Лесная школа

Post Reply
User avatar
Кристина
Posts: 257
Joined: Fri Mar 13, 2020 10:32 pm
Has thanked: 411 times
Been thanked: 66 times

Лесная школа

Post by Кристина »

Голос по телефону звучал устало, но властно.

- Ну вот, что Николай Иванович, ты мне тут не рассуждай. Если пресса получит подтверждение чем мы тут занимаемся, нам просто не жить. Так что ликвидируй свой школьный бордель. Труповозка будет завтра. Сам справишся, или ребят прислать?.

- Сам справлюсь, пожал плечами борца тяжеловеса, Николай Иванович.

Годы в армии отучили Николая Ивановича от обсуждения приказов, но приучили к жестокости.

Время было как раз к подъему и зайдя в спальню лесной школы Николай Иванович распорядился что бы девочки поднимались в спортзал, по одной на зачет по физкультуре, требуемый для комиссии. Девочки удивленно переглянулись, ибо привыкли что школа и физкультура для них заканчивается постелями шишек из Москвы. Николаи Иванович без всяких объяснений вышел и направился в спортзал, ничем не отличающийся от сотни таких же школьных спортзалов.

Старый магнитофон чуть похрипывал оглашая весь зал ритмичной музыкой. Галя неторопливо оглядываясь вошла в зал. Ничего сдавать она не собиралась и была напоказ одета в короткую юбку в складочку с нарядной полупрозрчной блузкой. Кожанный 'козел' под баскетбольным кольцом, с которого свисали связанные прыгалки не удивили ее. За свои 15 лет она научилась не удивляться. Но когда подошедший Н.И. , грубо развернув ее застегнул наручники сзади на ее руках, на ее кукольном лице проявилось что-то вроде испуга. Все время которое Н.И. Полу-вел полу-волочил ее к 'козлу' Галя неактивно сопротивлялась. Ну что Н.И. с ней сделает? ну изнасилует. А она пожалуется дяде Алеше, когда он опять будет умолять ее нашлепать его специальной плеткой которую он с собой возит (вот ведь умора) и Н.И. накажут. Вот только зачем Н.И. привязывает ее прыгалками за шею? Впрочем дядя Алеша сказал,что пока она ему нравится с ней ничего не будет.

Грубо усадив ее на 'козла'. И обвязав ее тонкую шею несколько раз свободным концом скакалки Н.И. подтянул к козлу длинную скамейку, Галя было рванулась но прыгалки начали ее душить и она притихла, Николай Иванович разорвал на ней тонкие красивые трусики и встав на скамейку жестко, без церемоний вошел в нее.

Н.И. качался на чуть пружинящей скамейке, а Галя, запрокинув голову и полуоткрыв ротик постанывала от смеси удовольствия и боли, которую причиняли мощные руки тиская ее маленькие груди и упругие бедра. Минут пять это постанывание, вместе с скрипом скамейки и хриплым мужским дыханием были единственными звуками нарушавшими ритм громкой магнитофонной музыки.

Потом Н.И. сел тяжело дыша и стирая пот со лба, а Галя в разодранной блузке и задранной съехавшей к груди юбке, размышляла, стоит ли жаловаться дяде Алеше. Она так ничего и не поняла когда нога Н.И. отппихнула 'козла' и ее мокрая от пота попка в разорванных трусиках скользнула по коричневой коже.

Еще ничего не понимая, с круглыми от удивления глазами, Галя попыталась дотянуться до пола. Вся конструкция держашая баскетбольное кольцо закачалась и в какой то момент носки черных туфелек на низком каблучке коснулись досок пола, но были опять вздернуты вверх. Бледное испуганое галино лицо начало быстро наливаться кровью. Она в панике засеменила ногами и туфли слетели с ног, со стуком упав на доски пола. Музыка почти полностью заглушала ее тихий хрип. Ее тело дергалось в воздухе совершенно не в такт ритму. Металлические трубки чуть поскрипывали, аммортизируя рывки ее легкого тела. Юбка болталась где то на поясе и от того ее ноги казались необычно длинными.

Тонкие обрывки трусиков висели на съехавшей на талию резинке. Два молочно белых бедра терлись друг об друга, размазывая вытекающую из нее сперму. Судорожно резкие рывки ног стихали. Когда ее развернуло , Николай Иванович увидел ее дергающиеся руки с промятыми кровоточащими полосками от наручников. Мелкие светлые волосики в просвете между ног слиплись то ли от его спермы то ли от ее собственной влаги. Розовые пятки смотрели вверх, подошвы изогнутых ступней, все в складках переходили в поджатые пальчики с покрытыми алым лаком ногтями.

Страх и мольба исчезали с ее лица, сменяясь гримасой боли. Шея между двумя витками веревки надулась и посинела. Не доставая пальчиками несколько сантиметров до досок пола она билась в воздухе. Изгибы ее тела напомнили Н.И. как на пьяном сборище с московскими патронами окосевшая и полуодетая Галя танцевала на столе. Ноги мельтешили в воздухе без ритма то поднимаясь то сгибаясь в коленях. Руки дергались за спиной, блузка сползла на плечи и он заметил маленькие синяки, там где его руки сдавливали ее грудь. Движения становились все натужнее, бедра разошлись и белые струнки повисли между ними.

Николай Иванович сделал несколько шагов и встал прямо перед умирающей Галей. Их лица были на одном уровне и он отчетливо видел надувшиеся, пулсирующие вены у нее на лбу и висках. Светлые волосы, свисающие на лицо контрастировали с покрытым Багровыми и лиловыми пятнами лицом. Ее губы чуть шевелились. Кровь потекла у нее из носа, заливая выпяченную верхнюю губу и белые зубки. Галя тихо всхлипнула и слюна перемешанная с кровью потекла у нее изо рта. Глаза закатились. Лицо стало совсем багровым, щеки мелко дрожали. Ее гналившиеся кровью губы чуть выпятились вперед и Николай Иванович, почти не отдавая себе отчета в своих действиях шагнул вперед и вытерев с ее лица кровавую слюну поцеловал горячие, припухшие Галины губы.

Вряд-ли Галя это почувствовала. Ее тело еще дрожало в агонии, иногда подергивая перепачканными ножками. Но выпученные глаза выглядели стеклянно и бессмысленно. Николай Иванович еще минут пять для верности полюбовался ее телом раскачивающимся под баскетбольным щитом и только потом перерезал прыгалки.

Переделанные из старых джинсиков, короткие шортики, кроссовки и футболка – самое близкая к спортивной форме одежда, которуя нашла Лена. Николай Иванович сунул ей в руки волейбольный мяч и повел к зарешеченному окну. Привязанная к решетке веревка от срезанных с Галиной шей прыгалок, смотрелась вполне обыденно. - Тебе подарок от Валерия Никитича – сказал Н.И . помахивая в воздухе узкой коробочкой. - Встань на скамейку и закрой глаза.

Лена тряхнула рыжими кудрями, расплылась в глуповатой улыбке и послушно шагнула своими длинными ногами на невысокую длинную скамейку, стоящую под окном. – Закрой глаза напомнил Н.И. и быстро обернул веревку вокруг ее шеи. – Ой что это – рука Лены дернулась было к шее. – Мяч держи и не подсматривай, прикрикнул Н.И., на всякий случай прикрывая ей глаза ладошкой. Лена послушно простояла тесекунды за которые Н.И привязал веревку к решетке. Лена открыла глаза как раз что бы увидеть выезжающую из под ее ног скамейку.

Глуповатая улыбка еще держалась на ее лице, когда веревка перехватила ее горло. Выпавший из рук мячик звонко запрыгал по полу, в то время как ее пальцы рванувшись пытались ослабить веревку. Ноги панически и беспорядочно пытались достать до пола. Наконец, согнув руки в локтях Лена вцепилась в решетку и даже чуть подтянула себя, что позволило ей вздохнуть и завизжать. Музыка была громче. Бледное, как побелка на стене лицо было испуганным. Было видно как она тяжело дышит и как напряжены ее руки. Маленькая, красивой формы грудь с отвердевшими сосками, чуть подрагивала, четко прорисовываясь под натянувшейся футболкой. Руки задрожали и ее тело задергалось вверх и вниз, но в обоих направлениях короткая петля преграждала путь ее горлу. Из огромных зеленых глаз хлынули слезы. Подошвы кроссовок скрипели по стене , взбираясь вверх, выгибая ее тело вперед и еще больше душа ее. Правая рука в тщетной попытке вцепилась в узел на решетке, Левая а затем правая руки разжались она коротко вскрикнула и решетка зазвенела когда ее тело повисло в тугой петле. Ее руки заскользили по скошенному, покрытому пылью подоконнику, но подтянуть себя она не смогла.

Было видно что на разумные действия Лена больше не способна. Паника заполнила ее глаза из которых продолжали литься слезы. Длиные ногти зарапали шею с набухшими венами, но не могли ослабить веревку. Согнутые ноги заколотили в стенку, гулко шлепая подошвами. Длинный розовый язык вылез изо рта между наливающихся кровью губ.

Не чувствуя что она только сильнее вдавливает веревку себе в горло, Лена пыталась карабкаться по стене, то выгибаясь дугой, так что грудь казалось прорвет футболку, то прижимая тело к решетке и стене выпячивая на Н.И. чуть раздвинутые коленки. Руки метались царапая воздух, тело и стенку. В какой то момент ее ноги вскарабкались так что икры прижались к ляжкам. Коленки разошлись и Н.И. Увидел что узкая полоска джинсовой ткани контрастно темная на фоне белой нежной кожи ее ног глубоко вошла в между ее припухших половых губок и вся намокла. Эти губки, примятые, покрытые рыжеватыми волосками вдруг возбудили Н.И., но ноги Лены сорвались вниз и опять беспорядочно заколотили по стене.

С нарастающим возбуждением Н.И смотрел как тряслись ее кудряшки и как лицо становилось темнее медных волос. Несколько ногтей сломались и руки скребушие стенку оставляли кровавые следы. Язык все больше вылезал изо рта и капал слюной на футболку и на мечущиеся, стучащие по стене ноги. Стекло дребезжзло – все окно тряслось от изгибов и толчков ее тела. Каждая попытка развернуться или оттолкнуться от стены все сильнее вжимало веревку в ее шею. Шея удлиннилась и казалось что если она вытянет ноги то достанет до пола, но ноги то колотили стенку, то вытягивались вперед, будто оттлкивая что то пред ней.

Под тонкой полу-прозрачной кожей гладких ножек и низа живота проступили красные пятна. Голова склонилась вперед и колечки волос прикрыли закатившиеся глаза и выпавший изо рта язык. С намокших шортиков капало. Руки плетьми упали и закачались у коленок. Она уже не боролась, но умирающее тело иногда спазматически дергалось и раскачивала ее тело. Носки кроссовок все же чуть не доставали до пола. Подйдя к ней Н.И. всял ее за мокрый от слюны подбородок, при этом ее язык лег ему на руку. С трудом приподняв ее голову он посмотрел в ее большие, мертвые глаза, посмотрел как белизна вытянутой исцарапанной шеи переходит через веревку в багровость подбородка. В последней конвульсии она выгнулась, коснувшись Н.И. грудью, и повисла абсолютно неподвижно.

Римма была нимфоманкой. Это читалось в ее маслянных глазах. По этим глазам Н.И и выделил еще не совсем оформившуяся девочку в строю на пересылке в колонию где он и подбирал свой контингент. И сдавать физкультуру она пришла в сврхкороткой юбке, узорной кофточке, на шпльках и в полном ярком макияже. Первое на чем остановились ее глаза был бугорок на тренировочных Н.И. еще не остывшего от воздушного танца Лены. Римма подошла и привычно присела перед ним на корточки.

Полуприкрытые глаза Риммы блестели когда мыча и постанывая она набив рот твердеющим членом Н.И. то пыталась его проглотить, то вытворяла языком и губами черт знает что. Н.И. покачивался на ослабевших ногах, смотря на Римму сверху вниз и две ленивые мысли неназойливо проступали сквозь наслаждение. Первая мысль о том что он никогда не видел что бы Римма носила трусы ( обильная влага выделяющаяся между ее тонких ног сделала колготки совершенно прозрачными. И еще Н.И. думал что ему будет не хватать Риммы.

Несколько раз сглотнув, Римма с сожалением выпустила из перемазанного помадой рта слабеющий член Н.И. и не вставая вопросительно на него посмотрела снизу вверх. Взяв одной рукой ее за руку а другую положив ей на промежность Н.И. Поднял ее сильно массируя рукой через колготки ее податливые влажные губки. Римма заскулила и закатив глаза стянула через голову кофточку и облокотилась на Н.И. Н.И. начал стаскивать с нее колготки не забывая массировать возбужденную девочку. Колготки легко сползли с худых ножек. Н.И. опять заметил что нога в коленке была толще крепкого но тонкого бедра. Н.И. практически понес Римму на копошащейся во влажном тепле руке к стремянке стоящей под канатом. Второй рукой поглаживая и теребя ее маленькие грудки. Когда Н.И. Ввел в нее палец Римма часто и мелко задышала, покачиваясь не нетвердых ногах. Все пять ступенек он поднимал ее ставя ее ножки вытягивая ее насашенное на его пальцы тело и поднимаясь за ней сам. Римма подвывала каждому движению его пальцев не обращая внимание на колготки привязывающие ее тело к канату. Неуклюже, рукой и зубами Н.И затянул узел. Поцеловав ее запрокинутое лицо и дернув пальцами так что Римма вскрикнула от удовольствия Н.И. толкнул ее с лестницы.

Римма тихо аннула потеряв опору. Ее тело мдленно заскользило вниз вдоль каната и широкая полоса колготок привязавшая ее горло к канату начала скручиваться в жгут. Толстый канат чуть прогнулся остановив движение ее тела и вызвав задушенный кашель Риммы. Ее удивленные глаза пытались найти спрыгнувшвго с лестницы Н.И. но он, стоящий чуть в стороне, был вне ее поля зрения. Плотный жгут поджал ее подбородок и Н.И. слышал как скрежетали ее зубы. Прерывистый хрип Риммы был еще неприятнее. После нескольких коротких попыток ослабить жгут на горле, ее руки сомкнулись на канате высоко у нее над головой.

Она чуть подтяивала себя вверх и ее поцарапанные ножки плавно сгибались и дергались вниз, помогая ей подтянуться. Н.И вытянул свою ладонь и поймал одну из качающихся ступней – она была не длиннее его ладони. Ножка сильно дернулась и ударила по болтающемуся сзади нее канату. Моментально обе ее ножки обвились вокруг каната пытаясь найти в нем дополнительную опору. Немного поскользив по толстым перевитым волокнам ее ступни кое как закрепились на нем. Худенькие бедра изогнутых ног совершенно не закрывали раскрытых, влажных, темных половых губок с дрожащими на них капельками влаги. На выгнутом вперед теле отчетливо выступили все ребра, над втянытым плоским животом. Поднятые руки натянули кожу и плоская грудь совсем не выступала вперед и росовые сосочки терялись на покрасневшем от напряжения теле.

Высоко закрепленный канат с отчаянно пытающейся удержаться Риммой беспорядочно качался во все стороны. Н.И. поймал свободный конец каната и встряхнул его. Руки Риммы вытянулись до предела и сорвались . Тело съехало на несколько сантиметров вниз, еще сильнее закрутив жгут и выдавив из Риммы тихий сиплый всхлип. Ее ножки быстро быстро сацучили в воздухе и канат начал выписывать совершенно непредсказуемые колебания, часто пронося маленькие дергающиеся ножки мимо лица Н.И.

Римма долго не теряла сознание. Слезы несли потоки туши и румян по ее щекам, капая вниз мутными каплями. Сбоку было видно как жгут колготок глубоко вмялся между шеей и нижней челюстью. Глядя на ее искривленное лицо , казалось что она пытается проглотить что то колючее. Помада запачкала зубки приоткрытого ротика. Губы двигались и Н.И даже показалось что она путаеться произнести его имя. Видимо ей становилось все больнее, потому что слезы текли все сильнее. Она подогнула ножки и на худенькой попке выступили кости , а когда ножкi упали вниз юбка уже не закрывала больших ямочек на ягодицах.

Малый вес все не давал ей потерять сознание. Она корчилась и слезы прямо брызгали из ее глаз. Н.И. поднялся на одну ступеньку лестницы и протянул руку к ее промежности. Его рука казалось утонула в теплой влажной мякоти. Казалось там было место для всей руки. Сначала меленно и осторожно, а затем все сильнее он начал ласкать ее плоть. Ее ноги обвились вокруг его руки и их движения насаживали ее еще больше на его руку , душа ее еще сильнее. Чувствуя текущую по руке и ее ногам слизь Н.И уже почти со всей силы тискал, захватывал, давил рукой нежные скользкие стенки ее влагалища, выскользающие из пальцев половые губки, напряженный клитор. Ее руки обвились вокруг своего тела. Посмотрев ей в лицо он увидел что гримаса боли исчезла сменившись бездумно пьяным выражением, так знакомым Н.И. регулярно трахавшему Римму.

Несколько минут она качалась на его руке, все глубже проникаюшей всей ладонью внутрь ее. Ее трепет и дрожь становились все слабее и когда пальцы его полностью вошеджих в нее ладоней дошли до какой –то внутренней стенки он уже висела почти неподвижно.

Н.И вытирал руку сваленной в угол волейбольной сеткой, глядя на перемазанное косметикой девчачье лицо, плоскую грудь и блестящие от слизи узкие бедра. Канат лениво раскачивался, словно и не была привязанна к нему легкая повешенная девочка. Когда капельки мочи закапали из нее, М.И. подтолкнул под нее волейбольную сетку.

Вороватую и хитрую Вику никто особо не любил, кроме пары московских гостей, конечно. А ценили высокие гости необычайную Викину гибкость и пластичность, по слухам позы девочка изобретала самые невероятные.

Вике пришлось пригрозить возвратом в колонию, прежде чем она сняла джинсы и водолазку 'мешающие спортивным упражнением' . Николай Иванович заверил однако что у такой спортивной девочки проблем с комиссией возникнуть не должно. Если Вика им покажет как она закладывает ноги за голову, никаких вопросов больше не будет. Может Вика закинуть ноги за голову?

Вика Улыбнулась и без слов села на постеленный мат. Взяв ногу руками спокойно заложила ее за голову, победно посмотрела на НИ и так же закинула вторую ногу, повалившись на выгнутую спину и выставив на Н.И. трусики плотно обтягивающие содержимое. Вика приподняла себя на руках а Н.И. с восхищенной улыбкой обошел Вику и наклонившись быстро обвязал вунутой из кармана веревкой-вязкой скрещенные за головой Викины ноги. Вика дернулась и упав на спину попыталась освободить ноги руками, но ничего не выходило. Викины протестующие крики не заглучали музыки. Пока Н.И ходил за ножницами Вика умудрилась перевернуть себя и сейчас копошилась выставив на Н.И разведенные половинки крепкой попки. Не дав ей перевернуться обратно. Н.И придавил ее коленом и аккуратно разрезал ей трусы и лифчик, Перевернул на спину и развернул лицом к шведской стенке. Н.И. не умел делать настоящий висельный узел, и смастерив простую затяжную петлю перекинул через верхнюю выступающую планку и привязал к другой планке. Вика с узасом наблюдаящая за его действиями то копошилась как опрокинутый таракан, то визжала громко хлопая руками по мату. Склоненная вперед голова, над которой как длинные ушки виднелись ноги, поворачивалась за Н.И.

Н.И. пришлось перевернуть ее на спину, что бы не попасть под поток ее плевков. С трудом просунув правую руку между ее бедром и талией, Н.И с трудом приподнял девочку и отбрасывая левой ее царапающиеся руки, понес ее к петле. Потом Приподняв ее под попу коленкой, аккуратно легшей между раздвинутых ягодиц, и поставив ногу на одну из планок, Н.И продел ее голову в петлю и зашипев от боли, когда ее ногти впились в его руку, вынул правую руку и убрал коленку.

Охрипший визг оборвался коротким всхрюком и петля затянулась прижав ее волосы. Побелевшие от оттока крови ступни дернулись у нее над головой, но вязка держала крепко. Взав ее за прижатую к телу ляжку. Н.И развернул ее к себе лицом. Лицо уже потемнело и из носа потекла струйка крови . Капельки крови пролетали мимо маленькой груди и падали на живот, близко к открывшвшемуся входу в влагалище. Ее тело почти не дергалось. Лишь мышцы живота и ног пульсировали в бешенном темпе. Прямо на Н.И. выставилась росовая по краям и темнеющая к центру звездочка ее ануса. Звездочка тоже пульсировала то немного вминаясь внутрь, то выпячиваясь обратно. Натруженный член выпятился через тренировочный костюм и выпустив его на свободу, Н.И. попытался его ввести в тугой Викин анус. С таким же успехом можно было попытаться пробить членом стенку. Викино тело покачивалось от усилий Н.И. Руки тянущеся из-за ног руки зарапали воздух, не дотягиваясь до Н.И. Веревка выдавила ее язык на ружу. Н.И. отошел оглядывая нелепо загнутое висящее тело.

В отличие от дергающихся и извивающихся предшественниц Вика умирала почти неподвижно, только мышцы играли на задранных ногах и легко подергивались багровые щеки на склоненном вниз лице. Руки скользики по деревянным стоикам шведской стенки не в силах ухватится. Мутноватые капельки стекали из ее ширико открытоко красного влагалища на призывно пульсирующий анус. Ноги тянулись вверх обрамляя ее тело со складочками на животе и загибались за ее вытягивающуюся шею. Руки дергались где то сзади стуча по перекладинке но не находя опоры. Н.И подошел поближе и положил руку ей на ляжку тянущуяся вдоль кажущегося очень коротким тела. Рука чувствовала дрожь каменно крепкой, гладкой ножки. Положив руки на ее желеобразные и почему то очень холодные грудки Н.И. ввел в нее свой торчащий член. Он не чувствовал никакого сопротивления. Всяв ее за так удобно закруглившеся внизу ягодицы и стал двигать ее по себе. Он почти не чувствовал ее мягкой, сочащаяся влагой плоти. Он сжимал ее напряженную задницу стараясь раскачивать ее все сильнее и сам задвигался как можно быстрее, глядя в ее безумные, вылезающие из орбит глаза на красном, бессмысленном лице. Складки на перетянутой шее посинели и язык почти достовал до подбородка. Белая пенистая слюна свисала с языка и капала вниз.

Наконец, потеряв дыхание Н.И медленно вынул, блестящий от смазки член и опять попытался раскрыть им тугую звездочку чуть пониже текущего влагой влагалища. Понемногу он вдавливался в тугое горячее отверстие

... слишком горячее. Выматерившись Н.И выдернулся из нее и почти сразу из незакрывшегося отверстия показалась бурая вонючая масса. Н.И удержал порыв рвоты, когда взглянул на свой немного испачканный член.

Вика еще была жива. Ее руки и тело чуть дрожали в предсмертной агониии. Слюна вытекала из раскрытого рта.

-Засранка – громко сказал Н.И. И отвязав веревку спустил ее тело так что поа почти касалась наваленной на пол кучи. Подойдя так что бы не вляпать в кучу кроссовки Н.И. Вставил перепачканный член ей в полный слюны рот. Он омыл член у нее во рту и вытер кончик о ее язык. Но не больше. Мертвые девочки не делают минет.

Машенька была глупа, доверчива и позволяла делать с собой все что угодно. Н.И сам видел как два здоровых мужика, которых даже не представили ему, во время устроенной оргии вдвоем мочились на ее улыбающееся лицо, стараясь попасть в открытый рот. Маша сама , по первому требованию разделась, обнажив свое узкобедрое тело, почти мальчишеское если бы не пара крепких круглых грудей. Длинная веревка лежащая на полу была привязанна к верхнему креплению волейбольной стойки.

-Держи Машенька, - сказал Н.И. вручая ей веребку в обе руки и продевая сквозь пушистые пепельные волосы простой свободный узел. – Держи крепче. Маша с интересом смотрела ка он продел веревку через крепление второй стойки и налегая всем телом потянул.

Да Машенька была глуповата, ничего не понимая он сделала несколько шагов вбок, ее руки широко разошлись и веревка заскользила через них затягиваясь у нее на шее. Все еще держась за веревку, как и было приказанно, Машенька удивленно дернула головой, будто пытаясь расслабить тугой воротник и поднимаясь на цыпочки что то прохрипела через стянутое горло. Н.И. нажал посильнее, Машины руки скользнули к горлу, теряющие опору ножки заскребли по полу а потом задергались над ним немного не доставая. Веревка здорово провисала там где кольцо обхватило Машину шею. Не в силах просунуть пальцы под узел Маша схватила веревку с обоих сторон, натягивая ее на себя. Хрипя и наливаясь кровью, Маша чуть ослабила узел (ее напряженные ножки будто ступили на ступеньку повыше ) и с шумом вдохнула, но проскальзывающая по ладоням скользкая веревка вновь начала затягиваться и пальчики вытянутых ножек чуть коснулись пола и закачались над ним. Веревка пружинила и дергалась от машиных усилий подтянуть ее к себе и ослабить узел. Стоя чуть сбоку Н.И наблюдал как прыгает ее грудь, как ножки бегут по воздуху.

Он еще чуть подтянул веревку, задавив Машин хрип и чуть приподняв ее в воздух и закрепив веревку на крюке выдвинутом из пола встал перед Машей. Натянутая между стойками веревка образовывала тупой угол, острием которого была машина шейка. Угол все врема менялся, так как машино тело качалось вверх вниз. Колебания веревки и неравномерные рывки Машиных рук раскачали в стороны ее ножки Она чуть поджимала их в коленках и дергалась пытаясь поднятся повыше и вздохнуть. Расставив ноги Маша прыгала по воздуху не доставая пола. Узел все сильнее сжимался у нее на шее. Маша уже не хрипела, но круглые блестящие глаза осмысленно и с болью смотрели на Н.И. А Н.И. выпустив на волю свой недоудовлетворенный Викой член, подошел к Маше и взяв ее за лодыжки приподнял ее ноги. Маша дернулась и попыталась обвить его ногами , но натянутая веревка отпружинила ее тело. Н.И подошел поближе и с силой дораздвинув Машины бедра опустил горячую и тесно-влажную Машу на себя. Маша пыталась наити опору в ногах оплетенных вокруг его бедер, но веревка оттаскивала ее назад. Машаины руки опать вцепились в веревку. Отталкиваясь от него вверх Маша могла вздохнуть, но сразу же теряла баланс и падала вниз, кряхтя, когда узел затягивался, потом она поджимала себя ногами к нему и опять отталкивалась вврех за новым глотком воздуха. Н.И. стоял на ватных ногах всецело отдавшись наслаждению. Тугая и почти обжигающая она скользила по его члену, затем когда она падала и узел сдавливал ее шею Н.И чувствовал как сокращаются ее мышцы и как его член сдвливает а затем чуть расслабляясь она судорожно подтягивалсь, надеваясь на него. Казалось это продолжается вечно, иногда Н.И. делал шаг на неверных ногах и то ли угол то ли еще что то менялась и новая гамма наслаждения заливала Н.И теплой волной.

Давно уже Николай Иванович так не кончал. Весь содрогаясь он выпустил в Машеньку , кажется годовые запасы, и попытался сесть на подкашивающихся ногах. Кольцо Машенькиных ног чуть задержало его, но двойного веса Маша не выдержала и ее ножки разжавшись повисли у лица плюхнувшвгося на пол Н.И.

И тот шас же Н.И. Получил по физиономии удар оной из ножек. Отползя (встать не было сил и желания) Н.И. снизу и чуть сбоку наблюдал за смертельным танцем Маши. Ее руки кользили по веревке, но веревка безжалостно затягивалась на ее горле. Ножки выписывали зигзаги перед лицом Н.И. Снизу было явно видно как веревка полностью утонула в длинной белой снизу шейке. Маша вся напряглась, прижав руки к груди. Ее ножки скрестились в ступнях и напряженные мышцы задрожались, казалось Маша изо всех сил пытается взлететь, ее ноги дернулись вперед и из открывшегося лона повисла белая капля на длинной и толстой струйке. Секунду Машино тело дрожало от напряжения а затем резко расслабилось кровь потекал из ее чуть вздернутого носа и ее ноги побежали в последней безумной агонии. Еще несколько секунд ее тело извивалось и дергалось сильными рывками, Закачавшяся веревка беспорядочно замотала ее тело. Руки упали вдоль тела, ладонями наружу, Пальцы несильно сжались в кулаки и медленно разжались. Капля его спермы упала на пол. Веревка еще долго раскачивала ее неподвижное тело.

Н.И. подошел к брусьям и поднял один из них максимально высоко. То есть не очень высоко- где то на уровне его головы. Затем медленно подтащил пару гирь из тренерской. Тонкая, смугловатая Наташа скинув босонжки поболталась минуту на высоком брусе, смешно поджимая ноги в обтягивающих джинсах в тщетных попытках подтянуться. Когда же она неуклюже спрыгнула на пол. Н.И. быстро , как аркан накинул ей на шею затяжнуя петлю и прекинув веревку через оба бруса – высокий и низкий потянул за нее. Наташа удивленно захрипела и встала на мыски. Н.И уже стал привыкать к вытянутым девичьим телам, стоящим на цыпочках или висящим в воздухе. Он тянул, легко преодолевая сопротивление ее тонких пальцев вцепившихся в медленно перетягивающуюся по брусьям веревку. Он на секунду вздернул издаящую горловые звуки и высунувшую язык Наташу в воздух и удерживая веревку зашел за нижний брус и привязал к веревке 32 килограммовую гирю затем медленно отпустил веревку. Наташины дергающиеся ноги проскебли по полу, затем встали на пальцы и наконец опустились на всю стопу. Наташа подняв руки пыталась подтянуть веревку на себя, но 32 кг было для нее многовато – петля душила ее. Поджав ноги Наташа начала медленно опускаться на колени. Она душила себя и слезы боли текли по красному лицу с проступившими мелкими жилками, Но гиря ползла вверх. Однако вскоре гиря легко стукнула о брус и остановилась. Наташа ,крякнув, застыла в нелепой полуприсевшей позе, с коленками не достояющими до пола. Посидев в такой позе где то секунду она выпрямилась и гиря резко скользнула вниз, по инерции заставив привстать Наташу на носки. Однако она успела просунуть руку под веревку и теперь напрягаясь изо всех сил, могла иногда вздохнуть. Кумачевая краснота чуть схлынула с ее лица, но мелкие венки все еще выделялись на розовой коже. Прикушенный язык спрятался за темными губами со смазавшейся помадой.

Н.И. Подошел к ней и начал медленно растегивать пуговицы на ее блузке. Наташа было дернулась но гиря качнулась и привстав на носки Наташа сосредоточилась на веревке. Сил расширить петлю у нее не было, и Наташа просунула руку мезду веревкой и горлом, пытаясь подтянуть веревку другой рукой. Н.И. едва касаясь пальцами гладил ее загорелое, покрытое мягким пушком тело, Потом взял в ладони ее грудки и стал играть с ними глядя в ее молящие глаза, слушая ее свистящее мелкое дыхание. Затем опустился и расстегнув молнию стащил с нее узкие джинсы и белые, намокшие в промежности, трусики. Когда он поднимал ее ноги что бы протащить одежду, гиря чуть задергалась и Наташа засипела и вытянулась на одной ножке.

Н.И отошел назад и медленно держа 16 киллограммовую гирю на плече привязал ее к свободному концу веревки. Когда он медленно отпустил гирю, на шею девочки весящей килограмм 50 давило 48 килограмм. Практически Наташа была повешенна стоя на земле. Н.И легко потянул за веревку и Наташино тело взмыло в воздух. Ее рука держашаяся за веревку коснулась бруса и упала к горлу, на помощь первой руке. Н.И стоял сзади и смотрел на Наташину круглую попку, поднявшуюся почти до его лица. Попка напрягалась и расслаблялась и ножки быстро бежали в воздухе. Н.И отпустил руку И Наташино тело медленно рывками, в такт извивам ее тела заскользило вниз. Палхцы коснулись пола и казалось попытались в него вцепиться. Наташа так и осталась стоятх на цыпочках

Веревка оставляла белые, быстро краснеющие следы на просунутой под нее руке, рука сильно давило на горло и лицо темнело. Н.И провел по нему пальцами. Лицо было горячим и мокрым от слез. Проведя рукой по аккуратно подстриженному темному треугольнику волос Н.И. протиснул руку между ее напряженныч бедер и погладив нежную кожу, аккуратно повел палец вверч, пока тот не утонул в чем то сколхзком и нежном. Наташа всхлипнула и дернуласх так что ее тело на секунду оторвалосх от пола. Н.И. Водил в ней пальцем, Чувствуя как нарастает собственное возбуждение и как с болью вырастает усталый бугорок на тренировочных. Наташа задушенно постанывала и конвульсивно дергаясь покаъивалась на пальцах ног. Возбудившись Н.И. Приподнял ее ноги и с силой Насадил Наташу на себя. Наташа попыталась обчватить его ногами, Гири чуть опустились, но продолжали так же давить. Держа ее под бедра, Н.И. начал двигать ее вверх-вниз, затем в один момент он силхно дернул ее за руку и выдернул ее из под петли. Наташа кашлянула и задергалась. Ее бедра напряглись и Н.И. вцепился пальцами в кожу под которой бешенно сокрашались жеские мускулы. Ее пятки весьма ощутимо били его по ногам. Но Н.И. Ожесточенно водил Наташей по себе чувствуя ее сокращения, спазмы и расслабления. Лицо стало совсем красным. Язык будто дразнясь вылез изо рта. Мускулы на ножках под утонувшими в Наташиной плоти пальцами Н.И. Напрягались все с большей натугой, все медленнее. И через пару минут Н.И. поняв что имеет дело с мертвым телом, прекратил свое занятие.

Лену Высокую (не фамилия а прозвище) Н.И. оставил на последок. Красивая, рано созревшая девочка, сразу поняла прислуживающее положение Н.И. и так ни разу не позволила ему воспользоваться своим пышным упругим телом. Войдя в зал Лена полуъила короткий удар под дых и была отконвоированна со связанными руками на кучу матов сложенных под кольцами. Держа ее болевым приемом за челюсть Н.И. Привязал мышащую Лену широкой лентой бинта к одному из колец, а затем спрыгнув со стула разорвал на ней платхе и белье, открывая так долго недоступное тело. Н.И. выключил магнитофон и несколько минут слушал поток угроз и криков. Медленно, глядя ей в глаза он потащил верхний мат у нее из под ног. Лена взвизгнула когда ее ноги поехали вперед и бинт наднавил на горло. Мелкими шажками она отступала назад, глядя на выезжающий из под ног мат. Вот пальцы ее ног согнулись сверкнув красным лаком, но не удержали мат и Лена встала на следующем мате, ее пятки чуть не доставали до его поверхности. Она болхше не кричала а лишь поскуливала от страха. Н.И. Поставил стул рядом с ней и всав на него потянул кольцо вверх. Лена прибинтованная к кольцу вытянулась и встала на цыпочки. Отпустив кольцо Н.И. Нажал ей на подбородок и засунул натруженный член ей в рот. Лена поыталась стиснуть зубы и получила болезненный удар в нос. Неуклюже держа его член во рту Лена не двигалась и Н.И. пришлось дергать за кольцо, что бы добиться хоть какой нибудь реакции, Однако энтузиазма Лена явно не проявляла. Спрыгнув со стула Н.И потянул следующий мат. Когда ее пальцы закаъалисх на его краю Лена не выдержла и заплакала. Невнятные слова сквозь слезы умоляли Н.И не мучать ее. Н.И выдернул мат и Лена коротко всчрапнув опустиласх на подушечки палхцев ног. Н.И. встал обратно на стул и вернул свой полунапряженный член в полуоткрытый Ленин рот.

Наверное Лена думала что у нее есть шанс спастись и в надежде дала Н.И. прекрасный минет. Бинт чуть сдавил ей горло и когда Лена запыхавшись останавливалась и пыталась отдышаться, Н.И. ощущал как теплый воздух щекочет лежащий на ее языке член. Чуть потягивая за кольцо Н.И. заставлял Лену полностью заглатывать и ему казалось что он чуствует стянутое бинтом горло изнутри. Лена закашлялась и Н.И. выскользнув из ее губ, скользнул по обслюнявленному подбородку. Медленно, наслаждаясь каждой минутой он смотрел в плачущие испуганные глаза и тянул на себя следующий мат. И вот Ленино пышное тело закачалось в воздухе.

Ее ножки косолапо, задергались и грудь аппетитно заколыхалась. Н.И. хотел подойти и потрогать ее, но замолотившие ножки наполнили воздух. Зайдя сбоку Н.И. все же наполнил руки ее грудью и прижался к ее телу. Затем стараясх не получитх брыкающимися ногами в лицо взял ее ноги в руки и с силой раздвинув ей бедра, начал ее жестоко насиловать. Не думая ни о чем он со всей силы сжимал и кусал ее грудь и плечи, на которых показалась кровь, тиская ее ноги лежащие на его бедрах. Лена чрипло стонала, слезы текли по щекам и подбородку, связанные руки дергались за спиной. Н.И долго не мог кончить, он дергал Лену в воздухе, царапая ногтями кожу ей на ляжках, с члопанием полностью вчодя в нее и утукаясъ лицом в ее расцарапанную и покрутую синяками грудь. И вот после короткого оргазма Н.И отвалился от измятой Лены оставив ее умирать в петле.

Бинт душил Лену очень медленно. И Н.И. Все еще запыхавшийся смотрел на ее агонию. Лена раскачивалась, колотила ногами, иногда делая паузы и тогда ее повернутые внутрь ступни покачивались над матами. Ее тело извивалось в воздухе, Она поджимала ноги открывая покрасневшие воспаленные половые губки и ляжки все в синих следах от его пальцев. В какой то момент она повисла спокойно и струйки побежали по ее ногам , капая на дермантин мата. Она была еше вполне жива и даже немного хрипела, но в глазах стояло сумашествие. Она опять задергалась, усиленно двигая тазом. Что то страшное и противное было в ее бесстыдных конвульсиях, Розовая густая пена потекла у нее по ногам. Н.И зашел в тренерскую и взял в руки легкоатлетическое копье. Когда он вернулся, Лена вовсю дергалась и растирала ляжками текущую по ним жижу. Размачнувшись Н.И. воткнул ей копье под левую грудь. Лена дернулась и застыла чуть покачиваясь и отбрасывая на пол странной формы тень. А утомленный Н.И задремал на матах с чувством выполненного задания.
Post Reply