Эшафот

Post Reply
User avatar
RolandVT
Posts: 273
Joined: Fri Feb 09, 2024 10:42 am
Been thanked: 82 times

Эшафот

Post by RolandVT »

Эшли отправилась на лавку как христианская мученица на эшафот. С улыбкой, безмерной любовью ко мне и абсолютной уверенностью в правильности и праведности своего поступка. Правда, с одним очень принципиальным отличием. Христианскому Богу жертва мученицы была нафиг не нужна (ему нужны были только и исключительно человеческие души), мне же жертва Эшли (ибо в романтических отношениях она была абсолютной ванилью) была жизненно необходима.

Я уложил девушку на живот (использовав уже третью простыню за день, причем уверенно так подозревая, что это еще не предел). Привязал – как и сестер Рестон до этого – за запястья, лодыжки и талию.

Прошептал Эшли на ухо: «Я хочу дать тебе как можно больше ударов. И насладиться твоими стонами, криками и плачем. Поэтому я прошу тебя держаться как можно дольше…»

И приступил к порке. Жесткой порке. Сначала по ягодицам (не ремнем, а весьма кусючей однохвосткой), потом по спине (кошкой, не розгами). По одной и той же схеме.

Я довёл однохвосткой Эшли до криков, стонов и рыданий (даже не плача). Дал немного отдохнуть и успокоиться, затем сделал то же самое кошкой по спине. Снова до криков, стонов и плача.

Дал еще немного отдышаться, потом перевернул на спину. Эшли на удивление быстро пришла в себя. Впрочем, чему тут удивляться? Восемнадцать есть восемнадцать. Тем более выросла она в Калифорнии – стране вечной весны и вечных цветов. В абсолютно, железобетонно благополучной семье.

«Груди?» с улыбкой спросила она.

Я кивнул.

«Тогда привяжи меня за руки» - попросила она, закидывая руки за голову и вытягивая их стрункой. «Чтобы я не закрывалась…»

Именно это я и сделал. Затем взял короткий стек и довольно долго и точно короткими, хлесткими ударами долго стегал её шикарные соски. Затем взял короткую мягкую кошку (сделанную специально для грудей и более интимных частей женского тела) и тщательно выпорол обе её молочные железы. Эшли не кричала, только тихо шипела от боли.

«Согни ноги в коленях» - негромко приказал я. «Разведи в стороны. И держи их так, как бы тебе ни было больно…»

Она кивнула.

«Я буду пороть тебя по внутренней стороне бедер. И по гениталиям…»

Она снова кивнула.

Я выполнил обещание. Кошкой для спины по бедрам, мягкой кошкой по вульве. Снова до стонов, криков, рыданий и водопада слёз.

Снова дал отдышаться. Отвязал от скамьи. Помог подняться. Связал руки за спиной, подвел к кровати, привязал за руки к спинке.

«Теперь по внешней стороне бедра…»

Эшли снова кивнула. Я снова порол её однохвосткой. И снова до криков, стонов, слез и рыданий.

У меня всё в порядке с фантазией. В том числе, и с тематической. Поэтому я еще много чего хотел сделать с Эшли (прекрасно зная, что она без негативных последствий выдержит еще не одну такую обработку). Но не смог. Просто не смог.

Ибо мое чувство Любви к ней, казалось, если не совсем убитое, то основательно задавленное треклятыми Призраками и их Антэросом, вспыхнуло с такой силой, что…

Я отвязал Эшли. Дал ей выпить сильнейшего шипучего болеутоляющего (раз так в двадцать мощнее Солпадеина). Тщательно втер в её тело чудодейственную мазь, запасы которой таяли просто-таки с ураганной скоростью.

Она почувствовала меня. Впрочем, она всегда меня очень хорошо чувствовала. Поэтому просто легла на кровать и раздвинула ноги. Я лег на неё (в последнее время я предпочитал именно эту позицию), она помогла мне войти в неё.

Я любил её… нет, не так, как Эмили. И, уж, тем более, не как Магду. Но всё равно очень и очень сильно. Причем именно любил – в максимальном, самом полном значении этого священного слова. Как у меня получалось любить с почти одинаковой силой трех женщин одновременно, мне было решительно непонятно. Но как-то получалось.

Мы кончили практически одновременно. Потом долго лежали, обнявшись, нежно и заботливо лаская друг друга. Потом пошли в душ и долго-долго столь же нежно, ласково и заботливо купали друг друга. Потом отправились в постель в одной из гостевых комнат. Ровно напротив логова Магды.

«У тебя что-то серьезное случилось?» - заботливо спросила Эшли, удобно устроившись у меня под боком. «Сейчас тебе легче?»

«Легче» - кивнул я. «Намного легче. Спасибо тебе»

«Всегда пожалуйста» - улыбнулась она. «Мне даже уже почти не больно…»

Судя по всему, реклама чудодейственной мази и не менее чудодейственного обезболивающего соответствовала действительности.

Я рассказал ей всё. Ну, почти всё. О Гейдрихе и Призраках, Антэросе, воздушной битве над Берлином и рекомендации Магды. Она слушала меня очень внимательно, не перебивая (что, надо отметить, случалось с ней довольно редко).

Я закончил. Она вздохнула, надолго задумалась, затем изрекла:

«Что-то подобное я и предполагала. Правда, все-таки не настолько драматическое…»

После того, как я фактически спас её от Абсолютного Зла во время нашей второй встречи, она воспринимала всю эту мистику совершенно спокойно. Как просто часть реальности.

«Хочешь моё мнение?» - неожиданно спросила она.

«Хочу, конечно» - кивнул я. Ибо уже успел убедиться не раз и не два, в немалой ценности её мнения. Эшли, как это иногда бывает, была мудра не по годам. Даже не просто умна (хотя и это тоже, конечно), а именно мудра.

«Тебе нужна ещё одна сессия. Чтобы окончательно добить этих… Призраков»

Я, честно говоря, где-то в темных закоулках моей сложной и нетривиальной души и сам это подозревал. Но всегда лучше, когда это подозрение озвучивает кто-то другой. Особенно если это красивая и мудрая обнаженная восемнадцатилетняя девушка…

«Не с тобой, надеюсь?»

«Нет, конечно» - улыбнулась она. «Меня ты теперь и пальцем не тронешь. Никогда. В смысле всего этого БДСМ. Ты слишком меня любишь. Это было так, временное помешательство. Тебе другая девочка нужна. Новенькая, свеженькая, без комплексов… ну, и все такое. К которой ты особых эмоций не испытываешь»

Я уже догадывался, кого она имеет в виду. Но промолчал.

«Мелоди» - спокойно произнесла она. «Мелодия – если по-русски…»

«Твоя подруга?»

«Одноклассница. По той самой католической школе, где нас пороли. Мы достаточно близки, поэтому я рассказала ей о том, что ты меня тогда выпорол. У неё, как ты догадываешься, те же самые проблемы, что были тогда у меня…»

«Пороть некому?» - улыбнулся я.

«Ага» - кивнула Эшли. «А она уже подсела. Причем еще покрепче, чем я, подсела»

«Поэтому» - лукаво добавила она, «Мелоди сказала мне, что если ты согласишься её пороть, то она примчится к тебе в любое время дня и ночи. Кстати, она сова жуткая, поэтому сейчас точно не спит…»

Это было даже интересно. Поэтому я вздохнул и просто сказал:

«Звони. Только пусть номер машины сообщит…»

«А то охрана не пропустит?»

«Не пропустит» - улыбнулся я.

Эшли отправилась в гостиную за сотовым телефоном. Вернулась через пять минут.

«Через полчаса будет. Она тут недалеко живет. В Санта Монике»
Post Reply