностью в палатку, закрыла выход, улеглась на спальник и обняла медведя. Поняла, что сегодня бессонница мне тоже не грозит. Улыбнулась. Завтра предстоит немало приятных вещей. Одна из главных: я наконец вживую увижу самое настоящее повешение. С этими сладкими мыслями я и заснула.

  И вот настал тот день. Я открыла глаза, сладко потянулась, посмотрела время на телефоне. 8:30. Первое сегодняшнее повешение запланировано на час дня. Ещё есть время. Я попыталась снова заснуть, но не смогла. Солнце светило вовсю, приятный ветерок развевал волосы. В городе я привыкла ложиться и вставать поздно, а на природе наоборот. В этот раз я даже не думала о том, чтобы надевать платье, и как была, голая, сразу же побежала к реке плавать.
  Пока плавала я думала, были ли среди тех, кто вчера ухлёстывал за Дмитрием, девственницы. Вряд ли. Но это должно внушать мне не надежду, а опасение. А то я и сама не замечу, как окажусь в его палатке с ним и, корчась от боли, лишусь этого своего достоинства. А потом он выкинет меня и пригласит к себе другую девушку. Но как ни старалась, я не смогла заставить себя поверить в это.
  Наплававшись, я вернулась в палатку, взяла подстилку, расстелила неподалёку и улеглась загорать. Через какое-то время почувствовала, что солнце уже нещадно припекает. Снова искупалась и пошла в палатку, вытерлась полотенцем, взяла крем от загара и начала намазываться. Потом стала искать кого-то, кто бы намазал мне спину. Я побродила немного между палаток, и увидела, что из одной из них вылазит какой-то парень в белой футболке и шортах. "Привет", — говорю ему. "Привет", — ответил он и принялся рассматривать меня с ног до головы. Неужели до сих пор не насмотрелся на девок из бани? Впрочем, самое интересное ещё впереди, когда красивых голых девушек вешать будут.
  "Поможешь спину намазать?" — попросила я. "А ты вешаться сегодня будешь?" — вопросом ответил парень. Да, он тоже знал, зачем приехал сюда. "Нет" — отвечаю. "Я очень хочу увидеть тебя в петле. Пожалуйста". "Хорошо, повешусь, только намажь". "Обещаешь мне?" "Тьфу, иди ты" — я пошла прочь. "Эх ты, халявщица! — донеслось мне в спину. — Нацепила жёлтый бейджик, а вешаться не хочешь!" Я посмотрела на себя. Бейджика на мне сейчас не было. Значит, он помнит меня. Я повернулась назад. "Да, я хотела, но я передумала. Жаль, что нельзя поменять жёлтый бейджик на белый". "А я вот не трус, кстати!" — Парень достал из кармана шорт бейджик и надел себе на шею.
  Я издалека увидела зелёный круг на его бейджике и заинтересовалась. Подойдя поближе, я прочитала: "Павел. 23 года. Участник смешанного повешения молодёжи". "Нас будут вешать сразу после вас, — сказал он. — Ты тоже можешь присоединиться. Я бы с радостью повисел рядом с тобой". "Прости... я просто в первый раз на слёте, взяла жёлтый бейджик чисто по глупости. Вроде как когда пройдут повешения девушек, мне разрешат его поменять на белый". "Так и знал. Трусиха и халявщица. Ладно тогда хоть приходи посмотреть моё повешение".
  "Господи, сколько унижений мне ещё будет за то, что я не собираюсь вешаться?" — подумала я, но потом я решила атаковать парня в ответ: "Да сам ты лох, у тебя небось просто бабла не было, чтобы сюда поехать, а посмотреть на вешающихся девок хотелось". "Да, это справедливо, — ответил Павел. — Если не можешь заплатить деньгами — то можно заплатить жизнью. Кстати, парней сюда далеко не всех берут на повешение. Во-первых, должна быть подходящая внешость, во-вторых нужен блат. Это девки могут соврать, что собираются вешаться, а потом в последний момент отказаться и сбежать. За всю историю слётов ни один парень отсюда не сбежал. А если я скажем, сбегу — то меня всё равно поймают и убьют. Эти слёты крышуют очень серьёзные люди и они очень не любят, когда их надувают. Но девкам они всё прощают, так как без девок эти слёты будут нахрен никому не нужны".
  "Ладно, чего с тобой болтать, не хочешь мне помогать, значит иди". Я ещё походила по пляжу. Загорающих решила не трогать. Ещё на противоположном конце пляжа два каких-то парня копали довольно глубокую яму в песке. Подошла поближе. Парни были незнакомые. Но увидев меня, перестали копать и заулыбались. "Как тебе ямка? — спросил один из них. — Хочешь полежать?". "Приходи на виселицу сегодня, тогда закопаем тебя здесь", — сказал другой. Решала не мешать парням работать.
  Тогда я вернулась к своей палатке, оставила крем, взяла бейджик и телефон, и пошла в лес, к столовой. Всё как обычно, взяла себе завтрак, за столиками никого знакомого не нашла, села отдельно. Когда я доела примерно половину, ко мне подсели Дима с Кариной, теперь она была в платье с рисунком в голубоватых тонах. Кроме "привет-привет" ничего не говорили. Я уже доела, но из-за столика не вставала, всё смотрела на Карину. Она выглядела уставшей, и время от времени зевала. Дима же был вполне бодрым. Мне хотелось расспросить Карину, как она провела эту ночь, и чувствует ли она себя счастливой после этого.
  Когда Карина доела, она улыбнулась мне и сказала: "А мне Коля прислал наши вчерашние фотки с виселицы, хочешь посмотреть?". "Конечно, только сейчас тарелки отнесу...". Вслед за мной Карина с Димой тоже отнесли свои подносы. "Ты как, на своём телефоне будешь смотреть или на моём? А, давай просто ссылку на альбом пришлю". Телефон подал сигнал, когда пришла ссылка. Я достала телефон из бейджика, и начала смотреть картинки. Я видела уже много подобных фоток, но сейчас на них были изображены я во всей своей естественной красе, и Карина в купальнике.
  Да, интересно смотреть на себя со стороны в такие моменты. Хотя Карина тоже выглядела в неплохо в петле. Но всё же видеть себя повешенной — это особое чувство. Я попыталась снова всё вспомнить в мельчайших подробностях. В какой момент я так напряглась и скорчилась? В какой момент так развела ноги? Всё-таки тогда я была в полном шоке и не смогла как следует запомнить, как болталась в петле, но сейчас старательно пыталась по фотографиям восстановить всё, происходящее со мной.
  В какой-то момент мной овладело беспокойство, что кто-то из знакомых может когда-нибудь увидеть эти фотки. Остаётся лишь надеяться, что даже если эти фотки утекут и знакомые лазят по подобным ресурсам, то никому ничего говорить не будут. Родители явно будут не рады, если узнают, что я была здесь...
  "Ну как, нравится?" — спросила Карина. "Ага" — на автомате ответила я. "Слушай, давай отойдём в сторонку, поговорим". Я удивлённо посмотрела на Карину, но всё же пошла за ней на стоящую неподалёку от столовой скамейку. Карина начала разговор: "Слушай, ты ведь уже поняла, что Дима согласен жить с тобой без секса? Можете даже в разных комнатах спать..." "А смысл?" — перебила её я. "Ну, есть некоторые вещи, которые я бы не хотела оставлять Диме". "У тебя что там, аквариум с рыбками, за которыми нужно присматривать или что?"
  "Нет, ну ты всё-таки подумай. Смотри, какая шикарная у него квартира", — Карина сменила тему и начала показывать фотки шикарной квартиры в пентхаусе. По виду из огромного панорамного окна я даже узнала район города, не очень далеко от моего дома. "Ну поживёшь так месяц-два, потом скажешь Диме, что не понравилось и вернёшься домой, — продолжала уговаривать Карина. — На тачке моей поездишь". "У меня прав нет, — буркнула я. — И вообще какое тебе дело до всего этого?".
  "Ладно, — отступила Карина. — Насчёт квартиры можешь ещё подумать, но пожалуйста, позаботься хотя бы о моей виртуальной жизни. Ну, то есть не жизни, а как бы послежизни. Смотри, у меня тут в телефоне записаны пароли ко всем почтовым ящикам и социальным сетям. Я как пойду на виселицу, сумочку тебе оставлю, вместе с телефоном. Можешь всюду запостить, что меня повесили и всё такое, там фотки, какие ещё не совсем неприличные, ну хотя бы это Колино повешение в купальнике — себя отрежь, меня оставь. Ну ты короче поняла? Сможешь?" "У тебя что, совсем нет других подруг, чтобы сделать это?" — удивилась я. "Ну, таких подруг, которые бы с пониманием отнеслись к тому, что я вешаюсь, нет. Так что прошу тебя". "Ну ладно" — неохотно согласилась я. "Спасибо тебе большое. Ты не пожалеешь".
  Тут у Карины зазвонил телефон. Она ответила: "Алло, привет. ... Аня? Да тут, рядом со мной сидит". Карина закрыла рукой телефон, наклонилась ко мне и тихо сказала: "Коля спрашивает, сердишься ли ты не него за вчерашнее". "А давай его сюда" — ответила я, протягивая руку к её телефону. Карина не стала спорить и отдала трубку. "Привет, Коль. Спасибо за медведя". "Привет, Ань. Ты уж прости, я правда переборщил вчера, я не должен был тебя вешать..." "Да забей, — говорю. — фотки классные получились, серьёзных травм у меня вроде нет, так что я не сержусь". "Я рад. Ты повешения сегодня будешь смотреть?" "Конечно". "Замечательно, там встретимся. А после повешения от меня тебе сюрприз будет. Пока, увидимся, целую".
  Коля отключился сам, я вернула айфон Карине. Она снова зевнула. И тут я не выдержала: "Ну что, Карин, как тебе эта ночь? Довольна?" "Неплохо, — ответила она. — Лучше, чем ничего". Можно было наверное даже не спрашивать, сильно довольной она не выглядела. Я поняла, что я бы не её месте всё-таки не стала бы проводить ночь со случайными парнями. Так бы и умерла девственницей. Но потом снова подумала о Коле. Для меня он уже не был случайным. С ним бы наверное смогла. Но всё-таки наверное больше ради него, чем для себя...
  Нет, не совсем так. Я вспомнила свои чувства, когда он ласкал меня, и поняла, что в такой момент мне скорее всего захочется переспать с ним, но потом... В первый раз скорее всего будет больно, романтический морок развеется, и я тогда станет ясно, что если я для кого-то это и делаю, то точно не для себя. Потом конечно придёт и удовольствие, может даже и будет какой-то период безудержной страсти, но действительно ли я этого хочу? И ещё я была почему-то уверена, что рано или поздно придёт разочарование и душевная боль, которая скорее всего будет даже хуже физической...
  "Скучно, — вырвала меня из раздумий Карина. — Димка наверное опять со своими партнёрами что-то обсуждает, мне это не интересно. Давай хоть в шахматы поиграем". "Давай" — охотно согласилась я. Она запустила на айфоне шахматную программу и мы начали. Карина предложила мне играть белыми, я не стала спорить. Уже в дебюте она сходу проиграла пару пешек, потом зевнула слона, но в этом месте я дала Карине переходить. Но это её всё равно не спасло, позиция была явно проигрышной. Я неумолимо продвигала одну из пешек в ферзи, Карина отчаянно сопротивлялась, но в конце концов была вынуждена отдать того самого слона за пешку. Тогда я вовсю пустилась атаковать короля чёрных и в конце концов конём поставила мат.
  Я сама предложила реванш, теперь я играла чёрными. Во второй раз Карина уже играла лучше и мне с трудом получалось пробиваться через её оборону. После пары разменов я уже подумала, что партия скорее всего закончится вничью. Но вскоре Карина начала делать довольно рискованные атакующие ходы и я сумела этим воспользоваться, заняв довольно выгодные позиции для атаки, и вскоре Карина уже думала только о защите своего короля и о грамотном отступлении. Но для неё было уже поздно. Я пожертвовала ладью, чтобы вскрыть белого короля. Карина была в полном шоке. Через несколько ходов, она сдалась.
  "Блин, где ты так играть научилась?". "Брат пару интересных книжек подкинул. Ну и советы давал, когда я с компьютером играла, ну и с ним самим тоже играла". "Ну, я с компьютером конечно тоже играю..." — закатила глаза Карина. "На низкой сложности, чтобы всегда побеждать?" — спросила я с иронией. "Ты видишь меня насквозь. Ну я правда, особо серьёзно не занималась, играла чисто так, чисто по приколу..." "Ладно, мы там на повешение не опоздаем?" "Почти полтора часа ещё". "Пойдём на пляж, позагораем и поплаваем". Карина странно посмотрела на меня. "Слушай, а ты точно не лесбиянка? — спросила она. — Такое впечатление, что тебе всё время не терпится увидеть меня голой". "Не знаю" — ответила я.
  Я пошла в лес по направлению к пляжу, Карина вздохнула и пошла за мной. И вот мы опять на пляже, я сразу побежала купаться, Карина разделась догола и тоже поплыла ко мне. "Кайф" — сказала я, доплыла до другого берега, потом вернулась назад, улеглась на свою подстилку. Карина пособирала свою одежду, положила рядом, и улеглась рядом со мной. Через какое-то время я побежала в палатку, взяла крем, и без лишних слов начала намазывать спину Карины. "Сумасшедшая" — вдруг сказала она. "О тебе забочусь" — отвечаю. "Чтоб с облезлой кожей не висела, да?". "Ладно, я висеть не собираюсь, так что давай ты меня. Раз уж нагрузила меня работой после своей смерти, так хоть намажь меня. А то хотела одного парня попросить, он не захотел".
  Я легла на живот, Карина начала меня намазывать. Она опускалась всё ниже и ниже, потом шлёпнула меня по ягодице. Я улыбнулась и обернулась к ней: "Ну и кто из нас лесбиянка?". "Ну, трахаюсь я только с парнями, а вот шлёпать всех люблю. Вообще люблю пожёстче". "Ну ты знаешь, я ещё ни с кем не пробовала. Но смотреть люблю, да". Карина тем временем намазала мне зад и ноги, потом ещё несколько раз шлёпнула меня по попе и сказала переворачиваться.
  Я перевернулась и не смогла сдержать улыбки, глядя на Карину. Улыбка оказалась заразной, она тоже улыбнулась. Начала мне мазать шею, потом грудь. Давила она на грудь сильнее, чем следовало, а потом и вовсе сжала, затем размахнулась и залепила ладонью по груди, сначала по одной, потом по другой, потом ещё и добавила по щеке. Было намного больнее, чем по попе. "Ах, как я люблю, когда парни мне делают так, — сказала Карина. — Хотя хлыстом это конечно уж слишком, но ладонями это всегда кайф". Я от неожиданности сморщилась, но услышав эти слова, снова расцвела в улыбке.
  Карина залепила мне ещё одну пощёчину. "Нравится, да?" "Не знаю, но готова экспериментировать. Если тебе самой это нравится, то продолжай" — ответила я. Но Карина продолжать не стала, принялась намазывать мне живот. В какой-то момент дошла и до волосатой киски. На ней Карина тоже остановилась, но когда она начала осторожно засовывать палец внутрь, я её одёрнула: "Эй, там осторожнее". "Тогда ноги раздвинь" — сказала Карина. Я раздвинула. Она начала мазать внутреннюю сторону бёдер совсем рядом с промежностью, немного задержалась там, но потом перешла к менее интересным частям ног.
  Когда она закончила и улеглась рядом со мной, я сказала: "Спасибо. Теперь я знаю, как сделать тебе приятно". Я встала и оглядела пляж. Вдруг я заметила среди отдыхающих Павла. Он сидел на шезлонге в шортах, курил электронную сигарету, и смотрел на реку. Кажется, даже на нас внимания не обращал. Я спросила Карину: "Мне самой тебя пошлёпать или парня попросить?". "Давай просто полежим", — сказала она. "А вот не дам", — сказала я и с размаху шлёпнула Карину по мягкому месту. Карина застонала. "Нечего разлёживаться", — продолжила я, нанося удар по другой ягодице. "Нравится тебе значит, нравится?" — я всё лупила и лупила Карину по попе, пока она не перевернулась.
  Я продолжила удары уже по животу, потом села на Карину сверху и начала лупить её по груди. А она вдруг схватила меня сзади, подтянула к себе, запустила одну из рук мне в волосы и принялась целовать, долго, страстно. Я не сопротивлялась. Потом она резко повалила меня в сторону сама улеглась сверху меня, потом отстранилась и начала тереть свои груди об мои. Затем засунула своё бедро мне между ног и начала тереться об мою киску. Снова прижалась ко мне и начала целовать. Я начала гладить её по голове и спине, потом снова ударила по попе.
  "Мммм, неплохо" — одобрила Карина. Я ударила ещё раз. Карина снова впилась в меня губами и начала ёрзать своей киской по моему бедру, попутно натирая и мою промежность. Я в это время гладила её всю. Она тоже не отставала, гладила меня, чуть отстранилась, начала мять мои груди, потом вдруг остановилась. "Ладно, — сказала она. — Это было неплохо, но я всё-таки с девочками не очень умею. Зови своего парня". Она слезла с меня.
  Я без лишних слов встала и пошла по пляжу к Павлу. Он даже не смотрел на меня, и лишь когда я подошла совсем близко, обратил внимание. "Ещё раз привет, — говорю я ему. — Я понимаю, меня ты не уважаешь, но можешь хоть моей подруге помочь подготовиться к повешению?". Павел удивлённо посмотрел на меня: "Подготовиться?". "Пойдём, она сама тебе всё расскажет".
  Павел не стал дальше расспрашивать, положил сигарету в коробочку, саму коробочку — в шорты, и пошёл за мной к Карине, сидевшей на подстилке. Увидев нас, она заулыбалась, стала проводить руками по грудям, по бёдрам. Типичная сцена из порнофильма. Павлу наверное не понадобится дополнительных разъяснений насчёт того, что от него хотят. Я всё же немного заволновалась: "Что, прямо здесь будете?". Карина ответила: "Ну, можем в баню пойти, а то и правда увидит кто и скажет Димке... Хотя чего это я Димки боюсь, до повешения меньше часа осталось".
  Карина встала на колени перед Павлом и поглядела на него снизу вверх: "Ну что, готов?" Не требовалось уточнять, к чему именно. Павел кивнул. Карина принялась расстёгивать его шорты, они упали вниз. Потом она стянула трусы и взяла его член. Сначала размяла его в руках, потом засунула в себе в рот. Я вдруг подумала, что порноактрисой она бы могла и без Димы заработать себе на шикарную жизнь. Интересно, она не задумывалась о такой карьере?
  Оторвав взгляд от Карины, я увидела, что Павел смотрит не на неё, а на меня. Поймав мой взгляд, он улыбнулся. Я снова перевела взгляд ниже. Карина уже закончила сосать его член и он уже вовсю стоял. Она тянула Павла за руку, пытаясь увлечь его вниз. А Павел не отрывал взгляд от меня: "А ты, Ань?". "А что я?". "Присоединяйся". "Прости, я с малознакомыми парнями не трахаюсь". "Зато с девчонками трахаешься. Или ты думаешь, я ничего не видел?". Я смутилась.
  Карина посмотрела на меня, встала, подошла и поцеловала. Ласково повлекла меня на подстилку. Я не сопротивлялась. Я легла снизу, Карина легла на меня, продолжая целовать и прижимаясь грудьми. Потом она подтянула колени и подняла свой зад, выпятив его к Павлу. Он не стал долго раздумывать, опустился перед ней, направил член в её киску, и принялся трахать.
  Карина начала еле слышно постанывать. Через несколько минут я уже устала лежать под Кариной, и попыталась выбраться. Где-то через полминуты моих брыканий, Карина приподнялась на руках и я вылезла из-под неё. Но Карина быстро поймала меня, сказала Павлу лечь на спину, усадила меня на его живот, а сама села на его член. Принялась целовать меня и мять мне груди. Я тоже начала мять груди Карине.
  Через несколько минут мы опять сменили позу. Теперь Карина была внизу, мне сказала сесть ей на лицо, а Павел трахал её сверху, в то время как Карина лизала мне киску. В какой-то момент Павел поднялся и меня схватил за груди. Я сначала не сопротивлялась, старалась быть спокойной, потом в какой-то момент сказала: "Всё, хватит меня насиловать" и побежала купаться.
  Когда я вернулась, Павел трахал Карину в миссионерской позе. Когда я опустилась на подстилку, Павел застонал и засунул член глубоко внутрь Карины. Вышел он из неё где-то через минуту, его член был измазан белой жидкостью. Он побежал купаться. Карина вытерла рукой свою киску, поднесла пальцы к носу, потом побежала за Павлом.
  Плавали они недолго, уже совсем скоро мокрый Павел плюхнулся на подстилку рядом со мной, Карина легла с другой стороны от него. Павел положил обе свои руки на спины лежащих рядом девушек и начал их поглаживать. Через какое-то время я расслабилась и начала возбуждаться.
  Павел повернулся к Карине: "Как тебя зовут, кстати?". Карина ответила: "Ну ты же знаешь, это не повод для знакомства. На виселице узнаешь". Он шлёпнул Карину по попе. "Буду тебя шлёпать, пока не скажешь". "Давай". И он начал, но надолго его не хватило. "Ладно, я знаю, что ты Карина", — сдался Павел. "Попка ещё не красная? — поинтересовалась Карина. — Попроси Аню продолжить, я хочу с красной попкой висеть". "Я устала" — отозвалась я.
  Павел повернулся ко мне. "Ладно, Карине я уже сделал хорошо, а как насчёт тебя, Ань?". "Я же уже сказала" — ответила я. "А я не об этом" — он сел мне на попу, я хотела возмутиться, но он прижал меня к земле и начал делать массаж. Но всё же я была напряжена. "Интересно, если он меня изнасилует, его повешение отменят?" — волновалась я. Но потом всё же решила, что в случае чего Карина заступится за меня.
  Я потихоньку расслаблялась, закрыла глаза и отдалась приятным чувствам. Из забвения меня вывел голос Карины: "Так, у виселицы уже народ собирается, пойдём, наверное". Карина достала из лежащей неподалёку сумочки свой айфон. "12:38" — сказала она, встала, и залезла ногами в своё платье, начала надевать. Потом нацепила бейджик, взяла сумочку и пошла к виселице.
  Я тоже встала и дёрнула подстилку, Павел уже вставал. Я отнесла подстилку в палатку и тоже отправилась к виселице. Там как раз служащие принесли сложенные в стеллажи стулья, и народ начал разбирать их. Многие расселись по стульям, Некоторые просто садились на песок, сзади стояла группа тех, кто предпочитал смотреть стоя. Я заметила неподалёку сидящую Карину и ещё одну девушку с зелёным бейджиком. Подойдя, я прочитала имя: "Анастасия, 25 лет".
  Кругом ходили служащие и охранники. В какой-то момент один из охранников прогнал какого-то парня без бейджика. Настроение у меня было приподнятое. В какой-то момент я начала вся дрожать от предвкушения. Карина о чём-то тихо переговаривалась со своей будущей соседкой по виселице.
  Ко мне подошла ещё одна висельница, Марина. "Ты тоже вешаешься?" — спросила она меня. "Нет" — говорю. "Может, тогда подвинешься?". "Оставь её!" — вступилась за меня Карина. Марина села с другой стороны от меня. Мимо прошла ещё одна девушка с зелёным бейджиком: "Светлана. 30 лет. Участница группового повешения женщин всех возрастов". Она устроилась где-то сзади. Оглядываясь, я заметила сидящих неподалёку Диму с Маратом. Они болтали друг с другом, не обращая внимания ни на меня, ни на Карину.
  Вокруг стоял обычный для подобных мероприятий гомон, я просто сидела, время от времени поглядывая на часы. 12:47. Казалось, время идёт медленно. Я почувствовала огромное облегчение, когда в 12:50 на эшафот вышел ведущий и сказал "Привет всем". Аудитория встретила его аплодисментами. "Сегодня у нас запланировано повешение молодых девушек, мы планируем повесить как минимум пятерых. Прошу их на сцену!"
  При этих словах Карина встала, потянула меня за руку, подняла меня со стула и обняла. "Прощай, подруга" — тихо сказала она. "Прощай" — ответила я и чуть не расплакалась. Я так успела привыкнуть к ней за эти два дня, что у меня в голове не укладывалось, что вот уже сейчас ей предстоит умереть. У меня за всю жизнь не было такой близкой подруги, несмотря на все наши противоречия во взглядах. И после её смерти наверное уже не будет.
  "Нет, раздеваться пока не надо", — голос ведущего не дал мне погрузиться в дальнейшие раздумия. Карина в последний раз чмокнула меня, отдала мне свою сумочку и пошла на виселицу, где её уже ждали четыре партнёрши с зелёными бейджиками.
  "Посмотрите на этих девушек! — объявил ведущий, когда Карина присоединилась к остальным. — Вот наша гордость. Именно благодаря таким, как они, у нас есть возможность проводить эти слёты. Я искренне считаю повешение одним из самых красивых способов умереть. И повешение издавна было популярно среди самоубийц. Но если раньше самоубийцы вынуждены были вешаться в потаённых уголках, чтобы их никто не видел, и никто не мог насладиться этим зрелищем, то сейчас, к счастью, мир стал намного цивилизованней. Человек открыто может объявить, что хочет покончить жизнь самоубийством, собраться вместе с такими же, как он, и позволить другим насладиться этим зрелищем".
  Ведущий прервал свою речь, зрители захлопали. Ведущий продолжил: "Эти девушки сегодня здесь, чтобы показать нам всем пример. И я хотел бы знать, есть ли в зале ещё девушки до 25 лет, которые хотели бы последовать этому примеру". Одна из девушек в зале подняла руку. "Прошу на сцену" — объявил ведущий. Ещё одна девушка пошла на виселицу. Она была в одном купальнике и я сразу узнала в ней Катю. Она встала рядом с остальными висельницами.
  "В этом году мы меняем правила, — продолжил ведущий. — В первый день мы не будем вешать девушек с зелёными бейджиками. Можете возвращаться на свои места". Несколько девушек покинуло сцену. Я услышала голос Карины: "А если мне именно сегодня надо?" "Тогда вешайтесь вне мероприятия" — ответил ведущий. "Блин!" — выкрикнула Карина и начала спускаться с эшафота. Выглядела она явно недовольно. "Блин, вот это я дура!" — Карина хлопнула себя по лбу, подходя ко мне, потом взяла назад свою сумочку. А я улыбнулась. Может сама Карина и не рада, но я лично счастлива, что сегодня её вешать не будут. Скорее всего, я уговорю её не вешаться вне мероприятий.
  "Так, у нас есть одна девушка, — продолжил ведущий. — Однако, напоминаю, что сегодня у нас не одиночные, а групповые повешения. Какие ещё девушки желают быть повешенными сегодня? В первую очередь вопрос конечно к девушкам с жёлтыми бейджиками, которые допускали участие в групповых повешениях. Сейчас момент истины. Вы сказали, что возможно будете участвовать, настал час решать, участвуете или нет". Тишина. "В общем, всё понятно. Двадцать девушек сказали, что возможно поучаствуют, а реально участвовать согласна только одна". Я старалась сидеть ровно, будто сказанное никак ко мне не относится.
  Я вдруг вспомнила жеребьёвку на поляне для избиений хлыстом. В какой-то момент я испугалась, а вдруг тут будут проводить такую же жеребьёвку среди девушек с жёлтыми бейджиками и жребий выпадет мне. Но я успокаивала себя, что разыгрывать смерть незаконно, нужно просто спокойно сидеть, насильно меня вешать не будут. Жёлтый бейджик не несёт никаких обязательств, кроме разве что моральных, но с моральными я уж как-нибудь справлюсь.
  В конце концов, одна девушка с жёлтым бейджиком подала голос: "Ну, я в принципе не против вешаться, но я не хочу быть первой". Ведущий ответил ей: "Ну, значит послезавтра повесим пятерых зелёных и вот её, — ведущий указал на Катю. — А потом повесим одну тебя. Согласна?". "А почему меня одну?" — удивилась девушка. "А вот ты спроси её, она хочет вешаться с тобой или вместе с зелёными. И вообще давайте не будем ставить условия, первые, не первые. Вы либо участвуете, либо нет, а порядок уж позвольте определять нам самим". "Ладно" — сдалась девушка. — "Вешайте и меня тоже". "Прекрасно" — ответил ведущий. — "Итак, у нас две девушки. Но это по-прежнему мало. Кто ещё?"
  И тут у меня уже начал разъедать соблазн вызваться третьей. Но всё же я переборола его. Страх помог мне. Хоть они и хотят повесить пятерых девушек, вдруг согласятся повесить троих за неимением других вариантов? Ведущий продолжил: "Хорошо. Мы не будем ни на кого давить, не будем никого уговаривать. Участие — дело абсолютно добровольное. Будут добровольцы — будем вешать. К сожалению, пока добровольцев недостаточно для группового повешения. Если больше добровольцев не будет, по всех повесим послезавтра. Если наберём ещё троих — то пятерых повесим отдельно, о чём специально объявим. Ну а пока — все свободны!"
Сразу хочу предупредить: я бандеровка, хохлособака, свидомитка, укропка и карательница.
А кровь русских младенцев я пью утром натощак.
Post Reply