Девочка из интерната

Рассказы без основного фетиша
Post Reply
Blackmonkey
Posts: 97
Joined: Tue Nov 12, 2019 5:24 pm
Location: Украина
Has thanked: 5 times

Девочка из интерната

Post by Blackmonkey »

Игорь рассматривал фотографии девушек. Его университетская подруга Лика, которая сейчас работала в колледже-интернате, снова прислала ему приглашение на вечер с выпускницами, и их фотографии — в частном порядке, тех, кто не против. Некоторые девушки были даже согласны фотографироваться обнаженными. За прошедший год Игорь пробовал встречаться с тремя девушками, и ни с одной так и не сошелся, поэтому согласился. Хотелось уюта в доме, чтоб ждали с работы, и еще кое-чего, с чем далеко не все согласны. С девушкой из колледжа-интерната, конечно, семья не получится, зато они куда как более сговорчивы, чем обычные. Кроме того, в этот раз Лика была очень настойчива и говорила, что есть девушка, которая ему хорошо подойдет, хоть и не сказала, на каком она фото — для интриги. Подруга достаточно хорошо знала Игоря, и, скорее всего, была права — это хороший шанс. В конце концов, он еще достаточно молод, жениться вовсе не нужно спешить, и вполне можно пожить немножко с «девочкой из интерната», с минимумом ответственности. Это может, несколько предосудительно, но не слишком, для молодого — так и нормально, и не мешает продолжить знакомиться с обычными девушками — такие «девочки из интерната» многими и за людей не считались. Лика их жалела, и часто пыталась пристроить куда-нибудь поудачней, где будут лучше обращаться, поэтому приглашала только знакомых.
Встреча была назначена на вечер пятницы, с намеком — понравилась девушка — забирай на выходные. Только документы подпиши! Из интерната девушек нужно было выкупать, и сумма была вовсе не символическая. Конечно, можно и подумать, отложить на потом, что вполне актуально для тех, кому нужна была домработница, но для Игоря соблазн забрать понравившуюся девушку сразу будет велик — вот они, выходные с новой девчонкой. На фотографиях все были симпатичные, не красавицы, конечно, но просто привлекательные. Одна худенькая очень понравилась. Игорь отписался Лике, что придет, и, на всякий случай, проверил состояние счета. Денег вполне хватало. Интернат был не коммерческим заведением, а социальным, в духе: «Дадим девочкам шанс!», и плата была довольно умеренной, по сравнению с коммерческими предложениями, но и гарантий покладистого характера не было, и девочки были самыми обычными, хорошенькими и не очень. Все равно это было чувствительно для бюджета, а девушку надо будет еще и приодеть, вряд ли у нее будет достаточно своей одежды.
В пятницу Игорь с трудом дождался конца рабочего дня. Конец недели, после обеда обычно никто толком ничего не делал, и сейчас это стало тягостно. Вернется ли он домой не один, или прямо со встречи отправится в клуб, подцепить кого-нибудь скоротать ночь? Хотелось поскорее освободиться.
Попав домой, он наскоро перекусил, принял душ, и приготовил одежду. Выбрал лучший галстук — сам не зная, зачем, перед кем выпендриваться? Хотя все-таки девушки, ему тоже хотелось понравиться. Он волновался — предстояло принять решение, серьезно влияющее на жизнь, и он хотел сделать это уже сегодня, не откладывая.
Лика встретила его у входа и провела в зал, спортивный и одновременно актовый. Кроме Игоря, пришло еще три мужчины, людей было немного, собственно двенадцать выпускниц, несколько преподавателей и девчонок помладше, которые разносили напитки и были на подхвате. Игорь огляделся, нашел худенькую девушку, приглянувшуюся ему по фотографии, и направился к ней. На ней было короткое платье, открывающее красивые ноги, простые туфельки и минимум макияжа. Звали ее Лена, семнадцать лет, она стеснялась и краснела, и понравилась Игорю еще больше, хоть он ничего толком ней не узнал. Дав ей время немного успокоиться, он познакомился еще с двумя девушками, и собирался вернуться к Лене, когда его поймала за локоть Лика.
- Игорь, не теряй время. Здесь есть девушка, которая тебе отлично подойдет.
- Лена? - Игорь кивнул в сторону понравившейся стесняшки.
- Нет. - огорчила его Лика. - Дженнифер. Вон она. - Лика показала невысокую девушку, пьющую пунш из пластикового стаканчика.
Он сразу вспомнил ее фотографии, на одной из них она была только в трусиках, на двух других — полностью обнажена. Небольшого роста, с маленькой аккуратной грудью и крепкими бедрами. Каштановые волосы до плеч, лицо круглое, но приятное. Сейчас на ней было длинное, до середины голени, платье.
- Познакомься с ней, поговори. - сказала Лика. - Думаю, тебе понравится.
Игорь решил, что Лена никуда не денется, и пошел к Дженнифер.
- Привет, я Игорь.
-Привет, меня зовут Дженни. Анжелика Станиславовна про вас рассказывала.
- И что она рассказывала? - вот это действительно интересно, Лика готовила знакомство заранее?
- Что мы друг другу понравимся. Ну, должны, по крайней мере. - девушка немного засмущалась и отвела глаза.
Игорь и сам слегка смутился. Что именно ей Лика рассказывала?
- У тебя имя необычное для этих мест. - сменил он тему.
- Да, мама так назвала, не знаю, почему. Я ее не помню, совсем маленькая была.
- Ты выпускница, а день рождения уже прошел, или еще будет?
- В марте был, мне восемнадцать. А вам сколько?
- Лика тебе не говорила? Двадцать восемь, на десять лет старше, получается.
- Нет, не говорила. Я думала, вам за тридцать будет.
- Выгляжу старше?
- Нет, когда Анжелика Станиславовна про вас рассказывала, думала, что лет тридцать пять, наверное.
- Она не говорила, откуда она меня знает?
- Не-а. А я не спрашивала.
- Мы в университете вместе учились. Только на разных факультетах и она на два курса старше. - Игорь решил все-таки спросить. - А что она про меня рассказывала?
- Что вы ее знакомый, что не женат. Что… - Дженнифер опять замялась, но продолжила. - Что любите делать больно…
Игорь смотрел на девушку, она на него. Дженнифер была совсем невысокой, почти на голову его ниже, и ей приходилось поднимать голову, а Игорю — смотреть немного сверху вниз.
- Тогда, - сказал он, - Раз мы должны друг другу понравиться, получается, ты любишь, когда тебе делают больно?
Дженнифер немного помолчала, глядя на него с серьезным выражением, а потом весело улыбнулась.
- Просто я не трясусь за свой животик, как остальные девчонки. - она улыбнулась еще шире и добавила: - И за другие свои нежные места тоже.
Игорь тоже повеселел. Тут ему кое-что пришло в голову.
- И как же ты такая до выпуска-то дожила? - спросил он.
Девушка засмеялась и ответила:
- У нас не так все строго. Главное — правила соблюдать.
- Правила я тоже люблю! Которые сам устанавливаю! - Игорю стало легко и интересно.
- А я знаю! Анжелика Станиславовна тоже рассказала! И правила я тоже люблю — и соблюдать… и нарушать…
Игорь тоже засмеялся.
- Похоже, тебя маловато наказывали в интернате, - сказал он, - раз все еще любишь нарушать.
- Что вы, я хорошая девочка, послушная! Хотя, конечно, с поркой знакома.
- И как, близко познакомилась?
- Нет, - Дженнифер притворно вздохнула, - экзекутор у нас в интернате очень в годах, рука уже не та. Хотелось бы кого-нибудь помоложе…
Девушка смотрела на Игоря с явным вызовом, что его смутило. Уж слишком открыто она намекала на его пристрастия. Хотя также не скрывала, что ей такое тоже нравится. Но тут же так много нюансов… Он решил подумать и посмотреть на остальных девушек.
- Похоже, у нас действительно немало общего. Но я хочу еще осмотреться. Потом еще поговорим.
- Да, конечно… - Дженнифер не скрывала разочарования.
Игорь взял себе стаканчик с пуншем и пошел по залу. Он обратил внимание еще на двух девушек, но они не были чем-то примечательными, обе в духе: «любим готовить и создавать уют в доме, надеемся на вашу доброту». Стеснялись, но не так сильно, как Лена. Она стояла с преподавателем и пожилым мужчиной, все так же краснела и больше кивала головой, чем говорила. Похоже, немолодой мужчина хотел взять служанку в большую семью. Хорошенькая, но после Дженнифер уже не такая интересная.
Игорь в раздумьях подошел к Лике, и увидел, что подруга не отказывала себе в пунше, глаза ее весело блестели, щеки порозовели.
- Ну как тебе Дженни? Поговорили?
- Совсем немного. Она довольно напориста.
- Это у нее от волнения. Она хорошая девочка, просто очень хочет понравиться. Училась нормально, спортом занималась.
- Ты ей много обо мне рассказывала?
Лика заулыбалась.
- Только хорошее!
- Как я в университете в дисциплинарном комитете состоял? - Игорь сделал очень скептическую мину.
- Чего ты сразу? - недовольно ответила Лика. - Для нее это важно, а ты так говоришь, будто это что-то плохое. В универе к тебе претензий не было, даже наоборот.
- Все пугаются, когда узнают.
Тут Игорь несколько покривил душой. Пугались не того, что ему доводилось наказывать девушек, а того, что ему это нравилось, но Лика, конечно, и сама все понимала.
- Дженни — особенная, - сказала она, - она хочет понравится, но не врет, и не питает иллюзий относительно своей судьбы.
- Уговорила. - Игорь понял, что на самом деле все уже решил. - Со здоровьем у нее все нормально?
- Нормально все. Генетика так себе, но ей и не рожать. Стерилизована мягко и надежно. В целом крепкая девчонка.
- Пойду с ней поговорю… И все-таки я еще подумаю.
Лика захихикала.
- Думай-думай, документы я уже приготовила…
Дженнифер стояла с одной из преподавательниц, похоже, все с тем же стаканчиком, уже почти пустым.
- Простите, уведу вашу воспитанницу немного пообщаться. - Игорь взял девушку за локоть и отвел в сторону.
- Домашнее хозяйство вести сможешь? - спросил он сразу.
- Да, конечно, - девушка удивилась вопросу, - я умею!
- Лика говорила, ты спортом занималась. Каким именно?
- А, да никаким особенно. Бегаю, и на тренажерах немного. Просто нравится.
- И что еще нравится? Расскажи немного о себе. - попросил Игорь.
- Ну… Музыку слушать люблю, играть люблю…
Дженнифер застеснялась и порозовела. «Она не очень-то знает, что любит, в интернате с этим плохо» - подумал Игорь - «хорошо хоть не сказала, что готовить и убираться».
- Во что играть? - спросил он.
- У нас видеоигры есть, нам разрешают…
«Лика вас жалеет, если бы не она...» - вслух Игорь этого говорить не стал. А вообще, чего тут разговаривать, милая сабмиссивная девочка.
- Ну что, Дженнифер, - он слегка наклонился к ней, улыбаясь, - готова поближе познакомить свою писечку с плеткой, а попочку с членом?
- Ооо... - девушка приоткрыла рот и округлила глаза, заливаясь краской.
- Готова… - ответила она, и совсем тихо добавила, - Наверное…
У нее покраснели уши и щеки, но выглядела она решительно. Игорь взял ее за руку.
- Тогда пойдем к Лике, оформим документы.
Они подошли к Лике, и Игорь сказал, что забирает Дженнифер прямо сейчас. Документы были готовы, но все равно пришлось всем вместе идти в бухгалтерию. Там все было быстро — пара подписей в договоре, он же, заверенный электронно, оплата онлайн. Лика тут же прошила новую информацию в имплантированный Дженнифер в руку чип. Она была очень довольна, что ее план удался.
- Слушайся Игоря, будь хорошей девочкой, послушной и терпеливой до самого конца! - сказала она Дженнифер напоследок, и тут же обратилась к Игорю:
- Не надо ее баловать, а то знаю я тебя…
«Это она уже спьяну» - подумал Игорь.
Они еще сходили за вещами девушки в комнату, где она жила. Вещи были уже собраны в самую простую сумку, не такую уж и маленькую. Дженнифер подготовилась заранее, надеясь на то, что ее все-таки заберут сразу.
Было еще не поздно, и Игорь намеревался поехать сначала вдвоем в какой-нибудь бар, но посмотрев, как Дженнифер волнуется и краснеет, решил, что не стоит, она будет только больше стесняться на людях.
- Ты не голодна? - на всякий случай спросил он. Дома можно найти чего перекусить, но не хотелось сразу начинать с кухни. Девушка помотала головой в ответ, и Игорь заказал машину сразу домой. Жил он в небольшом таунхаусе в довольно престижном районе. Поездка прошла в молчании, Дженнифер стеснялась и не знала, чего ждать, Игорь просто держал ее за руку.
Приехав и зайдя в дом, Игорь сказал девушке оставить пока сумку на полу в гостиной и садиться на диван, а сам снял пиджак и галстук, расстегнув пару пуговиц рубашки и достал бутылку вина с парой бокалов.
- Давай немного выпьем, отметим знакомство, и это поможет тебе немного расслабиться. Ты же волнуешься? - сказал он, разливая вино.
- Да, конечно, волнуюсь. - ответила Дженнифер.
Они чокнулись и сделали несколько глотков.
- Я буду звать тебя Дженни, хорошо? А ты меня Игорем.
- Да, хорошо. Меня все так зовут.
Он налил ей еще вина и придвинулся ближе.
- Пей!
Девушка послушно выпила. Игорь приобнял ее, привлек к себе и поцеловал. Дженни на удивление умело ответила.
- Умм, ты умеешь целоваться! Училась на подружках?
- Да, - ничуть не смутившись, ответила девушка, - но взаправду лучше!
- А еще чего-нибудь с подружками пробовала?
- Нет, ну, обжиматься там пытались, но мне с девушками не нравится. Лучше самой.
- Пальчиками?
- Ага! - Дженни улыбнулась, и тут же спохватилась: - Но я осторожно! У меня все на месте, не порвано!
- Внутрь не лезла? А в попу?
- В попу сама себя пальцем пробовала. - застенчиво сказала девушка, - не считается?
- Не считается. - с улыбкой ответил Игорь. - Сними платье!
Дженни встала, неловко задев столик, стоящий возле дивана, отвела глаза и расстегнула молнию на боку. Стянула платье вниз, выступила из него ногами, оставшись в белье, бежевом в мелкий цветочек. Бюстгальтер был явно с подкладками, но это не беда, а трусики высоковаты, животик у девушки был рельефный, красивый, и они слишком прикрывали его низ. Игорь решил, что купит ей несколько низких трусиков, лучше открывающих живот. Бедра Дженни, на вкус Игоря, чуток широковаты, но ее общая подтянутость обещает приятную упругость и узость во всех ключевых местах.
- Бюстгальтер тоже! - приказал он.
Девушка послушно сняла бюстгальтер, обнажив свои совсем небольшие грудки. Игорь немного ей полюбовался — ему нравилась маленькая грудь, и сказал ей садиться на диван, запустил руку в ее волосы и долго целовал, забираясь глубоко языком в рот и лаская грудки. Он уже довольно сильно возбудился и собирался перейти к большему. Оторвавшись от губ девушки, он взял ее покрепче за волосы. Раскрасневшаяся Дженни тяжело дышала.
- А теперь — терпи! - приказал он и наклонился к ее левой груди, втянул в рот сосок, облизал его и вобрал в рот больше плоти, захватывая ореолу. Затем стал медленно сжимать зубы. Дженни напряглась, потом дернулась, ее руки двигались, борясь с желанием оттолкнуть Игоря, потом нашли себе место, вцепившись в диван. Дженни молчала.
- Молодец! - сказал Игорь, оторвавшись и рассматривая следы своих зубов на нежной девичьей груди. - А теперь вторую!
Дженни набрала воздуха.
Игорь впился зубами в левую грудь, сжимая немного сильнее, с удовольствием ощущая, как девушка в его руках ерзает, стараясь терпеть, но не сопротивляется, задержался немного подольше и наконец отпустил. Дженни выдохнула и с шипением втянула воздух сквозь зубы.
- Идем в спальню. - шепнул ей Игорь на ушко. - На второй этаж. Туфли сними, босой.
Он пошел сзади нее, на ходу расстегивая рубашку, на лестнице немного отстал, любуясь попкой и ножками. Наверху Дженни остановилась, спальни на втором этаже было две, одной Игорь не пользовался. Он открыл нужную дверь и сказал:
- Проходи и садись на кровать.
Он сбросил рубашку, освободился от остальной одежды и встал перед Дженни, его крепко стоящий член оказался перед ее лицом. Она смотрела на него со смесью страха и вожделения.
- Поцелуй его! - сказал он.
Дженни потянулась к члену, взяв его рукой за основание, и охватила всю головку губами.
-Нет, - Игорь выдернул член изо рта, - просто чмокни.
Девушка легонько чмокнула член. Игорь повернулся, достал из прикроватной тумбочки смазку и хорошо смазал головку и основание. Дженни смотрела на него, приоткрыв рот. Игорь нагнулся, схватил ее за щиколотки и опрокинул на спину, задирая ей ноги.
- Снимай трусики! - приказал он, держа ее ноги. Дженни стянула трусики, высоко поднимая коленки и выставляя гладко выбритые вагину и анус. Игорь нетерпеливо затащил ее дальше на кровать, держа ее ноги поднятыми под коленки, прижал член к входу во влагалище, отпустил ноги и навалился сверху, проталкивая член в сопротивляющееся девственное лоно. Дженни ойкнула и попыталась из-под него вывернуться. Он прижал ее сильнее, немного подвигал членом, размазывая смазку, и резко вошел полностью, преодолевая сопротивление. Дженни снова ойкнула, но уже не пыталась вырваться.
- Больно? -спросил он, остановившись ненадолго.
- Да! - ответила Дженни.
- Терпи! Ноги подними и раздвинь, раскройся навстречу мне, ясно?
- Угу. - Дженни медленно раздвинула ноги, уменьшая сопротивление, и стала постанывать, пока Игорь размашисто и глубоко в нее входил. Он чувствовал, как хлюпает смешавшаяся со смазкой кровь, текущая по промежности девушки и его мошонке. Лицо девушки уткнулось ему в плечо, ее влагалище трепетало и сопротивлялось, туго обхватывая член, и совсем скоро он стал кончать, горячо и обильно, сильно вжавшись в нее лобком и не сдерживая стонов.
Некоторое время они лежали молча, обнявшись. Дженни вздрагивала еще минут десять, всхлипывая, потом успокоилась, и тихо засопела. Игорь гладил ее по волосам, потом спустился на спину, дальше стал оглаживать ее крепкую попку и снова почувствовал начало эрекции. Он выпустил Дженни из объятий, встал и сказал:
- Пойдем в душ!
Она встала с кровати, Игорь показал ей дверь в ванную, а сам собрал испачканное в крови покрывало. Зайдя в ванную и бросив его в стирку, он стал смотреть, как Дженни умывается, наклонившись над раковиной. Она переминалась с ноги на ногу, ее попка упруго играла. Член Игоря зашевелился и решительно поднялся. Он обхватил Дженни руками сзади, взяв ее за грудь, и сказал на ушко:
- Выключи воду! А теперь наклоняйся. - оттащил ее за талию от раковины. - Еще, еще, прогнись!
Войти в Дженни на этот раз было еще тяжелее, она стонала, пока Игорь с трудом втискивался в нее, уже высохшую, и это было приятно. Когда он наконец вошел достаточно глубоко и начал размашисто двигаться, снова появилась кровь, Дженни низко опустила голову, сдерживая стоны. Ее тело сопротивлялось уже не так сильно, но припухшая после первого раза вагина туго охватывала член, и Игорь снова кончил, шлепая лобком Дженни по ягодицам, не так сильно, как до этого, но все равно легко и очень приятно.
- Было больно? Еще болит? - спросил он ее, обнимая.
- Да, но терпимо. - ответила она.
- Глядя на твою попку, я снова завелся. Завтра займемся именно ей, а писечке дадим подзажить. Иди в душ.
Он показал ей, где лежат полотенца и запасная зубная щетка, и умылся сам, пока она была в душе. Потом шлепком по попке отправил ее в кровать, и, устало приняв душ, лег рядом, обнимая девушку, которая, устав от массы новых впечатлений и ощущений, быстро уснула у него в руках.
Когда утром Игорь проснулся, Дженни еще сопела с закрытыми глазами. Ему было лень ее тормошить, он встал, сходил в ванную, не спеша умылся, побрился и принял душ, потом спустился в гостиную за сумкой с вещами Дженни и принес ее в спальню. Дженни уже проснулась.
- Привет! - сказал Игорь с улыбкой, - Как спалось? Ничего не болит?
- Доброе утро! Нормально все, не болит.
- Вставай, найдем тебе домашнюю одежду и будем завтракать.
В сумке у девушке нашлось запасное белье и уютные футболка и шорты. Игорь показал ей кухню, что где лежит, и Дженни сразу вызвалась приготовить яичницу с гренками. Получилось вполне себе, и, позавтракав, Игорь показал ей весь дом, где что лежит, и отправил разбирать сумку, а сам, сверив размер, сел выбирать ей заниженные трусики, которых у нее совсем не оказалось. Также нужны были джинсы, которые у Дженни были совсем истрепанные, и придется попозже купить теплую одежду, с ней было совсем плохо.
Оставив Дженни разбираться с хозяйством, Игорь сам сходил купить полуфабрикатов на обед и ужин, решив оставить поход по магазинам на завтра. Ему хотелось попробовать с девушкой еще кое-что.
Когда он вернулся, Дженни сказала, что уже вполне может сама накрыть на стол, и Игорь с удовольствием предоставил ей самостоятельность в этом деле. После обеда они уселись на диван в гостиной, и Игорь начал разговор:
- Ты уже знакома с поркой, и я тоже буду тебя пороть — для наказания, а иногда и просто так. Есть правило, которое тебе нужно выполнять. Для порки ты всегда должна сама снимать трусики и раздвигать ноги, достаточно широко, чтоб сразу была доступна промежность и вагина. Без напоминания. Понятно?
- Понятно… - ответила Дженни.
- Неважно, как я собираюсь тебя пороть — сзади или спереди, неважно, чем, главное — ножки раздвинуть, писечку выставить.
- А спереди - это как? - с любопытством спросила девушка.
- Спереди — это по лобку, животу, груди, ну, по писе, само собой, по бедрам еще. Тебя что, никогда спереди не пороли?
- Неа, ни разу.
- Ну, так я буду.
- А вы любите между ног пороть, да? По самому нежному? - Дженни спросила спокойно, она не выглядела испуганной.
- Да, люблю. Боишься? - это действительно волновало Игоря. Все этого боятся.
- Боюсь, конечно. Боюсь, что терпеть не смогу, что не смогу сама подставляться.
Игорь не мог поверить своим ушам.
- Дженни, хорошие девочки терпят, - сказал он осторожно, - ты же хорошая девочка?
- Да, я хочу быть очень хорошей для вас, но что, если все же не смогу?
Игорь улыбнулся.
- Ну, тогда я тебя привяжу!
- О, хорошо! - обрадовалась Дженни. - Связанной что угодно легко!
- Ты действительно особенная, Дженни, - Игорь поцеловал ее, - ты просто прелесть!
- Спасибо!
- А теперь, -продолжил Игорь, - как я и обещал, будем знакомить твою писечку с плеткой, а попку — с членом! Снимай шортики и трусики, раздевайся!
Дженни немного замешкалась, потом стала с задумчивым видом расстегивать шорты.
- Связывать не будете? - спросила она, возясь с молнией.
- Нет. -ответил Игорь.
Дженни стянула шорты вместе с трусами, потянулась снимать майку, но Игорь остановил ее:
- Так нормально. Подожди, я сейчас.
Он сходил за плетью и смазкой, выбрав для начала самый маленький кожаный флоггер из тех, что у него были.
Дженни стояла возле дивана, голая ниже пояса.
- Давай на диван, ноги шире, попу выше.
Она послушалась, взялась руками за спинку, положила на нее подбородок и немного повозилась, устраивая широко раздвинутые ноги.
- Готова? - спросил Игорь, неодобрительно глядя на пробивающиеся волоски между ног девушки. Надо будет отправить ее на депиляцию.
- Да. - Дженни ответила тихо и нерешительно.
Сначала он несколько раз шлепнул ее ладонью по ягодицам, глядя, как они розовеют и делая паузы между шлепками. Девушка только немного вздрагивала. Потом он пустил в дело флоггер, несильно размахнувшись и хлестнув ее между ног снизу вверх. Дженни ойкнула и дернулась, но тут же поправила позу. Игорь продолжил не спеша отмеривать удары, снизу и сбоку, захватывая бедра и ягодицы, но делая акцент на вагине, постепенно увеличивая силу. Девушка извивалась после каждого удара и поскуливала, уткнувшись в спинку дивана, но каждый раз возвращалась в позу. Губки ее писечки медленно краснели и распухали. Последние пять ударов Игорь нанес так сильно, насколько позволял маленький флоггер, стараясь попасть кончиками хвостов прямо между раскрытыми, покрасневшими губками. После каждого удара Дженни громко ойкала и со стоном крутила попкой, очень эротично извиваясь. Игорь был уже очень возбужден, отбросив флоггер, он скинул штаны и схватив смазку, обильно выдавил ее на выставленную попку девушки. Размазывая ее одной рукой, другой он спешил смазать свой член. Аккуратно и не спеша, он протолкнул свой палец в попку девушки, смазывая ее внутри. Дженни задержала дыхание, стараясь не препятствовать этому. Игорь плавно вывел палец и приставил свой член к анусу. Он старался быть медленным, но сдерживаться было тяжело, и Дженни застонала сквозь сжатые зубы, вырываясь, но Игорь удержал ее за талию, проталкиваясь сквозь тугое колечко ее попки. Мгновение спустя он был уже внутри и начал двигаться туда-сюда, а Дженни снова уткнулась в спинку дивана, немного успокоившись. Она была замечательно узкая и упругая, и так сжимала головку члена сфинктером, что буквально через несколько движений членом в самом тугом местечке Игорь кончил, войдя в Дженни до упора, отчего она негромко вскрикнула и постанывала, пока он извергался в нее и медленно выходил.
Он развернул Дженни к себе, на глазах ее виднелись слезы, но она улыбалась.
- Ты молодец, хорошо держалась. - сказал он. - Это непросто.
- Не так тяжело, как я ожидала. - ответила Дженни.
Игорь притянул ее к себе с поцелуем.

Спустя пару месяцев Дженни совершенно освоилась со своей новой ролью. Игорь разрешил называть его на ты и просто по имени, ему не нравились все эти обращения типа господин или хозяин, и он не был слишком строг с девушкой, так как она была послушна и терпелива без жестоких наказаний. Домашнее хозяйство она вела умело, у нее вполне оставалось время на себя, которое она тратила на пробежки и видеоигры, которые действительно любила, и иногда злоупотребляла. Пару раз, придя домой с работы, Игорь обнаруживал Дженни сидящей за игрой и не обращавшей на него внимания до тех пор, пока он не приказывал ей готовиться к порке. Впрочем, это тоже была игра — он с первого раза это понял по тому, как быстро Дженни после порки и последовавшего за ней жесткого секса накрыла заранее приготовленный ужин, и с удовольствием ее принял. Также он заметил, что его расходы здорово выросли — девушке был нужен уход и косметика, и что сильно к ней привязался, почти перестав знакомиться с другими девушками. Наступила летняя жара, Дженни все больше ходила дома только в майке и трусиках, сознавая свою соблазнительность, она уже привыкла заниматься сексом и получала от этого удовольствие. Кроме того, она немало удивила Игоря, когда, в первый же раз, делая ему минет, легко проглотила его член, отчего он, не испытывавший такое ранее, сразу кончил. После Дженни сказала, что тренировалась лет с тринадцати и ей очень хотелось попробовать по-настоящему.
Однажды вечером, когда они сидели вместе на диване перед телевизором, Дженни спросила:
- Игорь, ты же наказывал девушек раньше, ну, когда в университете учился?
- Да, я же в дисциплинарном комитете был, приходилось.
- А как?
- Обычно порол.
- Так же, как меня?
Игорь засмеялся.
- Нет, конечно, по-настоящему, сильно. К скамье привязывал, бывало, и до крови порол.
- А меня почему так не порешь? До крови?
- Ты послушная. И я не хочу тебя портить шрамами.
Дженни помолчала, потом снова спросила:
- А казнить девушек приходилось?
Игорь повернулся к ней всем телом.
- Да, приходилось.
- А как именно?
- Чаще всего вешал. У нас при университете женский колледж был, с общежитием. В общежитии девчонок много жило, не только с колледжа, там такое иногда творилось… И наркотики, и все что хочешь. Ими наша администрация занималась, и казнили их мы, за всякое…
- Ооо, а у нас в интернате раньше только животы резали, вообще всем, даже самым мелким, а потом, наоборот, только вешать стали. А тебе вешать нравилось?
Игорь ненадолго задумался.
- Вот как-то повешение очень эротичным считается, и девушки к нему спокойнее относились в большинстве. Есть такое мнение, что повешенная сильный оргазм испытывает перед смертью, многие в это верят. На самом деле все сознание теряют через несколько секунд, вряд ли что-то чувствуют, и это вот важнее — что быстро, почти не мучаешься. А я мучить люблю, чтоб очень больно было, и чтоб девушка в сознании все чувствовала. Хотя про оргазм — может, что-то в этом и есть…
- Что, видел, как повешенная кончает? - Дженни очень заинтересовалась.
- Да был случай, точно, конечно, никто не знает. Одна девушка была, крепкая, здоровая такая, с меня ростом. Сопротивлялась ужасно, матом на всех орала, еле дотащили до виселицы, одежду с нее срезать пришлось, а она пиналась.
- Голыми вешали?
- Конечно, голыми. Кое-как раздели, руки связали, петлю одели. Никто ее мучать не собирался, веревка тонкая была, нейлоновая, скользкая, затягивается легко и туго, мы всех так вешали, раз-два, и все, язычок высунула, немного подергалась, пописала и притихла. Но с этой не так все было. Виселица у нас была с ручным приводом, знаешь, такая, ручку крутишь, и перекладина тоже крутится, веревку на себя наматывает.
- Знаю, - сказала Дженни, - у нас в интернате такая же.
- Ну вот, я крутил, а еще один парень петлю держал, чтоб не сбилась, и лучше затянулась, узел придерживал внатяг. Девчонка орала, мол, пустите и все такое, и дергалась, пинаться пыталась, но нормально все получилось, петля глубоко врезалась, она сразу язык высунула и вверх поехала, так и дергаясь. Повисла, но в сознании еще, видно было, что ногами опору ищет, секунд еще десять, наверное. Потом все, характерно так задергалась, лицо багровое стало, слюни, все дела. Сознание потеряла, бедрами стала так вперед-назад, как иногда у повешенных бывает.
- Я видела, попой дергают, - сказала Дженни, - и живот напрягается.
- Да, так, но у нее сильные судороги были, и долго. И ноги она раздвинула, и так приподняла… и пописала, и покакала, и было видно, что течет густое из влагалища, прямо капает, много. Долго умирала, и когда уже все, вытянулась, ступни пальцами вниз, было видно, что с влагалища натекло, по бедрам, с кровью даже. Вот чувствовала она что-нибудь? Никогда не узнаем.
- Да, я такого не видела. У нас тоже девчонки говорили, вот, в петле хоть кончишь напоследок, а живот резать изорешься вся, а если еще и писю, так вообще…
- А ты? - спросил Игорь.
- Да все равно умирать, я к чревосечению спокойно отношусь. - Дженни кокетливо улыбнулась, - А если любимый хозяин, так хоть сейчас готова… все что хочешь…
Игорь смотрел на нее, а потом, поддавшись внезапному порыву, схватил ее за голову, зажимая нос и рот. Дженни испуганно замерла, потом начала задыхаться, хватаясь за руки Игоря. Она недолго попыталась терпеть муки удушья, потом не выдержала, стала извиваться, пытаясь вырваться. Когда ее движения стали беспорядочными, Игорь отпустил ее, убрав руки. Дженни хватала воздух.
- Ооо… Вот блядь, думала все уже… - простонала она.
- Что я слышу? Мат? Будешь наказана, сейчас же снимай трусики!
Дженни, тяжело дыша, сняла трусы.
- Давай, ложись попой ко мне на колени, и ноги пошире!
Девушка устроилась у него на коленях, раскидав ноги в стороны. Игорь шлепнул ее ладонью между ног, сначала легонько, потом продолжил, размеренно и сильнее, звонко шлепая гладкое лоно ойкающей Дженни. Она раскраснелась, заерзала, шлепки стали хлюпающими. Наконец, сильно шлепнув ее по лобку, он сбросил девушку с колен на диван, снял штаны и вошел в нее, высоко задрав ей ноги. Дженни сладко застонала, Игорь продолжил двигаться, и, приближаясь к оргазму, снова зажал ей нос и рот. Она не сопротивлялась, но начала извиваться, все сильнее, руки ее что-то искали вокруг, она сжалась внутри, и Игорь сильно кончил, все еще не давая Дженни дышать, и сразу убрал руку. Она шумно втянула воздух, и открыла глаза. Немного подышав, сказала:
- Ужас, как сильно кончила.
Позже, уже лежа в постели обнявшись, они тихонько обсуждали случившееся.
- Вот если бы можно было повесить так, чтоб перекрывалось только дыхание, и ты медленно задыхалась, да? - спросил Игорь. - Что думаешь?
Дженни долго молчала. Потом ответила:
- Чревосечение все равно мучительней.


Положительное отношение Дженни к чревосечению нравилось Игорю. Ее рельефный мускулистый животик и выступающий лобок, по его мнению, замечательно подходили для этого, он не зря покупал ей маленькие низкие трусики, которые она носила с удовольствием, зная, что ему нравится видеть ее в них. Тем не менее, Игорь не спешил заставить Дженни снять их в последний раз, ему нравилась спокойная и послушная девушка и он вовсе не хотел с ней расставаться. Спокойные и послушные девушки, не устраивающие истерики из-за необходимости раздеться, чтобы им сделали чревосечение — большая редкость, знаете ли.
Игорь прекрасно помнил тот первый раз, когда ему пришлось казнить девушку вспарыванием. С приговором долго тянули, и все, кто должен был помочь, слиняли домой, остался он и медсестра, которая всегда присутствовала, фиксируя смерть. Был уже поздний вечер, приговоренная девушка сидела в изоляторе, все решалось без ее присутствия. Казнь постановили провести без промедления, записав на видео и выложив с ограниченным доступом. Медсестра взялась приготовить экзекуторскую, пока Игорь приведет девушку. Открыв изолятор, он сразу пожалел, что тот был расположен так далеко от медпункта, через длинный коридор с поворотом. Если девушку нужно будет тащить, это будет непросто, хоть она была и худенькая. К счастью, девушка встала, и на фразу: «Пойдем со мной» отреагировала молча, сразу встала и вышла. Игорь крепко взял ее за руку и повел по коридору. Она пошла спокойно, и, пройдя часть пути, спросила:
- Мы в медпункт идем, да?
Игорь промолчал, крепко держа ее за руку. Через несколько метров она опять сказала:
- Ты меня в медпункт ведешь, чтоб живот разрезать, я знаю.
«Ну начинается...» - раздраженно подумал Игорь, но ничего не сказал.
- Вон там кладовая, всегда открыто, хочешь зайти? - девушка потянула руку в сторону.
Игорь прекрасно понял, о чем она. Перед казнью девушек часто насиловали, иногда безжалостно, а иногда они сами были не против. Она просто хотела потянуть время, прожить еще хоть немножко.
- Нет, -ответил он, - давай шустрее.
- Ну пожалуйста, ну давай, - заныла девушка, - я все что хочешь сделаю, хоть в рот, хоть в попу…
Игорю оно было совершенно не нужно, дома его ждала подружка, и он был возбужден после казни, а не перед.
- Нет, идем быстрее! - прикрикнул он.
Девушка всхлипнула и заплакала. Она ревела всю оставшуюся дорогу, и ее приходилось тащить, хоть она и кое-как перебирала ногами.
В экзекуторской все уже было готово, стойка, к которой привязывают, камера, нож для вспарывания, фартук для Игоря, чтоб не измазаться. Медсестра смотрела в документы на казнь.
- Так, Даша, очень жаль, но ты приговорена к чревосечению. - сразу обратилась она к девушке. - Не волнуйся, мы все сделаем, как положено, но придется немного потерпеть. Раздевайся побыстрее, если тянуть, то будет только страшнее.
- Нет. - Даша отрицательно помотала головой.
- Что? - в один голос переспросили Игорь с медсестрой. - Не будешь?
- Не надо голой… - протянула Даша.
- Твою мать! - выругался Игорь.
- Надо, Даша, никуда не денешься, - сказала медсестра ласково и повернулась к Игорю, - Давай, тащи ее к стойке и держи.
Игорь подтащил вяло отбивающуюся девушку к стойке, прижал ей руки. Медсестра стала ее раздевать, ловко орудуя ножницами, стащила юбку, с помощью Игоря стянула блузку и срезала бюстгальтер. Девушка осталась в трусиках, мешая их снять, и их пришлось тоже срезать. Даша крепко сжимала бедра вместе, норовя присесть и согнуться.
- Так, сначала руки.
Игорь с помощью медсестры привязал руки девушки к стойке, заведя ее локти за перекладину. Теперь он взялся за ее скрещенные ноги, по одной подтаскивая к ремням для лодыжек. Даша сопротивлялась, стараясь не дать раздвинуть ноги, открыть небритые лобок и промежность, заросшие светло-каштановыми кудряшками. Медсестра помогала Игорю, одновременно обращаясь к Даше:
- Надо ножки раздвинуть и выставиться, по приговору обязательно, а ты не готовилась, не побрилась, не стыдно?
- А можно, я сейчас побреюсь? - с надеждой спросила Даша.
Они уже закончили ее привязывать.
- Ай! - вскрикнула Даша, когда медсестра воткнула в нее иглу шприца с эпинефрином.
- Можно, конечно, - сказала она, и обратилась к Игорю, - все, я сейчас камеру включу.
Даша на мгновение отвлеклась на разрешение побриться, надеясь на отсрочку, но, увидев как включают камеру и Игорь подходит к ней с ножом, поняла, что ее обманули, заскулила и зажмурилась, извиваясь в путах. Когда Игорь взялся за волосики у нее на большой половой губке, чтоб оттянуть ее в сторону, она не выдержала и пустила струйку мочи, обливая лезвие, ищущее вход в ее влагалище. Так как Даша была худенькой и узкобедрой, ей подходил только один вариант — вспарывание от входа во влагалище до пупка. Лобковый симфиз будет мешать, но Игорь не собирался его перепиливать или рубить, намереваясь просто глубоко разрезать под и над ним. Оттянув губку посильнее, он быстро нашел нужную дырочку и наконец начал казнь.
Даша завизжала.
Резать мягко сопротивляющуюся плоть оказалось неожиданно приятно, каждое движение ножа причиняло очень сильные мучения девушке, ее тело отзывалось судорогами и криками. Игорь не спешил, уделяя внимание самой нежной части тела Даши, с удовольствием глядя, как она до крови кусает губы, подвергнутая жестокой пытке. Он обнаружил, что внутри она гораздо плотнее, чем он ожидал, и нож встречал значительное сопротивление, несмотря на остроту. Глубоко вспоров ее под лобком и разрезав его, он с трудом вогнал нож вглубь низа живота, продолжая вспарывать внутренности. Длина лезвия позволяла наверняка достать матку, и Даша, до этого уже только громко стонавшая, опять закричала, теперь не пронзительно, а тяжело, тоскливо, испытывая уже предсмертные муки. Обильно капавшая кровь полилась струйкой. Игорь продолжил, вскрывая ей брюшную полость. К сожалению, ему не удалось избежать повреждения кишечника, девушку стошнило, она обделалась, когда он дорезал до пупка, вылезли не только розовые девичьи кишочки, но и их неаппетитное содержимое. Это сильно испортило впечатление. Запах тоже не добавлял удовольствия. Игорь отошел в сторону, отряхиваясь. Даша тихо всхлипывала, уронив голову на грудь, и через пару минут замолкла совсем, дергаясь в явно предсмертных судорогах. Подождав немного для уверенности, медсестра констатировала смерть. Из всей экзекуции Игорь сделал вывод, что перед чревосечением нужно делать клизму, хотя бы и насильно, и резать аккуратней, тем более, что это продлит мучения. Обильно вываливающийся кишечник ему не нравился, как и глубоко вспоротое влагалище, он считал, что ниже лобка можно ограничиться разрезанным клитором, а выше — резать так, чтоб внутренности только показались и не вываливались сильно. Позже Игорь присутствовал при еще одной такой казни, девушка оказалась поспокойнее, заранее приготовилась, побрившись и сделав клизму, сама разделась, хоть и наотрез отказалась снимать трусики, в страхе перед пытками вагины. Ее привязали так, а потом трусики срезали, и долго мучили, пухлое аппетитное белое тело очень к этому располагало. Она оставалась в сознании очень долго, даже когда повреждения стали смертельными, кричала и плакала, умоляя убить ее поскорее. По сравнению с таким смерть в петле казалась счастливым избавлением, трудно было поверить, что девушка может выбрать такую участь добровольно. Поэтому Дженни была так ценна для Игоря.

Прошло уже около года со времени, когда Игорь приобрел Дженни. Она была явно довольна своим положением, и если и заводила разговоры о расставании, то большей частью в шутку. Иногда, когда Игорь на нее ругался, она становилась на колени, спустив штаны с трусами и задрав футболку, и говорила: «Простите, хозяин, я готова к наказанию чревосечением». Игорь переставал злиться и все заканчивалось несколькими шлепками флоггером по лобку и животу. Он старался не слишком увлекаться поркой. Они попробовали игры с электричеством, но им не очень понравилось, и иногда развлекались связыванием и различными зажимами и прищепками.
На первом этаже в доме был кабинет, которым Игорь редко пользовался. Однако и там со временем пришлось наводить порядок. Тогда-то Дженни и нашла этот нож.
- Ого, какой красивый...- сказала она, открыв коробку.
Это был действительно красивый нож ручной работы, подаренный Игорю друзьями на двадцатипятилетие. Простая форма, узорчатая сталь и рукоятка из экзотической древесины, красивая дорогая безделушка, которой никогда не пользовались.
Дженни достала его из коробки, разглядывая.
- Подарок, - сказал Игорь, - очень красивый, никогда им не пользовался.
- Не нашел ему никакого дела?
- Ну не на кухню же его, а больше и некуда.
Дженни задумалась, крутя нож в руках, и сказала:
- Знаешь, мне, конечно, и обычный кухонный подойдет, но все же хочется, чтобы меня резали таким.
Игорь промолчал, откинувшись в кресле за письменным столом. Дженни подошла к нему, положила нож на стол и уселась на колени, обняв за шею.
- Хорошо? - спросила она.
- Хорошо. - ответил Игорь. - Но ты у меня хорошая девочка, зачем тебя резать?
- Хороших девочек тоже иногда режут, так же, как плохих, даже больнее.
Дженни взяла нож со стола и, прежде чем Игорь успел что-то сказать, проверила его остроту на собственном пальце. Выступила кровь.
- Очень острый, - сказала она, - как раз для моей писечки.
- Мне, конечно, нравится идея, - ответил Игорь. - но как-нибудь потом.
- Только не затягивай, ладно?
Игорь промолчал.
- Я тебя люблю, очень люблю. - вдруг сказала Дженни. - Поэтому я очень хочу, чтоб ты разрезал мне писечку и животик. Я не могу тебе родить, но вот это могу.
- Хорошо, когда придет время, я сделаю это.
- Только пообещай мне, пожалуйста, - продолжила Дженни, - что будет очень-очень больно.
- Будет просто невыносимо больно, Дженни. - ответил Игорь и облизал кровь с ее порезанного пальца.

Они долго не возвращались к этому разговору серьезно, только в игриво-шутливом тоне. Шел месяц за месяцем спокойной жизни, ощущения новизны отношений притупились, кроме того, хоть Игорь и не искал более знакомств на одну-две ночи, он все же был заинтересован в том, чтобы найти себе подходящую девушку для семьи, которая подходила бы ему, и с которой можно было бы завести ребенка — или детей. Разумеется, он собирался оставить Дженни тоже, вернее, даже не задумывался, как она к этому отнесется, считая, что покладистая Дженни легко поладит с другой девушкой. На деле все оказалось иначе.
С Катей его познакомили друзья с работы. Ей было двадцать два, она работала визажистом, и была определенно привлекательней Дженни. Немного выше ростом, стройнее, с длинными светлыми волосами и тонкими, красивыми чертами лица, по сравнению с круглолицей широкобедрой Дженни она была красавицей. Игорь сразу увлекся. Первые несколько коротких свиданий прошли легко, и очень скоро он поймал себя на том, что прикидывает семейный бюджет на трех человек с перспективой прибавления. Он рассказал о новом знакомстве Дженни, и та, к его удивлению, отнеслась к этому совершенно без энтузиазма, заметно погрустнев.
- Я думал, тебе скучно, пока я на работе…
- Нет, мне нормально. - ответила Дженни. - Она такая красивая…
Дженни ревновала.
Катя, напротив, существование Дженни восприняла спокойно и с интересом, высказав желание познакомиться с ней поближе. Но до этого Игорь хотел расставить все точки над «и» в отношении своих пристрастий с Катей.
- Да, давненько меня не пороли… - сказала Катя задумчиво. - Я, конечно, знаю, чем ты занимался в университете, помимо учебы, это для меня не сюрприз. Нет, я не против, я даже за, мне нравится подчиняться. И все же… Я бы хотела, чтобы ты был сдержанней, если я забеременею.
Игорь был в восторге. Он пригласил Катю на ужин к себе домой, чтоб познакомить ее с Дженни. Знакомство прошло не очень, Дженни была неразговорчивой, молчала, глядя в тарелку, и, под конец ужина, когда она отлучилась, Катя взяла Игоря за руку и сказала:
- Мне очень жаль, что я ей не понравилась, она такая милая девушка. Она сейчас расстроена, не думаю, что мне стоит сегодня оставаться, хорошо?
Катя ушла, а Дженни заперлась в ванной и просидела там целый час. Вышла оттуда она в одной футболке, без лишних слов готовая к совершенно заслуженной порке, во время которой все больше шипела сквозь зубы, вскрикивая только когда плетка сильно попадала по самым нежным местам. В постели она долго ворочалась, в конце концов разбудила Игоря посреди ночи, горячая и мокрая, повернувшись набок, сама направила член себе в попу, и громко стонала с каждым его движением.
На следующих выходных Игорь предпринял еще одну попытку подружить девушек. На этот раз Дженни очень старалась быть приветливой, но не могла скрыть свои чувства, и Игорь счел, что лучше Кате пойти к себе.
Когда они пришли домой, Дженни спокойно сказала, что любит его, но делить ни с кем не сможет.
- Мне правда очень бы хотелось, но я не могу. Никак. Поэтому разрежь мне низ живота, чтобы я умерла.
Игорь молчал. Мучить Дженни очень, очень приятно, но это будет конец.
- Ты можешь заставить меня делать что угодно, - сказала Дженни неожиданно твердо, - но не можешь заставить меня жить.
- Именно низ живота? - спросил он.
- Да, внизу, чтобы было мучительней. И совсем внизу тоже. Ну в самом деле, милый, ну давно уже пора!
- Сейчас не пора. - твердо сказал Игорь. - Через неделю, в субботу утром.
- Ооо! - протянула Дженни, округлив глаза. Похоже, она только сейчас поняла реальность того, что ее ожидает, но быстро взяла себя в руки и сказала:
- Ты обещал, что будет очень-очень больно, помнишь?
Конечно, Игорь помнил.
Дженни успокоилась. Недели на приготовления было более, чем достаточно, спешить не стоило. Игорь считал, что лучшее место для такого в просторной прачечной в цокольном этаже, но ради Дженни решил, что все будет в спальне, прямо на кровати, которую придется застелить непромокаемой простыней и одноразовыми пеленками. Пусть что-то из белья и придется выбросить. Дженни поблагодарила его за этот выбор, сказав, что ей не слишком хотелось умирать в унылой прачечной, хоть ее и легче мыть. Ванные были тесноватые, и во дворе тоже не вариант — на крики обратили бы внимание соседи. Дженни сама купила одноразовые пеленки (непромокаемая простынь у них была), а Игорь купил шприц с эпинефрином — ей бы его не продали, хоть Дженни и настаивала, что он не понадобится и она не потеряет сознание посередине.
Игорь позвонил Кате, сказать, что Дженни в субботу умрет, и он хочет провести эту неделю с ней.
- Да, я знаю, - ответила Катя, - она мне позвонила и все рассказала. Она удивительная девушка, просила не переживать, что это не из-за меня, и она сама давно хотела.
Игорь осторожно ответил, что она действительно хотела этого и раньше, а ревность только подтолкнула. Ему не хотелось, чтоб Катя себя винила, она не сделала ничего плохого.
В эти дни Игорь старался быть внимательнее к Дженни, пока она сама не сказала, что ей приятно, но он слишком уж напряжен. Она попросила просто сводить ее на свидание, и провести остаток времени вместе. Игорь сказал, что, во всяком случае, пороть ее больше уже не будет. В итоге Дженни глупо захихикала и сказала:
- Любимому наскучило меня пороть, ай-ай, теперь он точно захочет разрезать мне животик!
Она держалась спокойно и даже продолжала шутить на тему, сказав:
- Твой красивый нож еще ни разу никого не резал, я лишу его девственности.
Дни пролетели, и вечером пятницы Дженни отказалась от ужина, объяснив, что она уже готовится и не хочет завтра никаких конфузов, зато с удовольствием выпила вина и охотно предалась постельной возне. Она была, как обычно, податливой и послушной, несмотря на то, что это был для нее последний раз, а Игорь, наоборот, хотел полностью насладиться этим вечером.
Утомленные, они лежали, обнявшись, в постели.
- Я хочу кое в чем признаться. - сказала Дженни.
- Да? - сонно пробормотал Игорь.
- Я нарочно разбила твою любимую чашку, чтоб ты меня сильно выдрал.
- Я догадывался...
- И рубашку тоже нарочно испортила... Не злишься?
- Нет, ни капельки.
- Прости меня, пожалуйста, что так получилось с Катей. Я такая эгоистка. - голос Дженни задрожал, на глазах выступили слезы.
- Ничего, - Игорь прижал ее к себе, - я правда не злюсь.
- Ты меня прощаешь?
- Прощаю. - ответил он как можно убедительней.
- Значит, это не наказание?
- ...Нет, не наказание. - после паузы признал Игорь, немного подумал и добавил:
- Мне очень нравится твой животик и я с удовольствием сделаю тебе чревосечение.
- Спасибо. - сказала Дженни. - Теперь завтра мне будет легко.
- Дженни, будет очень больно.
- Да! Но мне легче, зная, что это не казнь. - она придвинулась к его уху и прошептала:
- Это романтичное расставание, о котором я мечтала.
Уставший от секса, Игорь быстро уснул, обнимая Дженни.
Рано утром Дженни тихонько выскользнула из постели. Игорь только повернулся на другой бок, почти не проснувшись. Он хотел поспать еще, все равно Дженни нужно было время. Сквозь сон он слышал, как она возилась в ванной, потом стало тихо. Проснулся он поздно, не спеша пошел умываться, давая Дженни время приготовить спальню. Приведя себя в порядок, Игорь спустился вниз. Пахло едой.
- Доброе утро!
- Привет!
Дженни была слегка накрашена и одета в свое любимое платье, красное в полоску, до колен. Она накрыла завтрак на одного, подождала, пока он поест, и спокойно убрала со стола, скромно встав рядом. Она молчала и смотрела на Игоря.
- Все убрала?
- Да.
- Тогда пойдем, познакомлю тебя с одним очень острым ножом.
Дженни застонала. Игорь взял ее за руку, притянул к себе и чмокнул в щеку.
- Пойдем, пора резать твой животик.
Они поднялись в спальню. Дженни успела все приготовить, кровать была застелена непромокаемой простыней и пеленками, к ней были пристегнуты наручники и поножи, которыми они иногда пользовались. На тумбочке лежал нож.
Дженни начала раздеваться. Сбросила домашние шлепки, расстегнула и сняла платье. На ней было ее самое красивое белье, кружевной комплект. Немного задержавшись, сняла бюстгальтер.
- Я хорошая девочка. - сказала она и сняла трусики. - Пожалуйста, разрежь мне сначала писечку.
Она была великолепна. Голос ничуть не дрожал, только румянец и слегка учащенное дыхание выдавали волнение.
- Конечно, Дженни, обязательно разрежу. Ложись на кровать и ноги раздвигай широко.
Дженни легла, и Игорь стал пристегивать ее ноги к углам кровати. Он не стал раздеваться, собираясь просто выкинуть шорты и футболку. Перед тем, как пристегнуть руки, он подложил ей под попу маленькую подушечку, которую не собирался ни стирать, ни выбрасывать, а хотел оставить на память. Потом взял нож.
- Дженни, ты готова? - спросил он.
- Да, начинай! - без малейшей паузы ответила Дженни.
Игорь погладил обухом лезвия ее писечку, раздвинул пальцами малые губки и приставил нож к мочеиспускательному отверстию. Дженни напряглась. Плоть легко раздалась под острым лезвием, и она застонала. Игорь продолжил, Дженни заерзала, с трудом сдерживая крик, лезвие вгрызалось вглубь, приближаясь к клитору, Дженни стала хватать ртом воздух, вскрикивая на выдохе. Нож дошел до самой нежной и чувствительно части, и она заорала в голос. Дженни натянула путы, пытаясь свести ноги, мотала головой и отчаянно вызжала, пока Игорь очень медленно резал ей клитор. Ее попа вжалась в подушку, на которую уже стекала тоненькая струйка крови, она описалась, и кровь смешалась с мочой. Разрез стал уже совсем глубоким, и Игорь расширил его в стороны, стараясь добраться до глубоких частей клитора. Дженни перешла на громкие стоны. Он убрал нож из раны, и она немного расслабилась, постанывая. Потом подняла голову, стараясь заглянуть себе между ног, и простонала:
- Моя писечка! Как же больно!
Игорь отложил нож и придвинулся к ней. Дженни откинула голову на матрас.
- Ты хорошая девочка, Дженни, - сказал он, - у тебя замечательная писечка, мне очень понравилось ее резать.
- Правда? - спросила она слабым голосом.
- Правда.
Дженни побледнела и тяжело дышала, но сознание терять не собиралась.
- Сейчас я разрежу тебе живот. В самом низу.
Игорь поцеловал Дженни в пересохшие губы и снова взял нож. Дженни издала стон, потом снова начала кричать, когда он нешироко вскрыл ее поперек над лобком. Острый нож сделал это легко, разрез получился аккуратным, внутренности слегка показались, но не вывалились. Животик Дженни как будто сам приоткрылся, приглашая поласкать его содержимое.
Игорь ощутил, что его член стоит, как каменный. Он снова подобрался к Дженни поближе. Она лежала с зажмуренными глазами, постанывая.
- Уже все? - спросила она, почувствовав его дыхание.
- Дженни, твой животик так хорошо разрезан, он такой красивый. Я хочу взять тебя.
Она открыла глаза, тяжело дыша.
- В попку. Я люблю твою попочку. Я отвяжу тебе ноги. Дженни, я буду брать тебя и резать внутри, будет очень больно.
Дженни застонала.
- Да, сделай так. - сказала она.
Игорь освободил ее ноги, достал из прикроватной тумбочки смазку и, скинув шорты, обильно смазал член. Повернул Дженни набок, от чего она вскрикнула, нащупал ее анус и медленно втиснулся в ее попу. Потихоньку двигаясь, вошел поглубже, остановился и взял нож, нашел разрез и медленно стал погружать в него лезвие. Дженни задергалась, стала кричать, ее попа судорожно и сильно сжималась. Игорь двигался в ней, одновременно с усилием вонзая в нее нож, пока не почувствовал членом близость лезвия. Дженни кричала, извиваясь, пока Игорь двигал членом внутри нее, ощущая судороги вспарываемой матки. Ее внутренности трепетали и сжимались, сдавливая его член, как никогда раньше, он с трудом сдерживал движения, чтоб не поранить член. Наконец, ощущения стали очень острыми, он вынул нож, прижал его к лобку Дженни, и глубоко его разрезал, лезвие впилось в лобковый симфиз, завязнув в нем, Дженни завизжала и сжалась, через пару фрикций Игорь сильно кончил в ее судорожно сжимающуюся попку.
Он вытащил и отбросил нож, обнаружив, что под ними хлюпает кровь. Дженни лежала тихо. Не вынимая члена, он обнял ее.
- Очень больно. - прошептала она. - Ты еще во мне?
- Да. - ответил Игорь шепотом.
- Так хорошо, не выходи, пожалуйста.... Любимый, я сейчас умру.
Она прошептала что-то еще, совсем тихо и неразборчиво. Потом просто расслабилась.
Игорь еще долго обнимал остывающее тело. Он всю жизнь хранил залитую кровью подушку с воспоминаниями о Дженнифер.
User avatar
Anna
Posts: 641
Joined: Thu Dec 06, 2018 5:04 pm
Has thanked: 573 times
Been thanked: 275 times

Re: Девочка из интерната

Post by Anna »

Очень понравилось про лишение девственности, про порку и про повешения. Я вот ещё так и не лишилась и всё думаю, как это будет...
Czego ci brak, a czego masz dość? Może sama śpisz, a może jest ktoś...
Ciężko jest nam w realnym świecie, zostaniemy tu, tak będzie lepiej.
Blackmonkey
Posts: 97
Joined: Tue Nov 12, 2019 5:24 pm
Location: Украина
Has thanked: 5 times

Re: Девочка из интерната

Post by Blackmonkey »

Как сказала Дженни, связанной что угодно легко.
Post Reply