Прерванная юность

Post Reply
User avatar
Кристина
Posts: 275
Joined: Fri Mar 13, 2020 10:32 pm
Has thanked: 451 times
Been thanked: 72 times

Прерванная юность

Post by Кристина »

Небольшой рассказик от первого лица

Началась война.
Мне исполнилось шестнадцать. Я вместе с юными девушками попавшая в недавнее время под трудовую мобилизацию, и отправленная к линии фронта на рытье окопов до фронта так и не добралась.
Немецкая армия стремительно наступала и эшелон был захвачен фашистами. Меня и всех девушек переписали, наскоро допросили, и посадили под замок на территории какого то склада. А наутро погрузили на автомобили и стали вывозить в неизвестном направлении.
Миновав городскую окраину грузовик свернул на проселочную дорогу и трясясь на кочках пополз вглубь леса. Охраны в машине не было, однако позади следовал немецкий мотоцикл. Настя поправила юбку и тревожно повернулась ко мне.

- Интересно Кристина, куда это нас.
спросила она у меня.

- Не знаю Насть. Может окопы рыть заставят. Ой что то тревожно мне. Ведь нам наши то говорили что мы будем на поле их рыть. А тут лес кругом. А в лесу помоему окопов не роют. Может землянки. Что то страшно мне. Предчувствие не хорошее.

Моя одноклассница задумчиво посмотрела на меня и отвернулась к дороге.

- А что по твоему может случиться?

Я с удивлением посмотрела на нее, и спокойно так сказала.

- Блин. Насть. А ты сама та не догадываешся. Не грибочки же собирать будем. Убьют нас Настя. Убьют! Не понимаешь что ли. Дурочка ты наивная. Это же фашисты. И им наплевать на нас.

- Не может такого быть. Мы же не военнослужащие.

пробормотала подруга.

Я только хотела ей что-то сказать и тут же забыла: В прорехе межу деревьев показалась вышедшая за несколько минут ранее головная машина. Грузовик стоял опустевший а рядом с ним, блеская голыми загорелыми телами раздевались девушки первой группы.

- Ну вот. А ты Насть говоришь не может быть. Еще как и может. Сейчас нас тоже заставят раздется.

Машина остановилась и фашист приказал нам вылезти. Немцы погнали нас к куче одежды в которой валялись платья, юбки и туфельки...
Сверху лежало нижнее белье снятое девочками в последнюю очередь: Лифчики, трусики и носочки.
И я. То ли от предстоящей неминуемой гибели. То ли от изобилия голых девчонок впереди ипытала какое то необьяснимое чувство. И почему то начала возбуждатся.
Подойдя к группе раздевшихся школьниц я встала и стала разглядывать голых девочек.
Они были совсем еще юными. Старшим не больше восемнадцати. Младшим около четырнатцадцати.
Среди них были и очень красивые. На беззащитные дерзкие тела девочек можно было смотреть вечно.

Вдруг Настя категорично заявила.

- Я не буду раздеваться. И вообще ничего не буду делать. Они не имеют права!

- Как миленькая разденешся. Если не хочешь получить прикладом по спине. Думаешь мне хочется стоять голышом перед этими дядьками с автоматами. Придется раздется. И я думаю это не самое страшное.

Дрожжащим голосом бробормотала я и вдруг услышала выстрел, затем еще один. Мы все машинально повернули головы в сторону звуков, но среди ветвей ничего нельзя было разобрать.
Фашист подтолкнул нас и приказал раздется. Девчонки испуганные криком солдат начали быстро раздеватся.

Я тоже быстренько начала стягивать через голову платьице. Затем стала растегивать лифчик. От страха не могла его растегнуть.
Попросила Настю. Она помогла снять его.
Скинула туфельки.
Я всегда была предусмотрительной девушкой. Война есть война. И на всякий случай всегда носила бирку со своими паспортными данными. Я словно знала что немцы меня расстреляют. После разгрома немецких войск возможно меня и расстрелянных девушек будут эксгумировать, и о месте местонахождении моего тела сообщат родственникам. Я всегда прятала эту бирку в один из носочков чуть пониже щиколотки. И поэтому носочки не стала снимать.
"Если немцы заставят, то сниму " Подумала я.
Остались только трусики.
Набравшись духом я спустила их до лодыжек. Вышагнув из них одной ножкой я второй откинула их в кучу одежды.

Первый раз в жизни я оказалась голой при таком большом количестве людей.
И мне стало стыдно. Но очень приятно. Чувство безисходности, вперемежку со стыдом, и осознание что я скоро умру.
А ещё созерцание голых тел юных девушек сделали свое дело.Я возбудилась так, что даже то что меня через пару минут расстреляют, меня уже не так пугало как раньше.

Настя вопреки своему заявлению тоже уже была голой. Вдалеке изредка раздавались новые выстрелы.
Немцы покрикивали, но ничего не объясняли. Впрочем, все уже и так было всем ясно. Уже раздетые девушки гуськом продвигались в чащу.

Идти голой среди девочек мне было немного непривычно.
Я смотрела на волосы, спины и попки идущих впереди девчонок. На красивые и стройные ножки. Какие же они все красивые.
Даже не верится что вся эта красота сейчас погибнет в этом кошмаре. Как же так. Это не возможно. Я не могу поверить в происходящее с нами.
А еще и дяденьки смотрят на нас.
Я не могла удержать своих эмоции и положила левую руку на клитор.
Ну лежит рука на письке и лежит. А сама незаметно стала ласкать свой клиторочек.

Возбуждение нарастало. Голые обреченные девчонки и мое дрожжащее тело сводило меня с ума. Такого неописуемого чувства я еще в жизни не испытывала. Хлопки выстрелов с визгом убиваемых девчонок добавляли отстроты ощущений.
А звук выстрелов все приближался....

Уже стало видно происходившее впереди. Кто то из девчонок стоял на коленях склонив голову.
Немец целился в затылок. Застрелил одну, затем таким же образом следующую. Место казни было метрах в ста отсюда. Некоторые девушки замедлили шаг, но никто не остановился.
Охраны почти не было. Редкие солдаты стояли по сторонам. Где то лаяла собака.

- Кристинка, что же делать?!
отчаянии вскричала Настя, на ходу вцепившись в мой локоть.

- А что мы Настя сможем сделать. Если будем убегать всеравно застрелят. Так что успокойся и будь готова к смерти.
Мне ведь тоже не хочется умирать в шестнадцать то лет. Но что я могу поделать. Разве что доставить себе удовольствие перед смертью.

И я кивнула головой в сторону паха.

- Если ничего уже не сможем сделать давай Насть доставим себе наслаждение до того как умрем. Ты не против?

И не спрося ее обняла и поцеловала взасос в губы. Но фашист толкнул нас в сторону расстреливаемых девочек.
Настя тоже положила руку на пах.
Я же находилась в таком чудовищном перевозбуждении что даже рука мне уже не понадобилась. У меня было ощущение что внутри, "того самого," что то сжимается и разжимается и как будто что то пытается вытолкнутся наружу.

До места нашего умерщвления оставалось метров десять. Я шла и смотрела на голых девчонок стоящих на коленях. На корточках. И сидящих попой на икрах. Некоторые девочки стояли.
Солдаты по очереди стреляли им в затылок.Я смотрела на них как завороженная.

Вот стоит одна девчонка. Она плачет и вся дрожжит.
Она очень красивая. Стройные ножки. Красивая грудь успевшая созреть до второго размера. Упругая попка. Кожа гладкая и загорелая. Милое лицо.

Фашист целится ей в затылок.
Она сначала не громко кричит. А потом очень сильно завизжала.
Солдат стреляет ей в затылок и она как подкошеная падает.
Этот момент особо впечатлил меня. Я уже еле сдерживала себя чтобы не кончить. Но терплю. Мне хочется сделать это когда меня саму....

Мы подошли к оврагу. Стали готовиться. Настя бросала в стороны затравленные взгляды. Немцы пока что не приступали к дальнейшему.

- Мамочка...
произнес кто то.

- Кристина, я не смогу...

полуобморочно бормотала одноклассница, глядя на экзекуцию.

Дрожжащим голосом я успокаиваю Настю.

- Сможешь Насть. Я понимаю тебя. Это очень страшно. Не на пляж ведь пришли.
Сейчас нас убьют. Лишат жизни. Не на день, год. Даже век. А навсегда.
Я даже представить себе это не могу.
Вот я сейчас я стою. Думаю. Ощущаю телом теплый ветерок. Киска доставляет огромное удовольствие.
А через пару минут все это исчезнет. Не могу поверить даже что это произойдет со мной.
Нужно думать о хорошем в момент выстрела. Тода легче будет. Например что как хорошо что ты появилась на свет. Жила. Радовалась. Наслаждалась телом.
Ведь не каждому это дано.
А боятся не надо. Ни чего тут страшного нет. Всеравно мы неизбежно умрем. Рано или поздно. Так раз так случилось то не так уж и плохо умереть вместе. Тем более лишают жизни не только нас. Смотри сколько вокруг юных и красивых девочек. Они ведь тоже не хочут умирать. А нам не так обидно.

Я посмотрела на своё дрожжащее тело, и окончательно осознав что оно через мгновения исчезнет из моего восприятия вместе с моим разумом, я добавила, сама уже настраиваясь на предстоящую мне неминуемую погибель.

- А еще когда уже будешь там под прицелом то посмотри на свое тело и подумай о том что оно у тебя красивое и что тебе довелось иметь и наслаждатся им. А они от зависти расстреливают тебя и не дают тебе больше наслаждатся им.

Фашисты стали готовиться. С краю стояла на коленях худенькая, очень веснущатая девочка. Мы с Настей немного знали ее по школе, хотя она и не училась с нами в одном классе. Первую пулю приняла именно она. Безропотно, услужливо наклонившись.
Следующей была полноватая брюнетка. После выстрела девица встрепенулась, и ничком скатилась по склону оврага.
Настя увидела под собою кровь предыдущих стоявших на ее месте девушек. Мало помалу, очередь приближалась к ней.

Я стою на краю оврага и смотрю как немец безцеремонно расстреливает девушек.
До меня оставалось еще две девочки. Настя встала рядом. Ее очередь после меня.
Фашист целится и стреляет в затылок второй девчонки от меня. Она взвизгнула перед выстрелом но пуля прервала ее визг.
Ее еще совсем детское тело упало как подкошенное и покатилось вниз размахивая ручками и ножками на нежные тела расстрелянных девочек.

Я не стала уже сдерживать себя, и чтобы успеть кончить до того как мне выстрелят в затылок начала ритмично теребить клиторок.
Я погрузилась в мысли об моем теле. Смотрела и с жадностью разглядывала каждую его частичку:
Мои собственные ножки. Бёдра. Лобок.
Дрожжащую упругую грудь.
Все то что я так люблю. И что сейчас исчезнет навсегда.

Девушка стоящая рядом вдруг завизжала.
Послышался выстрел но я даже не повернулась.

"Не буду смотреть на чужие тела. Нужно напоследок понаслаждатся своим."
Подумала я.

Фашист тем временем зашел мне за спину...

Я продолжаю смотреть на свое тело, щекоча клитор и вдруг слышу щелчок.
Это немец взвел курок а значит уже целится мне в голову.

"Ну вот и все!!!"

Теперь уже до конца осознав что я сейчас умру подумала я.

Доведенная от созерцания своего тела до чудовищного блаженства я кончаю испытывая при этом самый самый фантастический оргазм в моей короткой жизни.
Все мое тело дрожжит и трепещет от наслаждения.
Это последнее что я увидела в последний раз в своей жизни.

Слышу выстрел и в этот же миг чувствую сильную боль в затылке.
Успев заметить как брызнула кровь перед глазами я теряю сознание.
А мое оргазмируемое тело падает на кучу еще теплых и упругих девичьих тел.

Настя побледнела, приготовившись стать следующей.
Больше некому поддержать ее в эти мгновения.
Мое тело подергивалось в последних конвульсиях лежа среди других тел на дне оврага.

В отличии от меня Настя так и не смогла настроиться на волну возбуждения. Она механически теребила клитор но была по прежнему суха. И тем не менее, девушка также спокойно выдержала последние мгновенья и получив положенную пулю скатилась в овраг на моё тело шлёпнувшись грудью об мои коленки. Настя еще пару раз дёрнулась в последних судорогах, ударив пальчиками ног по моему лицу. И уткнувшись своим красивым лицом в белый носочек с той самой биркой, затихла навсегда.
Last edited by Кристина on Fri Mar 25, 2022 7:53 pm, edited 8 times in total.
promer
Posts: 26
Joined: Tue Nov 12, 2019 12:41 pm
Has thanked: 3 times
Been thanked: 4 times

Re: Прерванная юность

Post by promer »

Очччень недурственно... :D
Post Reply