Наслаждайся пляской

Post Reply
User avatar
Кристина
Posts: 257
Joined: Fri Mar 13, 2020 10:32 pm
Has thanked: 411 times
Been thanked: 66 times

Наслаждайся пляской

Post by Кристина »

В тысячный раз ты огляделась, как ты попала сюда, заслужила ты или нет свою участь, все это уже не имело никакого значения. Ты посмотрела на других пленниц, все очень молоды, все хороши собой, каждая погружена в свои мысли, думая о скором конце. У каждой была своя история, но все это было уже в прошлом.

Теперь было важно только одно: очень скоро вы, все пятеро, будете мертвы. Каждая из вас была должна встретиться с неизбежным и та судьба, что вела вас по жизни, должна была привести всех к одному концу. Ты смотрела на своих четырех соседок по камере и понимала, что они чувствуют то же самое, что и ты……… страх, отчаяние и безысходность.

Дверь камеры распахнулась и вошел высокий, крепко сложенный, мужчина с небольшой коробкой. Он объяснил, что вы, все пять, будете казнены еще до полуночи и вы должны тянуть жребий, чтобы определить очередь. Одна из вас упала на пол, содрогаясь в рыданиях, «Нет, это слишком жестоко, я не хочу этого!»

Палач пожал плечами и сам вытянул жребий, на деревяшке стояла цифра «1». «Отлично, крошка, ты будешь первой». Затем он протянул вам коробку каждой из вас и вы поочередно вытянули обрубки дерева. Тебе достался четвертый номер.

Забрав роковые деревяшки, палач сказал, что вы сами определили свою участь, затем он добавил, что если у вас хватит воли, то все кончится легко и быстро. Если же нет, вы сделаете хуже только самим себе. С этими словами он повернулся и дверь захлопнулась.

Теперь вы могли спокойно думать о приближавшейся смерти. В это время, ты думала, с легкой иронией, что самое лучшее в твоем положении то, что тебе дали возможность рассмотреть все получше, прежде чем ты сама окажешься в таком положении. Однако жизнь есть жизнь и очень скоро ты начала мечтать о самом приятном, видя себя в роскошных платьях, сверкающих драгоценностях, в туфлях на высоком каблуке и обо всех тех вещах, которые кажутся женщине столь восхитительными. Почему бы и нет, думала ты про себя. Теперь вы все прихорашивались, поправляли прически, стараясь выглядеть, как можно красивее в эту последнюю прогулку. Но в глубине души ты знала, что все это скоро оборвется. После всего, что было, перед лицом вечностью, тебе придется встретится со смертью, повиснув на конце веревки!

Дверь открылась и вошел палач в сопровождении четверых подручных. Он вызвал девушек, получивших первый и второй номера, и по бокам каждой встали охранники. Узницы среагировали почти одинаково. Первая забилась в угол с диким воплем «Нет», мотая головой и дрожа всем телом. В это время вторая, вторая упала на колени и зарыдала, умоляя чуток повременить, повторяя, что еще слишком рано…, что до полуночи еще очень много времени.

Стражники мягко подхватили их под руки и вывели из камеры, дверь закрылась. Вы слышали их удалявшиеся крики, их провели по коридору, наконец, захлопнулась вторая дверь и все стихло.

Тебя поразила та тишина, что воцарилась после их ухода. Ты пыталась думать о чем-то другом, о чем угодно, только не о том, что сейчас происходило совсем рядом. Но в твоей голове были только мысли о том, что сейчас чувствуют две эти несчастные женщины, и ты очень хорошо понимала то, что очень скоро узнаешь все это сама.

Номер три, точно лунатик, ходила взад-вперед по тесной комнатке. Она безумно озиралась, в ее глазах застыла ужасающая безысходность, она пыталась найти хоть малейшую возможность спастись, но прекрасно знала, что это невозможно. Не знаю почему, ты старалась не встречаться с ней взглядом. Ты была так напугана тем, что видела, и она отражала все нараставший твой собственный ужас.

Десять минут тянулись бесконечно. Ты то хотела, чтобы время шло быстрее, то чтобы оно замедлило свой неумолимый ход. Ожидание было страшной пыткой, но ты не хотела.

Тебя не столько пугала мысль о ждущей тебя смерти, сколько сознание того, что она не будет ни быстрой, ни легкой. Ты понимала, что уже ничего не можешь изменить.

Дверь распахнулась, вошли двое солдат, быстро подскочили к номеру «3» и вытащили ее из камеры. Она почти не сопротивлялась и вышла, не проронив ни звука. Уже в дверях она оглянулась и через плечо посмотрела прямо тебе в глаза. Отчаяние в ее взгляде заставило тебя содрогнуться всем телом.

Снова потекли минуты. Ты пыталась заставить себя думать о чем-то другом, но сознание того, что теперь твоя очередь разрушило всю твою волю. Ты чаще дышала, тебя сотрясала дрожь, зубы стучали, как кастаньеты. Едва ты взглянула на дверь, то услышала чьи-то приближавшиеся шаги. Вошли двое, подхватили тебя под руки и, стараясь не причинять боли, вытолкнули в сумрачный коридор. Иды по коридору, ты с ужасом смотрела на массивную дверь в его конце, она распахнулась, пропуская тебя внутрь. Ты вошла в небольшой зал. Там, рядом со стеной лежали два свертка, очертаниями напоминающие человеческие фигуры. Ты встрепенулась, словно от удара кнута, когда поняла, что это те две женщины, которые совсем недавно были рядом с тобой в камере.

Ты снова попыталась вырваться, но тебя втащили в камеру для казни, заставили сесть на кресло и крепко привязали. Две кожаные полосы крест на крест пересекли твои груди, еще одна обвила талию. Твои запястья и лодыжки охватили кожаные браслеты, прикрепленные к подлокотникам и ножкам тяжелого кресла.

Оглядевшись, ты обнаружила, что все стены камеры покрыты зеркалами, в ее центре медленно покачивалась петля палача. Тебя поразила толщина веревки, она могла свободно удержать коня. Яркий свет заливал комнату и ты замечала черную тень петли.

Рядом стояла номер «3», уже готовая к казни. Ее раздели догола и цепи кандалов, сковавших ее лодыжки, были прикреплены к ножкам стола, стоявшего в центре камеры. В камере она была одета во все черное и палач, по какой-то непонятной прихоти, оставил на ней туфельки на высоченном каблуке. Она наклонилась над столом и ее запястья были крепко стянуты кожаными браслетами. Так она и стояла, нагнувшись, с заведенными за спину руками, цепь кандалов была прикреплена к стянувшему ее талию широкому поясу. Еще одни широкий ремень сжал в ее руки, чуть-чуть выше локтей.

Ты слышала, как она тихо всхлипывала, пока палач затягивал ремни. Два странных предмета, похожих на вибраторы, засунули в нее, один во влагалище, другой - в задний проход. Ее заставили лечь грудью на стол, еще одну ременную ленту привязали к ее запястьям, пропустили между ногами и привязали к поясу, удерживая воткнутые в нее вибраторы. Теперь она не могла даже шевельнуть руками.

Ее лодыжки отвязали от ножек стола и, не взирая на ее крики, подтащили к петле. Палач набросил ее на шею осужденной, чуть повернул, чтобы узел оказался точно за ее левым ухом. Ей туго стянули вместе лодыжки, а затем последний ремень связал ее ноги чуть выше колен.

Она готова.

Палач что-то повернул на электронной панели управлении и пошел к тебе. Только теперь ты увидела, что веревка с петлей свисает с подвешенной к потоку электрической лебедке. Бросив взгляд на панель управления, ты заметила на нем переключатель со шкалой от «1» до «10» и две кнопки с надписями «вверх» и «вниз».

Заметив твое недоумение, он объяснил, что цифры определяют скорость вращения лебедки, и что тебе придется любоваться каждым мгновением предстоящей казни. Если ты попробуешь хоть на секунду отвести глаза, то когда настанет твоя очередь, он уменьшит скорость и продлит твои страдания.

«Это очень нелегко - смотреть», сказал он и передвинул движок на цифру «4».

«Хотите ли Вы что-нибудь сказать, прежде чем приговор будет приведен в исполнение?», обратился он к обреченной.

Она медленно покачала головой. Ее била дрожь и чудесные груди заметно покачивались. Со своего кресла ты слышала ее тяжелое дыхание.

Мотор под потолком ожил, медленно натягивая веревку. Ты посмотрела вверх и увидела, как начал вращаться барабан лебедки. В твоей голове пронеслось, что палач установил скорость «4». Не «1», а «4». Веревка натягивалась, но как медленно! Она едва двигалась.

Время шло. Ты заметила, что петля начала сдавливать шею несчастной. Поначалу это было можно понять лишь по ее дыханию. Оно участилось, стало более хриплым, затем из ее горла вырвался страшный сиплый стон. Ты оглянулась на палача. Он взглянул на тебя, быстро стал у тебя за спиной и осторожно сжал твою голову, заставляя смотреть прямо перед собой на задыхающуюся женщину. Ты еще раз посмотрела на него, потом стала смотреть на казнь.

Она дышала теперь куда чаще и жутко хрипела при каждом вдохе. Она попыталась приподняться на кончиках пальцев, чтобы ослабить давление на горло. Ты видела, как жесткая веревка начала впиваться в ее нежную кожу, узел заставил ее голову повернуться вправо и слегка наклониться.

Ее стоны стали громче, ваши глаза встретились и ты видела дикий ужас в ее зрачках. Она смотрела на тебя, взглядом умоляя о помощи, но что ты могла сделать! В зеркалах на стене ты видела ее руки, беспомощно сжимавшиеся и разжимавшиеся в тщетной попытке освободиться.

«НЕЕЕЕТ!», сипло простонала она, «РААААДИИ БОГААА, НЕЕЕЕЕЕТ!»

Очень медленно ее ноги оторвались от пола. Ее тело вытянулось, будто струна, ты с ужасом услышала, как она еще страшнее захрипела, пытаясь поймать хоть глоток воздуха. Твой взгляд остановился, ты замечала малейшие детали - ее лицо стало наливаться кровью, шея вытянулась, безжалостно сдавленная тугой петлей, все ее тело трепетало, точно вытащенная из воды рыба на удочке. Петля все сильнее затягивалась на ее шее, впиваясь и обдирая кожу, капельки крови, словно брызги алой краски, окропили веревку.

Перепуганная, ты еще раз попыталась отвернуться, но тебя снова заставили смотреть прямо перед собой, глядя на то, что очень скоро произойдет и с тобой. Ты увидела, как струйка крови появилась из угла ее перекошенного рта и медленно потекла по подбородку. Ты смотрел, как она медленно задыхается, все ее тело корчилось, ноги изгибались в тщетных попытках освободиться. Все мышцы ее прекрасного тела трепетали, то напрягаясь, то внезапно расслабляясь. Она извивалась в петле, ты видела, как жутко скрючились ее, связанные за спиной, руки.

Теперь ее тело уже затихло......., только ноги еще слабо дергались, пытаясь достать до пола. Вот их свела последняя страшная судорога, с одной из стоп слетела легкая туфелька и упала на каменные плиты. Воцарилось молчание, ее тело медленно покачивалось, слегка вращаясь.

Остановившимся взором, словно в забытьи, ты смотрела на ее теперь уже бездыханное тело, ее голова склонилась направо, подбородок прижался к плечу, растрепавшиеся длинные волосы спадали на грудь, ее связанное тело оцепенело, ноги вытянулись, будто все еще пытались коснуться пола.

К ней подошел доктор, вытащил стетоскоп и прижал к ее груди. На какое-то долгое мгновение все замерли, словно окаменев. Затем он повернулся и кивнул палачу.

Лебедка снова завращалась, разматывая веревку, опуская ее мертвое тело на пол.

Ты с ужасом глядела, как ее тело медленно опускается. Несколько подручных завернули ее в саван, все еще связанную. Им пришлось потрудиться, чтобы освободить глубоко впившуюся в нежное тело петлю. Наконец ее сняли с шеи казненной и она снова поднялась к потолку, тихо покачиваясь, точно так же, как тогда, когда ты вошла в камеру смерти. Теперь она ждала тебя.

Один из тюремщиков огляделся, поднял слетевшую с ее ноги туфельку и также сунул ее в сверток. Почти тут же в комнату внесли новый чистый саван и положили его у стены, ты поняла, что настает твой черед.

Двое подручных стали тебя развязывать. Сначала сняли ремни, стянувшие грудь, затем с запястий и лодыжек. Прежде чем расстегнуть пояс, один из них крепко сжал твои руки. Покончив с этим, тебя то ли понесли, то ли потащили к столу. Палач сам прикрепил браслеты кандалов на твоих щиколотках к ножкам стола. На тебе быстро вспороли платье, белье и небрежно швырнули обрывки в угол. Почему-то они оставили туфельки и чулки.

Легким толчком в поясницу палач заставил тебя лечь животом на холодную столешницу. Тюремщики довольно грубо заломили тебе руки за спину и защелкнули на них кожаные браслеты наручников. Эти кожаные обручи были широкими, охватывали основание твоих запястий и доходили почти до половины предплечий. На каждом из них было по два замочка, сверху и снизу. Когда их закрыли, твои руки оказались скованными вместе, локти прижались друг к другу. Один из стражников уже держал тебя за пояс, не давая пошевелиться. Вскоре тебе связали локти. Ты уже знала, что за этим последует и почувствовала неприятное жжение в паху. Палач загнал туда затычку, потом ты ощутили, как какой-то круглый предмет медленно входит в твой зад. Введя его, палач какое-то время продолжал крутить этот резиновый цилиндр, двигать его вперед-назад, едва не раздирая твои внутренности. Ты слышала странный хлюпающий звук, раздававшийся при его движениях.

«Не сопротивляйся», шепнул он мне, «я не издеваюсь над тобой, просто стараюсь причинить тебе поменьше боли».

С этими словами он резко втолкнул затычку тебе в прямую кишку. Ты выгнулась дугой от боли и пронзительно вскрикнула. За этим последовала вторая затычка, вонзившаяся почти тебе в матку. Чуть отступя, палач внимательно оглядел твою промежность, убедился, что концы затычек не торчат, похлопал тебя по заду и отошел в сторону.

Его помощники закрепили последний ремень, пропустив его тебе промеж ног, и помогли тебе подняться. Кожаная лента прочно держала загнанные в твое тело резиновые цилиндры.

Тебе помогли встать под петлю. В этот момент ты увидела последнюю из вас, под номером «5», привязанную к креслу, в котором ты сидела всего лишь несколько минут назад. Она извивалась всем телом, отчаянно вырываясь, встряхивая головой в тщетных попытках освободиться. Ты знала, что все это бесполезно. Ты знала, что и жить то тебе осталось всего лишь несколько минут, которые тебе придется провести в жутких предсмертных страданиях. Смерть твоей предшественницы все еще стояла перед твоими глазами. Даже сейчас ты продолжала видеть ее, корчащуюся и хрипящую, жизнь медленно покидала ее тело.

И вот ты стояла под петлей, твое тело будто окаменело, ты даже не пыталась сопротивляться. Твой взгляд остановился на едва покачивавшейся петле, становившейся все больше и больше, медленно опускавшейся к твоей шее. Палач набросил ее на тебя. Ты вздрогнула, почувствовав липкое прикосновение чужой крови к твоей коже. Легким движением палач чуть затянул ее, ты почувствовала, как стало труднее дышать. Как и у твоей предшественницы, он передвинул узел тебе за левое ухо. Уже затянувшаяся веревка слегка впилась в твою шею и при повороте чуть-чуть ободрала кожу. Теперь браслеты кандалов на твоих лодыжках соединили вместе, связали колени, так что ты не могла шевельнуться. Ты стояла на месте, с трудом удерживая равновесие.

Затянув последний ремень. Палач остановился и посмотрел тебе прямо в глаза. «Я поставлю для тебя первую скорость......... Наслаждайся пляской!!!»

Ты уже хрипло дышала, каждый вдох давался с трудом, петля начинала сжимать твое горло. В голове шумело, в висках гулко отдавались удары сердца. Сама того не желая, ты смотрела на свое отражение в зеркале перед тобой. Ты видела себя, стоящую обнаженной, связанной толстыми ремнями, с грубой веревочной петлей на шее. Ты видела, как твоя грудь быстро опускается и поднимается в такт твоему учащенному дыханию.

«Хочешь что-нибудь сказать?», спросил палач.>

Ты не ответила, лишь покачала головой. Твое отражение в зеркале, точно двойник, повторила эти движения.

Ты услышала, как мягко заурчал, оживая, мотор под потолком. Сердце начало биться, словно пытаясь выскочить из груди. Ты видела лишь медленно движение веревки, отражавшееся в зеркале. Тебя стала бить дрожи и с трудом удерживалась на ногах.

Мотор продолжал урчать, но ты веревка почти не двигалась. Ты снова посмотрела в зеркало и поняла, что петля начала затягиваться. Ты обвела глазами комнату и, наконец, остановилась на кресле. Пятая девушка сидела, дрожа всем телом, с ужасом глядя на происходившее с тобой.

Теперь ты почувствовала, как веревка впилась в твое тело. Поначалу, ты ощутила лишь легкое давление грубого узла за ухом. Потом петля начала врезаться в твою нежную шею. Ты непроизвольно поднялась на цыпочки, пытаясь уменьшить это давление.

В это мгновение ты поняла, почему тебе позволили остаться в туфельках. Ты уже и так стояла на кончиках пальцев! Высокие шпильки настолько подняли твои пятки, так что ты почти не могла приподняться. Собрав все свои силы, ты отвоевала несколько сантиметров, но очень скоро прочувствовала, как петля медленно продолжает затягиваться. Твое быстрое дыхание, теперь прерывалась кашлем и стонами, когда ты пыталась хоть на мгновение продлить свою жизнь.

В зеркале напротив, ты видела себя, видела, как твои ноги вытянулись будто струна, как ты уже стоишь на самых острых носках туфелек. Ты почувствовала, как веревка сдавила твою шею, захрипела, и в этот момент твои ноги оторвались от пола. Ты почувствовала сильный жар, кожа на твоем лице, казалось, лопнет от распиравшей ее крови, пока ты пыталась глотнуть хоть глоток воздуха. Но еще мгновение спустя ты поняла, что захлестнувшая петля, душившая тебя, впившаяся в нежное тело не позволяет сделать ни единого, даже самого маленького, вдоха.

Ты услышала жуткие звуки, как будто кто-то, надрываясь, волок тяжеленный мешок. Ты знала, что это твои последние попытки вдохнуть. Страшная безысходность завладела тобой, ты уже не могла удержать свои руки и ноги, искавшие пол, пытавшиеся уцепиться за воздух, ты отчаянно пыталась разорвать крепкие ремни, спеленавшие твое тело.

Ты в последний раз посмотрела на себя в зеркало. Ты увидела, как веревка глубоко впилась в твое горло, раздирая кожу, кровь капала на твои груди. Твое лицо побагровело, глаза выпучились, язык вывалился. Ты видела, как по телу прошла последняя, страшная судорога. Твое лицо начало синеть, затем почернело, раздались несколько последних, сдавленных хрипов. В это мгновение, неожиданно тебя охватило чудовищное наслаждение, заставившее трепетать все твое тело. Ты вытянулась, как струна, потрясенная этим внезапным оргазмом, самым сильным из всех, что ты испытала за свою недолгую жизнь. Чувство невероятной теплоты, идущее из паха разлилось по всему твоему телу, ты уже не ощущала боли, стало как-то очень легко.

Теперь ты будто оторвалась от земли, парила в воздухе, свободная от всего. Словно со стороны ты видела свое тело, слегка покачивавшееся на веревке. Ты ничего не чувствовала, просто видела, как к тебе подошел доктор, послушал, не бьется ли твое сердце и коротко кивнул палачу. Лебедка вновь завращалась, опуская мертвое тело.

КОНЕЦ
Post Reply