Сёстры на кольях

Post Reply
User avatar
Anna
Posts: 641
Joined: Thu Dec 06, 2018 5:04 pm
Has thanked: 575 times
Been thanked: 275 times

Сёстры на кольях

Post by Anna »

Две сестры, одетые в босоножки и одинаковые лёгкие летние платьица выше колен, вышли из подъезда и пошли через двор многоэтажки. Увидев их с детской площадки, к ним подбежал знакомый соседский 12-летний мальчуган, Вадик.
-- Салют, девчонки! Вы на речку идёте?
-- Ну да, -- ответила младшая сестра. Отрицать не было смысла, они несли полные сумки пляжных принадлежностей.
-- Возьмите меня с собой, ну пожалуйста!
-- А тебе бабушка разрешила?
-- Да она мне никогда не разрешает! А мама не разрешает на компьютере играть, говорит чтобы я на улице был, и заставляет гулять с бабушкой, а она целый день только и делает, что сплетничает на лавочке со своими курицами. А мне во дворе ужасно скучно, я уже не маленький, чтобы играться в песочнице со всякой мелюзгой. Ну пожалуйста, девочки, ну возьмите меня на речку!
-- Ну ладно, пойдём, если так хочешь.
-- Ура! -- воскликнул Вадик и запрыгал от радости.
Они пошли втроём. Старшая сестра, Катя, училась в универе на экономиста, ей было 19 лет, планировала после учёбы работу менеджером в какой-нибудь международной корпорации. Её младшая сестра, Карина, планировала в этом году поступать туда же, ей было 17. По дороге Катя рассказывала Карине, что за ней в последнее время упорно ухаживает её одногруппник Артём, и она наконец уступила ему и согласилась сходить в кино, завтра в субботу. А сегодня он не может, так как работает в автомастерской отца.
-- Болты-гайки крутит? -- скривилась Карина. -- Ты что, правда решила выходить за какого-то там автослесаря?
-- Ты чего, он же единственный наследник бизнеса. Для того и поступал на экономический, чтобы уметь выжить в сложных условиях конкуренции. А работает для того, чтобы хорошо знать всю подноготную, и чтобы в будущем подчинённые не могли водить его за нос.
-- Ну не знаю, я бы наверное всё-таки вряд ли стала бы крутить романы с таким, как он.
-- А ты каким представляешь своего будущего мужа? Олигархом на белом мерседесе? -- поучала сестру Катя.
-- Ну не знаю...
Вот они уже пришли на пляж, расстелили подстилку, скинули платья, легли загорать, Вадик прилёг вместе с ними. Катя вздохнула: "С другой стороны жаль конечно, что у Артёма не будет особенно времени для меня с такой работой... Приходится вон со всякой мелюзгой отдыхать. Но у олигарха твоей мечты наверное совсем бы времени на всякие пляжи не будет". "Да что ты ко мне пристала с этим олигархом? Всё, признаю, я не права, встречайся с кем хочешь, не буду я в твою личную жизнь лезть".
Мимо проплыла небольшая яхта, за рулём был красивый парень в чёрных очках, на палубе загорала девушка в красном купальнике. Катя всё-таки не могла не отметить, что парень был намного красивее Артёма, и что иметь собственную яхту было бы очень неплохо. "Ну, ты тоже в чём-то права, Карин. Конечно, мне бы тоже хотелось бы в женихи такого, как тот парень на яхте..." И тут Вадик подал голос: "Когда я вырасту, у меня тоже будет яхта... У папы дела сейчас в гору идут, он скоро совсем олигархом станет... Вот увидите" Катя рассмеялась: "Ну вот. Через несколько лет, мы может даже подерёмся, кому из нас за Вадика выходить. А я в общем, не против, отдам его тебе". Отец Вадика действительно был не самый мелкий бизнесмен на районе, но в особые его успехи девушки не очень верили.
Все втроём пошли плавать. Сначала Катя заплыла далеко, а Карина с Вадиком плескались на мелководье. Катя удивлялась, неужели Карина и вправду поверила, что Вадик будущий олигарх? Когда Катя возвращалась на берег, она услышала удивлённый вопрос Карины: "Ты правда только недавно плавать научился?" "Да родители мне постоянно запрещают! Но всё равно, недавно научился, да. Хочешь покажу?" "Давай". Катя смотреть на это не стала, и снова легла загорать.
Всего через пару минут Катя услышала крик Карины: "Катя! Быстро звони в скорую! Ему плохо". Катя быстро взяла телефон и начала звонить, а Карина приволокла Вадика на подстилку и стала делать ему искусственное дыхание. Вокруг собрался народ, тётушки начали причитать: "Ой, что, утонул?". Карина снова и снова прикладывала свои губы к губам Вадика, потом отчаянно посмотрела на Катю: "Не дышит..."
Приехала скорая, санитары лишь констатировали смерть, в скором времени подъехала милиция, тётушки с пляжа начали наперебой рассказывать о произошедшем. Катя и Карина не успели оглянуться, как оказались в автозаке, а потом и в КПЗ районного отделения. В камере сидела ещё пара девушек сомнительного вида. Через какое-то время по ту сторону решётки послышались голоса.
-- Это же соседки наши, Рощины... Катя и Карина. -- сёстры узнали голос бабушки Вадика. -- Глаша видела их рядом с Вадиком, думала они просто играют вместе, потом отвлеклась, а их уже нет... Мы сразу Юленьке сказали, а она долго до вас не могла дозвониться.
-- Да, Клавдия Ивановна, я понял, -- это уже отец Вадика. -- Значит так, товарищ майор, Сизаренко вам уже звонил? Обрисовал ситуацию? Значит, у нас непонимания не возникнет. Этих девок надо будет наказать по полной, слышите, по полной! Полковник сказал, что судья Рогов ваш двоюродный брат. Мне нужно, чтобы он вынес смертный приговор обеим!
-- Ну, это вряд ли получился, -- сказал незнакомый мужской голос. -- Карина несовершеннолетняя, ей смертный приговор никак не вынести. Можем конечно в тюрьму её посадить, может даже пожизненно...
-- Да пофиг мне ваша тюрьма! Наказание должно быть быстрым и чётким! Тюрьмы это уже прошлый век! На кол их посадить и всё!
-- Прямо уж на кол.
-- Да, на кол! Именно такой приговор я жду от Рогова, ты понял?!
-- А я-то тут причём? Вот, давай прям сейчас ему позвоним и обсудим этот вопрос... -- пауза. -- Алло, Димон? Это Лёха. Тут клиент один есть, очень важный и солидный. Ему очень нужно от тебя решение одного вопроса... Так, давайте сейчас я ему передам, договоритесь о встрече.
-- Алло... Да, завтра в полдень нормально... В Гран-Кюри на Дмитриевской? Хорошо, завтра подойду, наберу вас.
Тут послышались шаги, и один из полицаев сказал: "Рощины, на выход!". Сёстры вышли. Они так и были в одних купальниках, руки спереди были скованы наручниками. Их привели в кабинет майора, в котором также был и отец Вадика, бабушка уже ушла. Девушек приковали наручниками к перекладинам на потолке, так что теперь они могли стоять только с поднятыми руками.
-- Ну что, лахудры, прошмандовки, попались? -- отец Вадика обходил девушек кругом. -- Ну я надеюсь вы уже сами понимаете, что пизда вам теперь полная. Скоро сядете своими грязными развратными пёздами на колышки и тогда будете знать...
-- Ну Виктор Борисович, ну пожалуйста, ну мы же случайно, ну смилуйтесь...
-- Случайно?! -- отец Вадика подскочил к Кате и сорвал с неё лифчик... -- Ну уж нет, сучки, вы мне за всё заплатите...
Катя задрожала, а Виктор схватил её за лобок, потом стянул с неё трусики и обнажил пучок тонких волос между её ног. Потом раздел догола и Карину, после чего достал из шкафа огромную плётку и стал ходить вокруг до около уже с ней. Ему явно нравилось смотреть на расширившиеся от испуга глаза девушек, на их аккуратные упругие груди, на волосатые лобки. То м дело он ударял плёткой по полу, заставляя бедных сестёр вздрагивать.
-- Ну что, паскудницы? Страшно? -- с этими словами Виктор саданул сверху вниз наискосок Катю по груди
-- Оооооох! -- закричала Катя, съёжилась, сжала зубы, и принялась по очереди сгибать ноги в коленях... -- Шшш, ай, больно...
-- Больно? Ну ничего, это только начало. -- Виктор с размаху хлестнул Карину.
-- Аааааай! -- завизжала она.
В следующие полчаса Виктор хлестал своих пленниц по грудям, по животам, по спинам, по попкам, по бёдрам. Девушки кричали, просили о пощаде, извивались и корчились. В какое-то время он отложил плётку в сторону и принялся лупить сестёр по голым попкам ладонью. "Мало вас папка по попке бил, мало?" Потом подошёл к Кате спереди и скрутил ей соски. Она завизжала с новой силой. Потом сделал то же самое с Кариной, после чего провёл пальцем по её киске. В это время майор подошёл к Кате и начал щупать её груди и другие части тела, потом сжал её попку, а груди начал облизывать языком.
Обе девушки приготовились к тому, что к утру они уже не будут девушками, так как распрощаются со своей девственностью. Но они ошиблись, насиловать сестёр никто не стал. Всего лишь облапали, облизали в разных интересных местах, потом сняли с них наручники и прямо голышом отвели в маленькую камеру в подвале. "До суда посидите тут" -- сказали им на прощание.
Из мебели в камере была только небольшая деревянная полка, посыпанная опилками, и дырка в полу в качестве туалета. Сходив в туалет, сёстры сразу улеглись в обнимку на полку и заснули. Чуть свет, их разбудил охранник и сонных куда-то повёл. Это была небольшая подсобка с душем. "Давайте, мойтесь тут". Девушки стали мыть друг друга, а охранник всё это время пялился на них.
Через какое-то время охранник перекрыл кран на трубе и протянул сёстрам какой-то тюбик. "Вот, намажтесь. Чем дольше будут заживать ваши шрамы, тем дольше вам придётся ждать суда. Думаю, это в ваших интересах, чтобы это всё побыстрее закончилось". Девушки намазали свои следы от плёток, потом их так же голышом вывели в коридор, дали швабры и сказали мыть пол, и сказали, что если будут отлынивать, то их могут отстегать ещё раз. Запуганные до смерти сёстры принялись за работу.
Время от времени охранники водили по коридорам очень сомнительных личностей в наручниках. Когда они подходили достаточно близкоа, девушки бросали швабры, съёживались и стояли, прикрывая свои интимные места. А зеки только ухмылялись им, показывая свои выбитые зубы. Один раз, когда они так стояли, охранник огрел Катю дубинкой по попе и сказал, что если ещё раз увидит, что они прикрываются, то обольёт их грязной водой из ведра. Сёстры испугались и теперь, когда мимо ходили охранники, старались сосредоточиться на работе и не обращать ни на кого внимания, особенно на то, с каким вожделением все смотрят на них.
Потом один из охранников отвёл девушек на кухню и заставил мыть посуду. Раковины там были просто огромные и посуды просто горы. Кроме Кати и Карины там мыли посуду ещё две девушки в грязных тюремных халатах. Сёстры очень смущались, что их заставляют работать голышом, в то время как другие девушки были одеты. Но вот, одна их этих девушек случайно разбила одну тарелку. Охранник увидел это, заставил её снять халат и отстегал плёткой по груди, по спине и по попе. И дальше она тоже работала голая. От этого сёстрам стало немного легче, но всё же и страшнее, они стали лучше стараться, чтобы случайно чего-нибудь не разбить.
Где-то в полдень работницам кухни разрешили поесть баланды, а потом, когда посуда закончилась, Карину повели чистить общий туалет, а Катю заставили чистить туалеты в камерах. В некоторых камерах сидели зеки отпускали всякие шуточки в её сторону: "О, так к нам теперь голых говночисток присылают? А мне тут даже нравится!". Последней Катя убирала их собственную камеру, потом охранник просто забрал у неё ведро, ёршик и тряпку и оставил её одну. Через полчаса в камеру привели и Карину. После всего от обеих изрядно пахло.
Сёстры снова легли в обнимку, и стараясь не обращать внимания на запах, заснули. На этот раз их никто не будил, они сами проснулись. Обе с нетерпением ждали, что их снова отведут в душ, но никто не приходил и даже когда они пытались звать через дверь охранников, никто не откликался. Они были просто заперты в этой тесной комнатушке и ничего не могли с этим сделать.
Бедные сёстры чесались и пытались хотя бы опилками хоть как-то стереть с себя грязь, но помогало не очень. Через какое-то время окошко в двери открылись и узницам сказали, чтобы они подали миску для баланды. Миску они нашли на полу, не в самом чистом состоянии, но делать было нечего. У Кати после такой трапезы сильно заболел живот, а Карину даже вырвало и у неё поднялась температура. И сколько Катя ни стучала в дверь, в надежде уговорить охранников привести к ним врача, никто на её стуки не откликался. А тут ещё Карина сказала: "Катюш, мне холодно, погрей меня". И тогда Катя оставила эти тщетные попытки, легла и обняла сестру, пытаясь согреть её.
Когда на следующий день принесли баланду, Катя подошла к окошку и сказала, что им надо к врачу. "Хорошо, один момент" -- сказал раздающий баланду охранник и ушёл. Да так и не вернулся. И несколько дней про сестёр никто даже не вспоминал и на стуки с их камеры никто не реагировал. Впрочем, есть им всё равно не хотелось.
И вот наконец, когда их запах уже почти выветрился, а животы перестали болеть и температура спала, их снова повели в душ. Врача они уже не требовали, но прекрасно понимали, что в их интересах как можно быстрее выбраться отсюда, потому старательно мазали друг друга мазью и решили не отказываться от предлагаемой работы. После этого их сразу повели на кухню. Хоть сестёр до сих пор тошнило от одного запаха этой баланды, они всё же заставили себя съесть по тарелке, чтобы совсем не исхудать.
Когда закончилась посуда, сестёр привели в небольшую комнатку, в которой сушилась различная тюремная одежда. От вещей ощутимо воняло некачественным порошком, но даже такие конские дозы этого порошка не могли полностью отстирать грязь с этих шмоток. Во многих местах одежда начала расползаться. Девушкам сказали зашить порванные места и погладить одежду. И строго-настрого запретили что-либо надевать в процессе.
Когда сёстры справились с одеждой, их снова отправили мыть коридоры. После чистки туалетов это казалось уже не такой грязной работой, и даже к наготе своей они уже начали привыкать. Когда их вернули в камеру, девушки поблагодарили бога, что их снова не заставили чистить туалеты. Их снова оставили на несколько дней и даже баланду не носили.
Девушки сидели здесь всего неделю с лишним и уже совсем истомились. Конечно, им не терпелось как можно поскорее выбраться отсюда, но они понимали, что от суда ничего хорошего ждать не придётся. Они же слышали разговор отца Вадика с полицейскими... Но лучше уж наверное и правда такой конец, чем бесконечное сидение в таких условиях, голышом в такой грязи, в полутьме, без нормальной еды, без чистой воды.
В один из дней сестёр сразу повели на чистку туалетов, слава богу, позволили потом помыться, потом мыли коридоры, выносили мусор из корзин в кабинетах, мыли полы и там тоже, протирали столы и прочее. Всю сколько-нибудь грязную или примитивную работу стали вешать на них. Один раз Карина случайно уронила со стола на рабочем месте какого-то капитана бокал и у него отлетела ручка. Капитан отреагировал немедленно, повёл Карину в туалет, мокнул её голову в унитаз и надавал по попе. К счастью, долгосрочных шрамов на ней не оставил.
Так прошёл месяц с лишним, и наконец измученным сёстрам объявили, что их повезут на суд и позволили им одеть застиранные тюремные халаты. На суде однако произошло нечто странное, чего девушки не ожидали. Катю завели в зарешеченное помещение и посадили на скамью подсудимых, а Карину охранники повели в туалет суда и сказали ей раздеться, после чего дали ей её собственное платье, которое она сняла на пляже и сказали надеть его. После чего снова отвели её в зал суда и посадили на скамейку в зале.
В зал начали заходить люди, и тут среди прочих голосов она услышала голос своей мамы: "Катя!". Карина встала и побежала к маме. Она просовывала руки сквозь решётку Кате, Катя тоже высунула руки из своей клетки, и так они и обнялись через решётку. Потом мама увидела Карину и обняла её тоже. Судебные приставы сказали им садиться и не подходить к решётке. Но перед тем как сесть, мама представила Карине стоящего рядом парня: "Знакомься, это Артём".
Артём в это время как раз целовал протянутую из-за решётки ручку Кати, пока пристав не отогнал и его, а Кате приказал сесть. Сказал, что иначе он зайдёт внутрь и прикуёт её к скамье наручниками. Артём сел на скамейку и всё не сводил взгляда с Кати. В какой-то момент он всё же чуть повернулся и посмотрел на Карину:
-- А ты Карина, да? Боже, вы с Катькой так похожи, прямо как близняшки...
Потом, снова обернувшись к Кате он продолжил:
-- Катенька! Когда ты не пришла в кино, я звонил тебе, трубку поднял майор Дилдошмяков, и сказал что ты задержана по подозрению в убийстве, и с тех пор никто на телефон не отвечал, я нашёл твою маму, она рассказала, что какой-то там ваш соседский мальчик утонул, и всё теперь хотят повесить на вас с Кариной...
-- Это было случайно... -- Катя расплакалась.
-- Ну не плачь, Катенька, сейчас суд во всём разберётся...
Катя расплакалась только ещё больше. Наконец вышел судья, и пристав сказал: "Всем встать, суд идёт". Дальше всё пошло примерно так, как сёстры и ожидали. Суд был полнейшим фарсом. Сначала выступили все бабушки с ихнего двора, и все как в один голос заявили, что видели, как Катя потащила упирающегося Вадика куда-то со двора. Мама девушек закричала: "Ну как вы можете такое говорить, Варвара Семёновна?! Вы же вообще в тот злополучный день на дачу поехали!". Но судья на это только застучал молотком и сказал: "Вам слово не давали! Не нарушайте порядок в зале суда, а то выведем вас!"
Заслушали и несколько свидетелей с пляжа. Но вот что было странно: во всём единолично обвиняли только Катю, а про Карину даже не вспоминали. То есть вспомнили только тогда, когда Карина делала Вадику искусственное дыхание. И из рассказов можно было сделать вывод, что Катя специально утопила Вадика как котёнка, но Карина вмешалась, вытащила его из воды, пыталась его спасти, делала искусственное дыхание, но ничего из этого не вышло. Выходит, Катя злодейка, а Карина спасительница, бред какой-то! Карина хотела сказать, что всё не так было, что это она виновата, но ей только затыкали рот, как до этого маме.
И тут наконец-то, о чудо. "Для дачи показаний в качестве свидетеля вызывается сестра обвиняемой, Рощина Карина". Карина чуть не подпрыгнула от радости. "Ну наконец-то я смогу рассказать, как всё на самом деле было, скажу, что Катенька не виновата, что если и обвинять кого, то меня..." -- думала девушка.
-- Свидетель Рощина, поскольку обвиняемая является вашей сестрой, вы имеете право отказаться от дачи показаний и не свидетельствовать против сестры. Если вы соглашаетесь на дачу показаний, вы обязаны говорить правду, и только правду. За дачу ложных показаний предусмотрена уголовная ответственность. Вы согласны на дачу показаний?
-- Согласна.
-- Скажите пожалуйста, покойный Вадим Коровин говорил вам о том, что в связи с пороком сердца родители запрещали ему плавание?
-- Ну... -- Карина замялась. -- Говорил, что родители запрещали плавать, но про порок сердца...
-- Значит, я так понимаю, ответ положительный, да?
-- Ну... да...
-- И вы подтверждаете, что после того, как ваша сестра затащила мальчика в воду, вы вытащили его и делали ему искусственное дыхание?
-- Я делала, но Катя...
-- Так да или нет?
-- Простите... Я должна признаться, это я во всём виновата...
-- Вы хотите сказать, что у вас было намерение убить мальчика?
-- Нет...
-- Вы пытались его спасти?
-- Да.
-- Спасибо, вы свободны.
-- Подождите! Я должна вам сказать...
-- Свободны!
Подошёл пристав и вывел Карину с трибуны. Когда она вернулась, глаза у мамы были круглые: "Карина... ты чего наделала, Карина?". "Мам! Они не дали мне сказать правду, они всё подстроили..." Судья снова стукнул молотком. "Для дачи показаний в качестве свидетеля вызывается мать обвиняемой, Рощина Тамара". Мама тоже вышла на трибуну.
-- Моя Катенька ни в чём не виновата, это чистая правда!
-- Так вы будете давать показания или нет?
-- Буду!
-- Скажите пожалуйста, в каких отношениях были ваши дочери, Катерина и Карина?
-- В очень хороших отношениях, всегда друг другу помогали, были просто на всё готовы ради друг друга, образцовые сёстры...
-- Часто ли они ссорились?
-- Очень редко.
-- Были ли они в ссоре в день убийства?
-- Нет, что вы...
-- Спасибо, вы свободны...
-- Как свободна?
-- Больше вопросов к вам не имеем.
-- Подождите... А как насчёт того, что свидетель Трушкова Варвара лгала в суде, она была на даче и не могла видеть Катеньку!
-- Это всё у вас?
-- И ещё я должна сказать, что моя Катенька не виновата!
-- Всё?
-- Всё.
-- Тогда идите. Ваше заявление по поводу свидетеля Трушковой принято, однако оно ничего не меняет в деле, у нас достаточно других свидетелей. Информация по поводу ложных показаний будет передана в следственные органы.
Было ещё много словопрений, но общая картина вырисовывалась совершенно ясная: Катю не могли не признать виновной в умышленном убийстве Вадика. И вот уже зачитывают приговор.
-- Тот факт, что обвиняемая, заведомо зная о болезни жертвы, насильно затащила его в воду, не отрицается в том числе и её сестрой, Рощиной Кариной, допрошенной в качестве свидетеля...
-- Протестую! -- закричала Карина.
-- Протест отклонён. Со слов матери обвиняемой, сёстры находились в очень хороших дружественных отношениях, и у сестры обвиняемой не было никаких причин оговаривать обвиняемую. Напротив, свидетелем Рощиной Кариной была сделана попытка оправдать сестру, взяв вину на себя, однако её слова о своей виновности противоречат установленным в суде фактам. В связи со всем изложенным, суд постановляет: признать обвиняемую Рощину Катерину Александровну виновной в умышленном убийстве первой степени при отягчающих обстоятельствах и приговорить её к смертной казни путём посажения на кол влагалищем.
-- Неееет! -- закричали хором Карина с мамой и их вывели из зала суда.

***
На маленькой кухоньке в старом довоенном доме было жарко и накурено. Тамара Рощина выпила очередную стопку водки и укоризненно сказала: "Карина, Карина..." Карина возмутилась: "Мама! Я же сказала, что я не хотела ничего говорить против Кати! Они специально всё извратили! И пока ты тут пьянствовала, я звонила адвокату, он сказал, что ещё есть надежда подать апелляцию и всё исправить..." Тамара подняла глаза: "А деньги-то у тебя есть на адвоката, Карин?" "Так что, папа разве не даст денег?" "Папа?" -- Тамара только кисло усмехнулась и налила себе ещё водки.
Карина забрала у неё стакан. "Кариночка, ну дай..." -- попросила Тамара. "Мам, ну ты посмотри на себя! Ну разве можно так напиваться?!" "Нельзя, -- признала Тамара. -- Но сейчас можно... Ну доченька, ну пожалуйста, дай..." Карина решительно вылила стакан в раковину, а потом взяла бутылку и вылила из неё остатки тоже. У Тамары глаза расширились глаза: "Карин, ты чего делаешь?!" "Спасаю тебя. Пьянством делу не поможешь, а можно только хуже сделать!" Тогда Тамара взяла сигарету и щёлкнула зажигалкой. Карина взяла оставшуюся пачку сигарет и выбросила их в мусорное ведро. "Ну Карии-ина!" -- жалобно протянула Тамара. "Иди проспись лучше!" -- парировала Карина. Тут раздался звонок в дверь и Карина бросилась открывать.
-- Папочка...
-- Ну как вы тут?
-- Пап, представляешь, у мамы самый настоящий запой. Я ещё никогда её такой не видела!
-- Понимаю её... Я сам в шоке, как такое могло произойти? Это же надо такое придумать -- на кол посадить!
Папа пошёл на кухню.
-- О боже, Том, сколько же ты накурила... Имей же ты совесть наконец, нашим девочкам помощь нужна, а ты...
Вскоре папа вывел маму с кухни и они пошли в родительскую комнату. Карина стала украдкой подглядывать за ними. Папа быстро разделся до трусов и начал раздевать маму. Она слабо упиралась, один раз даже дала папе пощёчину. Отношения у супругов были не очень хорошие. Но Карина всё же побоялась вмешиваться. Тем более папа тоже перестал действовать нахрапом, прижал маму к себе и принялся гладить. Потом он всё же уложил её на кровать, снял лифчик и стал целовать груди.
Первое время Карина злилась на отца, но когда на лице мамы наконец проступила улыбка, поняла, что ей это нравится, и секс действительно может её отвлечь от мыслей о выпивке, так что это ей явно пойдёт на пользу. Через какое-то время папа снова вышел на кухню и сказал Карине: "Фух, ну заснула наконец-то! Кстати, Карин, я тут по дороге посмотрел... Тот адвокат, которого мама взяла, никуда не годится. Сегодня же подыщу нового и если успею, то подпишу договор".
Чтобы не будить маму, папу пошёл в комнату сестёр и сел за комп Карины, сидел в интернете, время от времени звонил то в одну контору, то в другую, в конечном счёте выписал несколько адресов и засобирался на улицу. Ушёл.
Карина тоже вышла, чтобы купить немного картошки, у них прямо во дворе продавалась, когда она пришла, мама была уже на кухне и снова курила. "Мам, ты чего, из мусорки сигареты достала?". Мама обернулась, и тут же закашлялась и осела на пол. Потом схватилась за грудь и упала ничком. Карина позвонила в скорую, потом стала делать маме искусственное дыхание, хлопала по щекам, обливала водой -- ничего. Наконец, приехали врачи, и Карина вместе с мамой поехали в больницу.
Врач вышел из палаты и сказал: "Инфаркт... Сильно нервничала последнее время? У вас что-то случилось?" "Конечно случилось! Мою сестру вон на кол посадить хотят... Мама из за этого так напилась и накурилась..." "Ай-яй-яй," -- укоризненно сказал доктор и помотал головой. -- "Ну разве можно так? Ну ладно, сегодня её лучше не беспокоить, так что идите, завтра придёте".
Дома Карина рассказала всё папе, он даже немного рассердился: "Почему ты сразу не забрала у неё бутылку?" "Ну я же не знала, что она так нахлебается! Она никогда так не делала!". "Ладно, завтра схожу к ней, посмотрю что да как..." . Карина сама не помнила, как повалилась на кровать и заснула. Проснулась она от звонка в дверь. Взяв на столике, телефон, она увидела время. "О боже, уже 12:30! Как я могла столько проспать?! Это наверное уже папа из больницы вернулся".
Карина вскочила и в одной ночнушке кинулась к двери. Однако, открыв дверь, она вскрикнула. Это был не папа, а Виктор Коровин, отец утонувшего Вадика. Карина попятилась и упала на пол. Виктор вальяжно вошёл в коридор и разулся. "Ну здравствуй, Карина. Пойдём, поговорим?" Он подал руку девушке, но приподнимая, ловко ухватился за подол её ночнушки и потянул её вверх. Карина закричала и сама не заметила, как снова повалилась на пол уже голая. Снова вскрикнула, вскочила и кинулась в свою комнату.
Виктор неспеша подошёл к двери, подёргал её, потом с силой ударил плечом. Карина не смогла удержать её, она отбежала и попыталась прикрыть наготу покрывалом. Виктор с силой вырвал его у неё из рук, потом крепко схватил её за обе руки. Подержал какое-то время, потом кинул на кровать.
Карина отчаянно сопротивлялась, но сделать ничего не могла. Наслаждаясь её беспомощностью, он медленно начал раздеваться. Карина пыталась кричать, но Виктор зажимал ей рот. "Ну что, девка? Не получилось с тобой по закону разобраться, значит придётся по-другому..."
И вот Карина с ужасом почувствовала, как огромный жирный член упёрся её между ног. Девушка изо всех сил сжимала ноги и дёргалась. Виктору не хватало рук, чтобы одновременно зажимать ей рот, держать руки и разводить ноги. Он пытался развести её ноги своими ногами, водил членом по её волосатой киске, но никак не мог попасть во влагалище.
Наконец, когда Виктор чуть было не лишил Карину девственности, она увидела за спиной насильника своего папу с ножом. Он с размаху всадил нож Виктору под лопатку. Насильник заорал как бык, отпустил Карину, развернулся, с размаху засадил отцу Карины в лицо, разбил ему очки, потом, не обращая внимание на нож в спине, поспешно натянул штаны, потом всё-таки вытянул окровавленных нож, кинул на пол, взял свою снятую рубашку, прижал к ране и хромая вышел из комнаты.
Карина подбежала к отцу, сняла очки, с облегчением убедилась, что раны несерьёзные и глаза не повреждены, потом всё же кинулась на кухню за аптечкой, достала из холодильника лёд и бинты. Отец уже вышел в коридор: "Карин, да надо, всё хорошо, оденься лучше... И дверь давайте закроем... И полицию вызовем". Он взял телефон, набрал номер, сказал дежурному про нападение и попытку изнасилования, назвал адрес. В ответ услышал: "На ваш адрес уже зафиксирован вызов, ждите".
Полиция приехала быстро. "Что у вас тут случилось?". "Человек вломился в квартиру и пытался изнасиловать дочь..." "А почему следов взлома нет?" Карина тоже подошла: "Простите, я думала это папа и открыла, забыла спросить кто там..." "А сколько вам лет?" -- спросил полицейский. "Семнадцать". Полицейский повернулся к отцу: "Ваша дочь несовершеннолетняя, если хотите, можете сами подать все заявления за неё, или можете проехать вдвоём".
И вдруг Карина узнала одного из полицейских. Это был тот самый капитан, который макал её в унитаз. Но он упорно делал вид, что видит Карину в первый раз, и конечно будет отрицать, что когда-либо видел её. Отец посмотрел на Карину. Карина замотала головой: "Пожалуйста, папочка, я не хочу туда ехать..." Он поехал один.
Карина прождала как на иголках до вечера, но он так и не вернулся, и на телефон не отвечал. А вот мама ответила на телефон и сказала, что сейчас ей очень тяжело, но врачи говорят, что она идёт на поправку. Сказала звонить Артёму и скинула его номер. Карина позвонила Артёму и он сказал, что подойдёт с адвокатом участок и узнает, в чём дело. Через час папа был уже дома и начал швыряться стульями. Карина пыталась его успокоить.
-- Сукины дети! -- кричал отец. -- Представляешь, этот козёл заявил, что ты сама его к нам пригласила, соблазнила и согласилась отдаться в обмен на смягчение приговора Кате, а я не разобрался и сразу напал. Вот тварюка!
-- Ну папочка, ну не надо, всё же позади...
-- Позади, говоришь? Да они мне все счета заблокировали, как я теперь с адвокатами рассчитываться буду, ну как?
-- Я должна им официально заявить, что это всё неправда, что он действительно пытался меня изнасиловать!
-- Нет, это всё бесполезно. Не верю я им. Оказывается, сегодня Артём уже ходил в тюрьму на свидание с Катей. Катя ему рассказала, в каких условиях эти гады держали вас, а он рассказал мне. Нет, я не могу допустить, чтобы это повторилось, ты действительно не должна больше соваться в этот гадюшник.
-- Я слышала, у Артёма папа хозяин автомастерской, может он согласится одолжить нам денег на адвокатов?
-- Хорошо, Кариночка, попробуем.

***
-- Ох, Катенька, я так виновата перед тобой -- Карина прижималась лбом к стеклу тюремной переговорной.
-- Ну брось, Карин, ты ни в чём не виновата...
-- Я свидетельствовала против тебя, я не уберегла маму от больницы, и самое главное, я не спросила "кто там", пустила этого урода к нам в квартиру, и из-за этого у папы теперь неприятности... И теперь он даже апелляцию подать не может. А недавно его и вовсе к исправительным работам приговорили, так что ему теперь даже встречаться с тобой некогда...
-- Ну Карин, ну это всё мелочи, ты же понимаешь, что приговор мне был написан уже заранее, и твои показания по сути ничего не меняли...
-- Тогда зачем они меня вообще вызвали?
-- Ну, для дополнительного подкрепления... Но пойми, ты ничего не могла сделать, если бы ты отказалась от дачи показаний, они бы тоже это восприняли, как доказательство, что ты видела что-то компрометирующее меня, и твоё выступление на трибуне было просто идеальным для тех условий...
-- Но всё равно, за то, что я открыла дверь Коровину, нет мне прощения... Кать, я заслуживаю сесть на кол гораздо больше чем ты.
-- Карин, ну все мы совершаем ошибки...
-- Мои ошибки непростительно преступны! Эх, если бы я могла поменяться с тобой местами...
-- Нет, Карин, не стоит... Тем более у нас тут несовершеннолетних всё равно не казнят.
-- А мне уже через неделю 18 будет. Так что если казнь будет позже, чем через неделю, посадить меня на кол будет вполне законно.
-- Ого... Это выходит, мне уже 20... А я даже не знала, когда у меня день рождения...
-- Да... Мы хотели поздравить тебя, но нам всё не давали свиданий... И даже передачи не разрешают носить... Прими от меня хоть поцелуйчик...
-- Кстати, Артём говорил, что ты ему тоже нравишься, и после моей казни он был бы не против встречаться с тобой.
-- Ну что ты, Катенька, он же твой парень. Пусть лучше меня посадят на кол, а ты продолжишь с ним встречаться.
-- Ну что ты заладила...
Тот охранники уже сказали: "Девушки, время..." и Карине пришлось уйти. Но с тех пор идея сесть на кол вместо Кати стала для неё просто навязчивой. После того, как исправительные работы у отца закончились, счета у него разблокировали, но время уже было упущено, срок для подачи апелляции прошёл и Кате уже назначили дату казни. Оставалось только последняя надежда на помилование, но ответа не прошение всё никак не присылали.
Однажды, к нам домой пришёл Артём и попросил у отца Катиной руки. Сначала отец не понял, зачем это всё. Тогда Артём, сильно смущаясь, рассказал, что Кате порекомендовали лишиться девственности перед казнью, чтобы хоть немного смягчить страдания на колу. А они с Катей любят друг друга, и лучше всего ей будет лишиться девственности с ним. Карина напомнила отцу, что он сам использовал этот способ, чтобы успокоить маму. Отец рассердился и отругал Карину, но Артёму всё же ответил согласием.
И тут внезапно, отец тоже начал пить. Карина жутко его ругала, била бутылки, кричала: "Вон, мама допилась до инфаркта, тебе тоже надо?!". Но отец, который ещё недавно критиковал Карину за то, что она не забрала бутылку у мамы, начал вдруг отстаивать своё право пить самому. Говорил разные оправдания типа "мама не умела пить, а я умею" и прочее. Кончилось всё тем, что отец сказал: "увидимся на казни" и ушёл из дома. Но при этом денег Карине оставил весьма немало.

***
Тюрьма, 10 вечера. Всё тихо, охранник на посту лишь один. И девушка перешёптывается с ним. Больше никого нет.
-- Я хочу сесть на кол вместо сестры. А ей пусть отдадут мои документы и отпустят. Мы очень похожи друг на друга, никто никогда не узнает о подмене.
-- Да, за такие-то деньжищи это можно устроить, -- охранник аж присвистнул, открывая конверт. -- Хорошо, сейчас приведу её сюда, ты переоденешься в её тюремную форму, она переоденется в твои шмотки и пойдёт на свободу, а ты пойдёшь вместо неё в камеру смертниц.
-- Подождите! Она не согласится, надо как-то по-другому. Давайте, вы переведёте её в какую-то отдельную камеру, а меня в камеру смертниц, а когда всё закончится, просто поставите её перед фактом, что меня казнили, дадите ей мой паспорт и мою одежду, и выпустите.
-- Хорошо.
-- Ну тогда значит свою одежду снимайте, потом отдадим сестре, а там возьмите тюремную форму.
Карина сделала всё, как просил охранник, потом они пошли по коридорам, и охранник сказал Карине спрятаться. Потом вывел Катю в коридор и посадил в другую камеру. Потом привёл Карину вместо Кати в камеру смертниц. Одна из сокамерниц сказала: "Катюх, ты?" "Да, я". Карина прокляла себя, что не удосужилась ни у кого спросить о сокамерницах Кати. Но постепенно наблюдая за ними, она хотя бы узнала имена некоторых из них. Потом по косвенным признакам вычислила койку, на которой спала Катя и улеглась на неё. Как никак, завтра уже казнь.
Смертниц разбудили рано. Карина продрала глаза, слезла с койки, и охранница сразу же сказала им раздеться. Карина разделась вместе со всеми, и их прямо голышом повели по коридорам. Сначала завели в в медкабинет. Там три медсестры делали клизмы, вывели троих девушек, сказали им лечь животами на столик, ноги оставить на полу и пошире раздвинуть. Потом им хорошенько смазали им попки вазелином, потом достали три шланга с толстыми наконечниками, наконечники тоже смазали и стали постепенно вводить девушкам всё глубже и глубже
Карина поразилась, насколько толстыми были наконечники для клизмы, явно толще любых членов, медсёстрам приходилось активно раздвигать ягодицы девушкам. Вот уже открыли краны на шлангах и пустили воду. Потом так же с трудом вытянули, девушки сами зажали себе ягодицы, и им показали где туалет.
Теперь на столик положили Карину и ещё двух девушек. Вот теперь уже Карине активно смазывают попку, засовывают пальчики в перчатках глубоко внутрь. Потом засовывают толстый наконечник, у Карины аж дыхание перехватило, когда её дырочка растянулась до предела. Да, внутри он казался ещё толще, чем со стороны. Карина сразу поняла, что нужно стараться держать попку максимально расслабленной, чуть что сфинктер рефлекторно сжимается и становится довольно больно. И вот, где-то внутри течёт что-то холодное...
После процедуры девушек повели в душ. Карина мылась в двоём с девушкой по имени Марта. Как она успела понять, Катя с ней успела подружиться. И вот уже в душе Марта заметила, что её подруга выглядит немного по-другому. "Подожди... Ты же не Катя, правда?" "Тссс!" -- тихо сказала Карина. -- "Только никому не говори. Я её сестра... Понимаешь, Катя не виновата, виновата я, поэтому я договорилась, чтобы нас поменяли местами. Только никому не говори, пожалуйста" "Конечно, можешь на меня положиться... Ведь меня тоже несправедливо осудили".
К счастью, за шумом воды их разговор никто не услышал. Марта действительно отнеслась к Карине с пониманием, и пока они вытирались, завела с Кариной непринуждённый разговор и называла её "Катюха". Впрочем, настоящего имени она всё равно не знала. И вот наконец, восемь чистеньких голеньких девушек вывели в тюремный двор, где их уже ждали восемь крепких деревянных кольев. Где-то в полуметре над колами возвышался помост и под каждым колом были раздвигающиеся створки, на которых до начала казни можно было спокойно стоять.
А за невысоким ограждением собрались свидетели. Приговорённых повели по ступенькам на помост и сказали вставать рядом с кольями. "Выбирайте, но особо не привередничайте, они одинаковые". Колья рядом с лестницей быстро заняли другие девушки, Карине достался шестой кол, а Марта пристроилась рядом с ней на пятом. Кол доходил до верхнего края лобковых волос Карины, и она не знала, что ей делать дальше, ждала дальнейших приказов от охранниц.
И вот первым двум девушкам охранницы дали специальную подставку и сказали насаживаться. Через какое-то время подставки передали третьей и четвёртой девушкам. Вскоре и у них колья оказались глубоко во влагалище. Тут подставки дали Марте и Карине. Марта забралась на подставку, запрокинула ногу, чтобы её влагалище оказалось прямо над колом, раздвинула свои половые губы и начала медленно и аккуратно приседать на кол. Обернулась на Карину.
Карина тоже встала на подножку, попыталась запрокинуть ногу, но лишь неуклюже раскорячилась и никак не могла попасть на кол. Смотрела на Марту, пыталась повторить, но она уже заканчивала насаживаться. Вот она носочком одной ноги уже дотянулась до пола помоста, докинула другую ногу, а кол тем временем продолжал входить в её влагалище как особо толстый член. Вот она коснулась пятками помоста, а около 20 сантиметров кола было скрыто у неё внутри.
Охранница уже начала ругать Карину: "Мы же вам показывали видео, как правильно насаживаться, куда ты смотрела тогда?" "Я забыла..." -- жалобно пискнула Карина. "Ладно, смотри вон на Настеньку и повторяй. Настенька, покажешь этой непутёвой, как правильно насаживаться?" Девушка, следующая за Кариной, закивала. Ей дали подножку, которую только что освободила Марта и она начала медленно насаживаться, а Карина старалась как можно точнее повторять её позы. Настя тоже старалась убедиться, что Карине удалось повторить её позу.
Карина, вслед за Настей, раздвинула свои половые губки над колом, после чего Настя без особого труда присела и приняла в себя кол. И тут Карине стало по-настоящему страшно. Она присели и почувствовала, как кол упёрся в её девственную плеву. Настя ждала её, но Карина всё никак не могла насадиться. Охраннице уже надоело ждать и она сняла с подножки свободную ногу Карины, и кол резко вошёл в неё.
Карина тут же заорала от боли, а по колу потекла кровь. "Ой, ты что, девственница что ли? Не послушалась рекомендаций? Ну значит терпи теперь, сама виновата". Другая охранница подключилась: "Странно, Катюху же вроде водили на свидание с мужем. Он что, импотентом оказался?" Карина была просто не в состоянии им ответить, она охала, скулила и прыгала на одной ноге и охранницам пришлось специально заняться, чтобы она не могла таким образом слезть с кола.
Пока охранницы утихомиривали Карину, Настя спокойно насадилась на свой кол. Вот уже вторая охранница забрала у Карины подставку и передала её последней, восьмой приговорённой. Карина тем временем стояла на цыпочках на трясущихся ногах, а первая охранница пыталась заставить её встать на пятки. Когда она надавливала на Карину, та всё причитала: "Ой, не надо, ой, больно, ну пожалуйста". Охранница ей отвечала: "А тебе говорили лишиться девственности, говорили? Чего ты нам теперь жалуешься? Не на дискотеку пришла, а на казнь, так не будь ребёнком, тут нас всё серьёзно, всё по-взрослому".
Карина уже и сама жалела, что пошла на это. Казнь ещё толком не началась, а уже так больно. Когда охранница додавила её и заставила встать на пятки, Карине казалось, что кол уже упёрся ей в матку. Вход во влагалище был растянут чуть ли не как при родах. А возле Бёдер Карины кол ещё сильнее расширялся, поэтому когда створки откроются и она сядет по полной, то уже никакого "чуть" уже не будет. Никакие родовые боли не сравнятся с тем, что её скоро ждёт.
Карина в очередной раз застонала и начала вытирать слёзы, но охранница взяла её руки, завела их за спину и связала. Сквозь слёзы Карина поглядела на собравшихся зрителей. Среди них она увидела своего отца. Он так и не купил себе новые очки и подслеповато щурился. Свою дочь среди насаженных девушек он хоть и с трудом, но нашёл, однако он и предположить не мог, что вместо Кати насажена Карина. А вот стоящий неподалёку Артём, как только увидел кровь на колу, сразу всё понял.
Артём сам лишил Катю девственности, однако отцу и Карине постеснялся об этом говорить. И теперь, приглядевшись, он отчётливо видел, что единственная девственница среди приговорённых -- это именно Карина. Но парня очень беспокоило, где же всё-таки его любимая Катя и что с ней будет. Однако, он утешал себя, что если не будет поднимать скандал и никому не скажет, что сейчас сажают на кол не ту девушку, которую собирались, то может быть, всё обойдётся. Катю отпустят и она сможет быть с ним, будет его женой до конца его жизни.
Вот уже всем девушкам на колах связали руки и одна из охранниц оглашает приговор: "Алькова Ирина, за проституцию приговорена к посажению на кол, приговор приводится в исполнение". Створки под первой девушкой раскрылись и на весь тюремный двор раздался оглушительный крик казнимой.

***
Катя резко проснулась и вскочила с жёсткой тюремной кровати. В камере она была одна. Тут же принялась стучать в дверь. Охранница недовольно отозвалась: "Чего тебе?". "Который час?" "9:20". "Подождите, меня же в девять должны были отвести на казнь, почему не отвели? Забыли?" "Ну, значит забыли, тебе бы радоваться..." И всё же, вместо радости, Катю наполняла тревога. "Извините, вы можете кого-то позвать и спросить, почему меня не отвели на казнь? Нашли другую на моё место?" "Ой, да какое тебе дело? Сиди и радуйся жизнью". "Нет, вы позовите..." "Мне что, делать что ли нечего? Замолкни уже!" "Заплачу пять тысяч безналом. Только отведите меня на казнь!" "Ого! -- удивилась охранница. -- Сколько работаю, первый раз вижу, чтобы девушка так сильно рвалась на свою казнь. Ладно, давай"
Охранница открыла дверь, усадила её за столик охраны и дала телефон. "Давай, переводи". Катя зашла в интернет-банк, выбрала карточку, на которую получала стипендию, и перевела все свои накопления охраннице. Охранница удовлетворённо кивнула и повела Катю на тюремный двор. За столом подполковник и майор с интересом наблюдали, как три женщины корчатся и извиваются на кольях, крича от невыносимой боли, а ещё пятеро ждут, когда их постигнет та же участь.
"Извините, тут девушка говорит, что её забыли привести на казнь" -- сказала сидящим офицерам охранница. "Кто такая?" -- недовольно буркнул майор. "Самсонова Катерина," -- сказала Катя, -- "девичья фамилия -- Рощина". "Подождите, так у нас уже есть Рощина". Катя посмотрела на помост с кольями и убедилась, что Карина действительно там.
"Это ошибка. У вас там стоит Карина, а я Катерина. Отпустите её и поставьте меня на её место". "Подождите, вы у нас Самсонова? А у нас нет на вас приговора, у нас всё на старую фамилию. Товарищ подполковник, что делать будем?" "Можем новый распечатать, поставим свои подписи, а за остальными потом забежим" -- ответил полковник. Майор повернулся к Кате: "Так что, печатаем?" "Печатайте, только быстрее! И скажите своим охранницам, чтобы уже снимали шестую девушку с кола!".
Майор залез в свой ноутбук, принтер, стоящий на столе зажужжал. Майор поставил печать и передал приговор подполковнику на подпись. В этот момент раздался истошный крик Артёма: "Катя!!! Катя, не надо! Отпустите её, это ошибка!". Охранники держали Артёма и не давали ему перелезть через ограду. "Не обращайте на него внимания" -- сказала Катя офицерам.
Когда подполковник подписал приговор, к нему пришёл посыльный: "Здравия желаю, товарищ подполковник! Вам конверт". Подполковник открыл послание и сказал: "О, так тут же помилование! Разрешают помиловать одну девушку на наше усмотрение. Давайте мы вас помилуем, а этих девок на кольях не будем трогать". "Нет!" -- закричала Катя. -- "Помилуйте Рощину, вон она там, на шестом колу, а меня можете на её место посадить". "Ну, это возможно только если она согласится". Подполковник достал рацию: "Эльвира! Спроси у девушки с шестого кола, согласна ли она поменяться местами с нашей гостей". "Ага, сейчас.." -- ответила охранница и нажала кнопку на пульте.
В этот момент уже четыре женщины были полноценно посажены на колья, и створки распахнулись под пятой, Мартой. Бедная подруга Кати тоже заорала и задрыгала ногами. Охранница подошла к Карине, указала ей в сторону Кати и сказала: "Тут девушка пришла, хочет с вами местами поменяться, вы не против?" Карина в шоке смотрела на Катю и сказала: "Нет! Только не с ней! Пожалуйста, отпустите её!". Тогда охранница сказала в рацию: "Она не хочет". Полковник сказал: "Тогда спросите, может кто ещё на помилование подавал?".
Охранница передала слова полковника: "Девки, может ещё кто на помилование подавал?" "Я подавала!!! -- не своим голосом заорала сидящая на колу Марта. -- Ааааааааай, снимите меня!!!! Ааааааай, больно! Оооооооой! Ууууууу, не могу!!!" Охранница сказала: "Тут с пятого кола девушка хочет помилования. Марта Данчук. Разрешите снять её с кола?". "А, снимайте, -- сказал полковник. -- Должны же мы кого-то помиловать".
Одна из охранниц пошла под эшафот и подняла створки, другая стала осторожно тянуть Марту вверх, чтобы снять с кола. Кол с неохотой выходил из влагалища девушки, её кровь текла по нему ручьями. И чем сильнее выходил кол, тем больше крови вытекало из влагалища. Первая охранница побежала за санитарами в палатку с красным крестом. Санитары вышли с носилками. Когда кол полностью вышел, кровь с новой силой заструилась по ногам Марты, охранницы уложили её на носилки и санитары понесли её к палатке.
А охранницы пошли за Катей, чтобы посадить её на место Марты. Вот что значит настоящая подруга -- кол уступила. И только сейчас до всех заинтересованных начало доходить, что произошло. Ни одна из сестёр не захотела уступать место на колу и теперь обе будут корячиться на кольях.
Катя с ужасом посмотрела на уже сидящих четырёх женщин, на их до предела растянутые влагалища, на кровь текущую из них по дереву. Двое сучат ножками, двое обвили свои колья и пытаются подтянуться. Все были в полном сознании и пока умирать не собирались. Стоны и крики кажется доносились со всех сторон.
"Ну что, давай раздевайся, сейчас тебя тоже насадим" -- сказала Кате одна из охранниц. Катя уже успела пожалеть, что отказалась от помилования. Раздевалась она очень нерешительно. "Вот ведь странная девка. Только что ведь тебе предлагали помилование, сама отказалась, а теперь не хочешь раздеваться. Что, испугалась?". Катя кивнула. "Правильно испугалась. Это действительно даже больнее, чем выглядит со стороны. Ну ничего, скоро сама узнаешь".
И вот, Катя уже голая и её ведут к освобождённому Мартой колу рядом с Кариной. "Подождите... Вот тут рядом моя сестра, она не преступница, отпустите..." Охранницы не дали ей договорить и вставили ей кляп в рот. "Хватит болтать," -- охранница шлёпнула Катю по попе, -- "насаживайся давай".
Катя без особых трудностей насадилась на окровавленный кол. Она знала, как это делается и недавно лишилась девственности с Артёмом. Сам Артём тем временем что-то кричал насаженным на кол сёстрам, пытался перебраться через ограждение, его держали охранники. Отец Кати и Карины тоже метался в панике, пытался что-то объяснить охранникам, тыкал в сторону своих дочерей, но в конце концов им надели наручники и приковали к креслам. А казнь тем временем продолжилась.
"Самсонова Катерина, за убийство приговорена к посажению на кол. Привести приговор в исполнение!" Створки под Катей распахнулись, она заорала как могла сквозь кляп, яростно задрыгала ногами, да так, что весь кол начал раскачиваться, но всё же, он сидел в земле достаточно крепко, и девушка не могла его повалить. Кол довольно быстро проткнул Кате матку насквозь, от толчков он ездил внутри туда-сюда, причиняя девушке нечеловеческую боль.
Охранницы объявляли далее: "Рощина Катерина, за убийство приговорена к посажению на кол. Привести приговор в исполнение!" Когда створки распахнулись, Карина закричала во весь голос, обвила кол, попыталась приподняться на нём и казалось, ей даже удалось чуть затормозить, чтобы кол не прошёл дальше матки. Но дальше ей оставалось терпеть боль, которую терпеть просто невозможно.
Посадив на кол всех восемь девушек, охранницы пошли курить. Тем временем из палатки с красным крестом выкатили каталку с Мартой. "Что, выжила?" -- спросила одна из охранниц. "Выжила. Но матку и яичники мы ей конечно же удалили, причём без наркоза." "Зато теперь у неё месячных не будет" -- отшутилась всё та же охранница. Вторая охранница её подколола: "Ну если так достали месячные, то попроси их и тебе матку вырезать". Со смехом обе охранницы удалились в здание тюрьмы.
Марте вызвали скорую помощь и потом отвезли в городскую больницу. Тем временем, Катя первой из всех восьмерых достала носочками до земли. Она к этому моменту была уже мертва. Остальные семеро явно ей завидовали. Хотя Карина в то же время и радовалась за сестру, но радость заглушала всепожирающая боль в проткнутой матке, к которой примешивались неприятное трение грубого дерева о стенки влагалища и неприятная растянутость там же. Ещё совсем недавно она была девственницей и остатки девственной плевы так же давали о себе знать.
Вот уже насаженная первой девушка тоже достала ногами до земли, за ней ещё одна и ещё, а Карина всё сидела на колу и корчилась от боли. Она уже перестала цепляться за кол и молилась, чтобы он побыстрее убил её, но куда там... Вот уже даже насаженная после Карины девушка достигла земли, а Карина всё корячилась и уже наоборот пыталась насадиться как можно сильнее и не отставать от своих коллег по кольям. Но она безнадёжно отставала.
Карина была последней из всех восьми, чьи ноги достали до земли. Тем не менее она до сих пор была в сознании. Умерла лишь через полчаса. И вот восемь мёртвых голых девушек преспокойно сидели на кольях. Зрители уже разошлись и настала гробовая тишина. Иногда заходили зеваки и глазели на голых девок с чуть ли не порванными кольями влагалищами.
Две сестры сидели на соседних кольях. Ни одна из них не захотела уступить свой кол другой и закончилось тем, что посадили обеих. Они старались не отставать друг от друга, вот теперь и сидят рядом. Не будем им мешать.
Czego ci brak, a czego masz dość? Może sama śpisz, a może jest ktoś...
Ciężko jest nam w realnym świecie, zostaniemy tu, tak będzie lepiej.
User avatar
Dragon86
Posts: 87
Joined: Sat Sep 26, 2020 8:03 pm
Been thanked: 15 times

Re: Сёстры на кольях

Post by Dragon86 »

Нет я лайкую я на такие обьемы не способен
Post Reply